Пища Ра
Древняя цивилизация славяно-ариев – возврат из забвения

Хронология

3. Археологические свидетельства древней истории

Страница 1 . 2 . 3 . 4 . 5 . 6 . 7 . 8 . 9 . 10 . 11 . 12 . 13 . 14 . 15 . 16 . 17 . 18

«Всё, что известно о подлецах, – пустя-
ки по сравнению с тем, что неизвестно»


 


Археологические памятники древних Русов

Памятники древности свидетельствует о том, что египетская цивилизация никогда не была «молодой», ибо со времени первых династий фараонов (3200 г. до н.э.), т.е. с момента своего возникновения, она уже была сложившейся цивилизацией высокой культуры и зрелости, воспринявшей чьи-то знания «в готовом виде» и зафиксировавшей их как конечные выводы в виде наставлений. Первые египетские жрецы уже знали достаточно точно окружность и радиус Земли, умели вычислять размеры своей страны с точностью до одного локтя и определять координаты главнейших городов мира. Понятно, что для этого нужно было располагать инструментами, позволяющими рассчитывать точную широту и долготу, уметь вычертить карты с густой координатной сеткой и т.д. Отсюда следует, что в глубокой древности, задолго до строительства пирамид, существовал народ, располагавший этими знаниями и передавший египтянам свой богатейший опыт.

Значительные познания в точных науках не только египтян, но и шумеров, персов, индусов и китайцев могли быть получены лишь в результате накопления опыта исследований в течение многих веков. В частности, отдельные небесные явления (затмения, появление комет, метеоритный дождь и др.), которые умели предсказывать шумерские жрецы, могли быть вычислены лишь в том случае, если регулярные и точные наблюдения за Луной, Солнцем, планетами и звёздами велись на протяжении, по крайней мере десяти тысяч лет, из чего также следует, что все эти цивилизации опирались на знания и опыт иной, более древней культуры.

Доктор исторических наук В.Е. Ларичев в статье «Находки в Сибири» пишет, что в 1982 году на севере Хакасии, в долине Белого Июса, были открыты святилища бронзового века (середина III-II тысячелетия до н.э.), представляющие из себя каменную обсерваторию типа известной обсерватории Стоунхендж, также датируемой бронзовым веком. В итоге исследований обсерватории Белого Июса был сделан вывод: «...люди бронзового века Сибири обладали прекрасно разработанным лунно-солнечным календарём и умели с исключительной точностью фиксировать время в течение суток, недель, месяцев и лет…» (Ларичев В.Е. «Остров пурпурной ящерицы». М., 1984).

Наиболее древний календарь найден археологами в Сибири при раскопках Ачинского поселения древнекаменного века. Ему около 18 тысяч лет. Он представляет из себя миниатюрный жезл, вырезанный из бивня мамонта. На его поверхности мастер эпохи палеолита с ювелирной точностью и тонким изяществом нанёс спиральный узор, составленный из 1065 различных по очертаниям лунок, змеевидные полосы которого прерываются ниже средней части выпуклым пояском кольца, обычным атрибутом священных жезлов мудрецов Древнего Востока. Кропотливые исследования с помощью микроскопа выявили, что лунки продавлены разнофигурными каменными штампами; обнаружилось и то, что спирали рассекаются на извивающиеся зигзагами строчки, которые состоят из определённого количества точечных вдавлений, числовые сочетания сумм которых в каждой из лент составляют ряды, полные глубокого смысла.

Первое, на что обращает внимание В.Е. Ларичев, это кратность трём количества лунок в отдельных лентах спиралей. Такой закономерности не подчинены лишь ленты 173 и 187. Но у основания они совмещены, то есть общая сумма их лунок (360) всё же подчинена той же закономерности.

Вторая особенность – количество лунок спиралей, если так можно выразиться, календарно по характеру. Например: лента 45-я отражает продолжительность полутора лунных месяцев и восьмую часть солнечного года… Здесь просматривается не только математическая ритмика, но и календарная. Например, все строчки, начиная с той, в которой размещено 43 лунки, и кончая той, где их 70, являются числами, составляющими блоки лунного календаря от полутора до двух и одной трети лунного месяца. Спирали с развилкой (слева) и простые спирали с указанием количества лунок в строчках каждой из их лент…

Ачинский жезл Ачинский жезл Наложение современного астрономического календаря на строчки лент спиралей выявляет, что при соблюдении вышеназванных условий трёхлетний лунный календарь древнего человека Сибири начинался с трёх дней полной Луны ленты 45 в июне и через 1062 суток завершался в мае тремя днями полной Луны, которые приходились на ленту 3.

Любой лунный календарь сам по себе не может долго использоваться, поскольку отставание его от солнечного вскоре окажется настолько губительным, что начнется непоправимая путаница с сезонами, и стабильность систем счёта времени разрушится до основания. Целесообразности и остроумию древнейшего календаря ведунов Сибири, дающим выход из этого положения, трудно не отдать должное! А выход предлагается такой: после трёх лунных лет к календарю следует добавить один дополнительный лунный месяц, но сделать это надо так, чтобы полная Луна вновь пришлась на первую лунку.

Жезл может быть понят, как модель Вселенной, наглядно поясняющая причину солнечного (2) и лунного (3) затмений...

Общий вывод исследования Ачинского жезла говорит о том, что наши предки, проживавшие в Сибири 18 тысяч лет назад, т.е. задолго до образования шумерской, египетской, персидской, индусской и китайской цивилизаций, имели совершеннейший лунно-солнечный календарь.

Обладали российские ведуны и уникальным инструментарием для астрономических наблюдений. Так, например, найдены руины каменных комплексов солнечно-звёздных обсерваторий и на Куликовом поле, и под Епифанью, и под Остряковом. На берегу бывшего ручья Курцы на Куликовом поле был обнаружен стоячий камень из белого песчаника в форме черепа гигантской лошади, имеющий сквозное конусообразное отверстие, в которое можно было наблюдать за восходяще-заходящим Солнцем, Луной, звёздами или неподвижным участком звёздного неба.

Уменьшенная модель этого сорокатонного каменного телескопа, изготовленная из пластилина, легко поворачивается вокруг вертикальной, и ещё легче – вокруг горизонтальной осей от малейшего нажима концом спички. В результате дальнейшего изучения обсерватории Куликова поля стало очевидным, что перед нею тускнеет слава широко известного Стоунхенджа с его вкопанными в землю гигантскими триглитами (Триглит – три каменные плиты, составленные вертикально в «П»-образную форму).

В той же лощине Курцы обнаружены и другие каменные инструменты по слежению за восходом Солнца в дни солнцестояний и равноденствий. Были найдены не только солнечные часы с указателем типа вертикального стержня, вставленного в скважину на камне рядом с углублением для водяного уровня, но и наклонные, или «полярные», часы с указателем тени – стержнем, направленным на полюс мира, а также шаблон, по которому изготавливались треугольные плиты, представляющие собой круговую плиту с концентрическим кольцевым вырубом в её геометрическом центре.

Этот шаблон использовался и как солнечные часы, и как указатель пределов угла между точками восходов Солнца в дни зимних и летних солнцестояний. Длина выруба оказалась равной одной шестой части окружности, а его диаметр – в шесть раз меньше диаметра плиты, что даёт приближение к удвоенному числу «Пи». И подобными знаниями россияне обладали в эпоху, отодвинутую от нас на несколько тысячелетий!

Дальнейшие исследования этого шаблона выявили, что верёвка, толщиной в полпальца, трижды закольцованная в вырубе плиты и затем предложенная как новый радиус, выполняла роль пантографa (Пантограф – приспособление в виде раздвижного шарнирного параллелограмма для перечерчивания (копирования) чертежей, планов в измененном (обычно более мелком) масштабе) по расчерчиванию треугольных плит.

Три таких плиты (с углом в 120 градусов при вершине и 30 градусов при основании), составленные между собой основаниями, образуют шестиугольник, являющийся «громовым знаком» со вписанным в него равносторонним треугольником. Этот шестиугольник являлся определителем направлений на солнцевосходы и солнцезаходы в особенные дни. Появление громового знака относится к IX тысячелетию до н.э. Что же касается шаблонной плиты лощины Курцы, то она насчитывала три хордовых среза. Один из срезов, отшлифованный и отмеченный треугольными зарубками, давал сторону уже не шести, а восьмиугольника, являющегося «знаком Солнца», ещё более раннего, чем «громовый» шестиугольник.

Первый серьёзный исследователь места Куликовской битвы – тульский писатель И. Афремов, побывавший на вершине Красного холма ещё до начала строительных работ по воздвижению памятной колонны в честь Куликовского сражения, видел, а затем в книге «Куликово поле» отметил, что «...по самому темю вершины Красного холма проходят семь земляных владельческих меж как радиусы круга в разные стороны…»

Как показали современные исследования, все каменные инструментарии, обнаруженные на Куликовом поле, разместились на основных или половинных лучах этого семиугольника. Примечательно, что луч, идущий от вершины Красного холма до устья Непрядвы (где в овраге Рыбий были обнаружены три каменных инструментария, в том числе и треугольная плита, оказавшаяся при проверке указателем тени «вечных» каменных солнечных часов), равен семи верстам. Если взять это расстояние за единичный радиус, то получаются последовательно круги Земли, Венеры, Марса и Меркурия. При этом все значительные объекты Куликова поля укладываются «на круги своя»: Ясная Поляна и станция «Лев Толстой» ложатся на круг Сатурна, круг Юпитера захватывает город Тулу, а круг Солнца – почти всю центральную часть Восточной Европы.

Из всего вышеизложенного явно прослеживается мистическое значение каменного комплекса солнечно-звёздной обсерватории Куликова поля, созданного российскими ведунами более десяти тысяч лет назад.

У славян – «солнцепоклонников», почитающих Солнце не как Всевышнего Бога, а как животворный источник нашего планетарного космоса, все предметы культа и быта имели «солнечное» происхождение и так же украшались избы.

Известно, что на Руси избы издревле строились с покатой крышей, в отличие от западноевропейских домов. Торец крыши славянской избы, представляющий собой равнобедренный треугольник с углом в 120 градусов при вершине, имел небольшое круглое оконце, служившее для прохождения солнечного луча. В дни зимнего солнцестояния появление круглого солнечного пятнышка на противоположной стене говорило владельцу дома о том, что «солнце пошло на лето, зима – на мороз». Сами же кровли изб были украшены шести- и восьмиугольниками, будучи изначально ни чем иным, как солнечными меридианальными календарями, с помощью которых славяне организовывали свой быт в гармоничном соответствии с Божественным бытием Космоса.

Русско-украинский современный писатель А.С. Иванченко в неопубликованной главе из романа-исследования «Путями великого россиянина» (домашний архив) пишет: «Как подтвердили недавние археологические раскопки, произведённые в Горчаковском лесу у села Медвин – такого же большого на Богуславщине, как Мисайловка – в середине I тысячелетия до н.э. именно там находилась, очевидно, легендарная административная столица россичей Голунь. Кроме остатков различных строений, могильников и т.д., богуславские археологи-энтузиасты обнаружили во время раскопок два некогда врытых в землю прямоугольных столба...», на которых были выбиты письмена и карта звёздного неба, совмещающая лунный и солнечный календари с той частью зодиакального, которая приходится на страдную пору с мая по август, т.е. изображён календарь крестьянина, где показаны приметы времён года и периоды сезонных работ в поле.

Далее Иванченко пишет, что этот календарь «был вытесан никак не позднее середины II тысячелетия до н.э., так как уцелевшие на нём части письма (выполненного праславянскими буквами) выбиты спиральной строкой и ещё не разделены на слова. Писать прямой строкой слева направо и разделять письмена на отдельные слова наши пращуры начали в XV-XIV веках до н.э... Надпись гласит: «будиа голуниа серциа серцисимиа насимиа» – «Будет Голунь (Голунь – календарь-ежемесячник. Ибо «го» – лунорогая корова; «луниа» – лунные; отсюда – «рога луны», т.е. месяц) сердцем сердца нашего».

Индийские волхвы рассказали известному французскому астроному Ж.Н. Делилю (1688-1768) о находящейся на севере прародине арьев, стране благородных – Арьяварте, откуда арийская культура – мать 15 народов, разошедшихся по всей индоевропейской территории – распространилась по всему северному полушарию, охватив его своим светлым культом. Указали они ему и координаты древнейшего арийского города – храма-обсерватории.

Для того чтобы найти этот город, Делиль в 1725 году переезжает жить в Россию, и, будучи академиком, становится первым директором астрономической обсерватории. Он потратил более двух десятков лет на поиски протогорода (Протогород – первогород. «Прото» (греч.) – первоначальный, первичный, предшествующий), находился совсем рядом с ним, но так его и не нашёл. В 1747 году Делиль был вынужден покинуть Россию, став лишь иностранным членом Петербургской Академии наук (скорее всего, этот «академик» искал Асгард Ирийский. – Д.Б..).

Подобными поисками занимался не только Делиль, но и Пётр I, и Екатерина II, а казаки ещё в прошлом веке знали сокровенную тайну протогорода, но не выдавали её. Наконец, в 1987 году в месте, указанном Делилем, которое находится на Южном Урале, где пролегают Рифейские горы, протогород был найден.

Своё название город получил, благодаря своему расположению вблизи горного хребта, называемого Аркаим. В прошлом веке на старых казачьих картах вся долина, в которой расположен город, называлась Аркаимом, что в переводе означает «двойник неба» («ар» – небо; «ка» – суффикс принадлежности или уменьшительный, т. е. «маленькое небо»; а «им» – имеющий, соответствующий). И действительно, Аркаим по своей форме является точным воспроизведением Зодиака: он напоминает огромный гороскоп, построенный на Земле…

Специалисты, изучившие планировку протогорода, утверждают, что его геометрия совершенна. Сохранность руин позволяет измерить с точностью до сантиметра и минуты дуги большинство деталей. Ключ к расшифровке и пониманию этих деталей, к тайне и замыслу строителей Аркаима дал Стоунхендж. Стоунхендж расположен на 51 градусе 11 минутах с.ш., Аркаим – на 52 градусе 39 минутах с.ш. Оба сооружения – геометрические круги, а радиус кольца лунок Стоунхенджа до сантиметра равен радиусу внутреннего кольца Аркаима. Точно совпадают и главные оси, и ряд более мелких деталей. Обсерваторным инструментарием Аркаима служат стена внутреннего круга и его горизонт, где до сих пор сохранилось не менее тридцати восьми геодезических и астрономических объектов…

Аркаим Аркаим Аркаим-Стоунхендж Аркаим-Стоунхендж Страна городов

Возможности же горизонта Аркаима уникальны: на нём есть объекты с удалением от 1,5 до 35 километров. В этой связи конструкция Аркаима столь ясна, что позволяет построить теорию обсерваторий такого типа и расшифровать, наконец, многие загадки Стоунхенджа.

Вокруг Аркаима были обнаружены другие древние города – всего 21 город (Синташта, Исиней, Родники, Аландское и др.), что даёт возможность говорить о «Стране городов», которая располагалась на территории между реками Урал и Тобол в их верхних течениях. Аналогом этой страны является мегалитическая культура Британии и Атлантического побережья Европы, а также уже упомянутый Стоунхендж, датируемый началом III тысячелетия до н.э. – более древний, нежели египетские пирамиды.

Из всего сказанного становится ясно, что ни о каком влиянии восточного Средиземноморья на культуру севера Евразии уже не может быть и речи, ибо при всей её древности она появилась значительно позже культуры северных ариев.

Музей Трипольской культуры Другие, не менее важные в прошлом объекты также расположены по 51-53 градусам с.ш. Например, известный в археологических кругах курган Аржан лежит ровно на 52 градусе с.ш. (Алтай, верховья реки Енисей). Его возраст определяют VIII веком до н.э., сооружён он по тем же правилам, что и Аркаим, и Стоунхендж. На Украине на 52 градусе с.ш. расположен Киев, а немного южнее этой линии находится неолитическое поселение Майданское-1, принадлежащее к трипольской культуре IV тысячелетия до н.э. Это поселение в сто раз больше Аркаима, рассчитанного на две с половиной тысячи жителей; в нём есть канализация, самые большие по площади дома центрально-евразийского типа, вмещающие до 50 человек и имеющие в длину до 20 метров; оно имеет единую стройную планировку укреплений, домов, улиц и площадей.

Города, построенные по типу Аркаима, сейчас стали открывать в Прибалтике, в Печорах, в Сибири, в Крыму, на Кавказе.

В последние годы в Южном Предуралье были обнаружены поселения рубежа VII-VI тысячелетия до н.э. – Мулино II, Давлеканово II, где было найдено большое количество костей животных. Анализ показал, что около 30% этих животных были домашними: козы, овцы, лошади, коровы. Такие же останки уже найдены более чем в двадцати древних поселениях.

Ещё в 1956 году военными была произведена аэрофотосъемка Аркаима, и он, как и многие подобные объекты, был нанесён на карты. Тогда на фотоснимках были видны три кольца Аркаима. Теперь же на снимках, сделанных в 80-х годах, видны только два, ибо в благородный план освоения целины тёмные силы, не желающие разглашения Российского наследия, включили задачу – сравнять протогород с землёй. Не удалось. Тогда, чтобы Аркаим всё же не имел заслуженного мирового триумфа, они зажали его в кольцо информационной блокады и решили затопить (По проекту Минводхоза СССР о создании Караганского водохранилища Аркаим подлежал затоплению в 1988 году). Поэтому раскопки Аркаима, в связи с постоянной угрозой затопления, велись торопливо и небрежно, что ещё хуже самого затопления.

Все эти преступные действия по уничтожению одного из древнейших городов, найденных археологами, а также информационная блокада Аркаима, Ачинского жезла, обсерватории Куликова поля и всех других памятников, свидетельствующих об истинном источнике знаний всех цивилизаций современного мира, являются актами вандализма, перед которым меркнут сожжение библиотеки в Александрии, иконоборчество в Византии и воинствующий атеизм в России, вместе взятые.

Чертёж Земли В романе-исследовании «Путями великого россиянина» (Журнал «Славяне», вып. 2, 1991) А.С. Иванченко помещает чертёж строения Земли, взятый им из книги «Лад Сварожья», написанной славянской руницей около трёх тысяч лет назад (рис.1), и сравнивает его с современным чертежом Земли, выполненым американскими учёными с помощью широкомасштабных съёмок и зондирования чуткими приборами из космоса (рис.2): разница между ними оказалась незначительной! Но если современные учёные лишь сейчас узнали истинную форму Земли (она имеет ярко выраженную форму яйца), то российские ведуны не только прекрасно знали, но и подробно объясняли, почему Земля имеет именно такое строение.

С глубочайшими астрологическими знаниями было неразрывно связано всё мировоззрение древних россиян. Ярким примером тому может служить поэма Славомысла «Песнь о побиении иудейской Хазарии Светославом Хоробре», написанная примерно в тот же период, что и «Слово о полку Игореве», но впервые опубликованная лишь в 1847 году в Варшаве. В ней есть следующие строки:

Упрёк троянцам в утрате мужества – пустое:
доблесть человека с лучом Эмита (Урана – прим. авт.)
в тригоне с Парсом (Марсом)
не ровняй (Парс – барс, гепард).
Вересница (Венера) с Гаруном (Меркурием) там блудила,
сына же Студенца (Сатурна) родила
Парсу (Марсу) в утешение.
В ночи я вижу полымя,
пожаром Русь обагрена...

Российские ведуны считали, что Перун (Юпитер) – планета, покровительствующая Земле. При благоприятном влиянии Перуна отмечались большие урожаи, быстрый рост привеса скота, хорошее развитие плодовых саженцев и т.д. Они называли Перуна громовержцем. К изумлению современных учёных было обнаружено, что это именно так. Американские космические аппараты (Вояджер-1) и (Вояджер-2), прошедшие в 1979 и в 1981 году вблизи Юпитера и Сатурна, обнаружили, что между Юпитером и его ближайшим спутником Ио периодически происходит электрический разряд. Сила одной такой молнии во много раз превышает мощность всех современных электростанций. Астрофизики установили, что эти разряды производят электромагнитные излучения, благоприятно влияющие на атмосферу Земли.

Сатурн российские ведуны считали опасной для Земли планетой – Студенцем, который студит, т.е. морозит, морит всё живое, что также нашло подтверждение в наши дни. Оказалось, что Сатурн и его кольца играют роль гигантского космического синхрофазотрона, который разгоняет ионы газов до скоростей, близких к космическим, и бомбардирует ими окружающее пространство. Эти ионы достигают не только Земли, но и самых отдалённых планет. А когда это воздействие усиливается, на Земле происходят разные катаклизмы: общее ухудшение здоровья людей, мор, душевные расстройства, войны, революции и т.д.

Ещё одним материальным (археологическим) подтверждением единства культуры ариев Урала, Европы, Средиземноморья, Кавказа, Ближнего и Среднего Востока, Двуречья, Египта, Индии и т.д. являются микролиты (Микролит (греч.) – микрокамень).

Геометрические микролиты – это очень маленькие, не более одного сантиметра в ширину, тонкие и очень острые пластинки из кремния, имевшие геометрическую форму трапеции, треугольника, ромба и т.д. Лезвия микролитов в 100 и более раз острее самых совершенных современных стальных скальпелей. Они режут дерево, кость и даже стекло и по твёрдости уступают лишь алмазу и корунду (Ранов В.А., Матюшин Г.Н. «Эти загадочные микролиты». Журнал «Знание – сила», № 11, 1991).

Долгое время учёные не знали их назначения, но недавно были найдены деревянные и костяные серпы с лезвиями из микролитов. Оказалось, что это – самые древние в мире стандартизированные вкладышевые лезвия. На стоянке Янгелька на Южном Урале при раскопках нашли древний жатвенный нож: хотя его оправа истлела за десять тысяч лет, микролиты лежали, сохраняя изогнутую форму серпа. Их геометрическое строение было рассчитано так, чтобы при резании один пологий край лезвия прижимал такой же край другого, и они крепко держались в оправе, а если во время работы они выскакивали или ломались, то наготове были другие, точно такие же. Образец выдерживался неукоснительно: один край их был всегда скошен на 25-35°, другой – на 45-55°. Точность углов поразительна, и где бы ни встречался микролит – на Урале, в Иране, в Ираке или на Лазурном берегу Франции – они одинаковы.

Дошедшие до нас изображения египетских жнецов свидетельствуют о том, что 4300 лет назад они пользовались арийскими серпами с микролитами: стандартные вкладыши позволяли быстро собрать урожай.

Микролиты применялись ариями не только для сельскохозяйственных инструментов, но использовались также для охотничьего и боевого оружия. Высокие трапеции служили наконечниками стрел, сегментами оснащались гарпуны, треугольниками – дротики и т.п. Микролиты вставлялись в специальный паз на костяной или деревянной оправе и закреплялись смолой, битумом или иным способом. Микролиты, найденные на Урале, можно вставить в нож, изготовленный на Ближнем Востоке, при этом зазор между ними будет почти не виден. Таким ножом можно работать долго: он лёгкий, удобный, но главное – в запасе всегда есть кремниевые вкладыши, которыми в любой момент можно заменить выпавшие или сломавшиеся.

Подведём первые итоги сказанному: наши предки, проживавшие на земле России, уже 18 тысяч лет назад имели совершенный лунно-солнечный календарь, солнечно-звёздные обсерватории удивительной точности с поразительным каменным инструментарием; у них были древние города-храмы; они не только дали человечеству совершенные орудия труда и заложили основы животноводства, но и передали своё ведическое мировоззрение, неразрывно связанное с всевышней соразмерностью космического бытия. (Источник)

Борис Кротков

Профессор Валерий Чудинов убеждён: Вначале было слово. Русское слово

Председатель комиссии по истории культуры Древней Руси Совета по истории культуры при президиуме РАН, профессор Валерий Чудинов сегодня шокирует коллег своими неожиданными заключениями, беспристрастно выслушивая массу обвинений – от дремучего невежества до психической неполноценности. На чём основана его позиция?

В начале было слово

Российская газета: Валерий Алексеевич, ваше утверждение о том, что цивилизация на Земле началась с русского народа, несколько неожиданно. Как вы пришли к такому выводу и с чего вдруг вообще занялись этой проблемой?

Валерий Чудинов: Меня заинтересовали работы замечательного дешифровщика старинных текстов Г. Гриневича, датировавшего их Х веком. Но, ознакомившись с ними, я понял, что Геннадий Станиславович прошёл лишь треть пути дешифровки, ибо две трети знаков были либо не выявлены, либо определены неверно. Я продолжил дешифровку и увидел, что письменность существовала практически во все века. Года два я вообще не верил собственным дешифровкам, считая их своеобразной «игрой природы». Ещё года три колебался, находя аргументы, как в защиту, так и в опровержение возможности существования письменности в столь далёкие времена. И лишь спустя пять лет, когда накопил большой запас прочитанных надписей, я понял, что не ошибся, и, что люди умели писать ещё в каменном веке. Это было моё первое открытие.

Понимаю: такой вывод можно считать невероятным, поскольку официальная наука полагает, будто письменность начинается только с эпохи бронзы. А на тех исследователей, которые отодвигают эту дату чуть далее в глубь веков, в эпоху неолита, она смотрит, как на чудаков. Я же перемахнул и неолит, и мезолит и показал существование письменности в самом палеолите.

РГ: Что это за надписи, как они выглядят и откуда вы их получили?

Чудинов: Надписи бывают не только явные, то есть, хорошо заметные и выглядящие именно, как надписи, но и неявные – несимметричный орнамент, детали рисунка, специально выделенные его автором, мелкие и малоконтрастные надписи, наконец, светлые на тёмном фоне (они обычно воспринимаются, как блики и не принимаются во внимание). Это необычайно расширило число предметов, на которые нанесены надписи, так что, теперь их не приходилось выуживать, перелопачивая горы археологической литературы – они пошли сплошным массивом. Но, занимаясь тем письмом, которое исследовал Гриневич (оно называлось руницей, а ещё ранее – рунами Макоши), я обнаружил существование и всем нам привычной кирилловской письменности в тех же бесконечно далёких от нас эпохах.

РГ: То есть, вы считаете, что нынешние русские буквы существовали уже тогда?

Чудинов: Вначале мне самому это казалось жуткой нелепостью. Её можно сравнить с тем эффектом, какой произвели бы на археолога детали, к примеру, автомобиля рядом с костями мамонта. Но и этот вид письма я проверял годами, и оказалось: не ошибся. Правда, эта письменность (я для себя её назвал протокириллицей, а потом узнал, что она называлась «руны Рода») не вполне тождественна нынешней: буквы корявые, разного размера, наклона и толщины, где-то наползают друг на друга или даже влезают внутрь друг друга, а где-то находятся слишком далеко, линия строки не выдерживается, а контраст с фоном – минимальный.

Так был создан фундамент моих исторических выводов: я стал читать не просто древние надписи, но фрагменты той, далёкой от нас жизни. Замечу, что все надписи были написаны на русском языке, но не вполне современном: названия многих животных, орудий труда, бытовых предметов, географических районов, написание указательных местоимений, глагольных форм было иным. Однако, несмотря на эти небольшие отличия, любой текст (а они обычно очень короткие, всего несколько слов) понимался без труда именно, как русский. Так что, я могу с полным основанием утверждать, что за много тысяч лет до Кирилла и Мефодия наши предки писали так, как мы пишем с вами.

Так что, существование русского языка (его можно называть, как угодно: древнейший русский, палеорусский, общеславянский, индоевропейский) в самые древние времена – конкретно: не менее двухсот тысяч лет назад – составило сущность другого моего открытия.

РГ: Двести тысяч лет? Но, простите, считается доказанным, что homo sapiens (человек разумный) появился на свет всего-то 30-35 тысяч лет тому назад.

Чудинов: Действительно, в Европе «человек разумный» (кроманьонец) появился, по разным данным, от 30 до 40 тысяч лет назад, но в Азии чуть раньше, а в Америке – ещё раньше. Попутно должен заметить, что наука о палеолите ещё очень молода, ей чуть больше века. Этим и объясняется то, что она не знает многих вещей и абсолютизирует свой нынешний, пока ещё весьма невысокий уровень развития…

Да, скифы мы

РГ: Вы утверждаете, что в древнейшие времена там, где сегодня живут другие народы, жили русские. Но ведь считается доказанным, что славяне – прародители русского народа – обособились из индоевропейской общности только в середине II тысячелетия до н.э., когда на севере Африки, на юге Европы, а также в Китае и Индии уже существовали государственные образования. Что до русских, то первые сведения о них, как о самостоятельном народе, вообще относятся к временам после Рюрика. Нас и назвали русскими потому, что Рюрик принадлежал к варяжскому племени русов.

Чудинов: Вы пересказываете сейчас точку зрения современной историографии, а она основана лишь на тех источниках, которые были дозволены после многократных чисток общедоступных исторических архивов. Понятие «индоевропейской общности» пришло из лингвистики, из представлений о едином языке, которые разрабатывало языкознание, начиная с XIX века. Такой единый язык человечества действительно существовал, и, как я установил, им был русский язык. Но в сравнительном языкознании получился другой результат, что вполне понятно, поскольку скорости изменения всех языков считались примерно одинаковыми. Однако они разные, причём, в каждый исторический период свои. Потому эта модель может считаться очень приблизительной.

Приведу примеры: слово «крокодил» во всех языках выглядит примерно одинаковым и считается заимствованным из греческого, тогда, как русское слово «коркодил», бытовавшее до XIX в., полагается его искажением. Но в палеолите существовало слово «дил» со значением «конь», стало быть, «коркодил» – это «корковый конь», где «корка» означает чешую. Иными словами, русское слово – изначально, поскольку имеет точный смысл своих составных частей, тогда, как греческое – искажённое русское слово. Хотя полной картины ещё нет, но в целом можно сказать, что именно русский лексический фонд и лёг в основу всех европейских языков.

Естественно, что до неолита никаких других этносов не было. Но после неолитической революции начался процесс этногенеза, поскольку теперь, после невиданного расцвета производительных сил (связанных с переходом от охоты к скотоводству и от собирательства к земледелию) начался процесс хозяйственной специализации, выделения этносов из некогда однородной русской культуры и развития диалектов, завершившийся образованием новых языков и новых этносов.

Вся Европа была тогда Яровой Русью. Но часть этносов, сначала переселившихся в Азию, из Африки, где началась засуха, стали опять возвращаться в Европу (Ярову Русь), войдя в старую русскую культуру уже со своим языком и со своей культурой. И от Яровой Руси отпал сначала (в неолите) регион из нынешней Греции и Югославии (Живина Русь), затем (в эпоху бронзы) север Африки (Египет, населённый коптами, то есть, «закопчёнными», загорелыми людьми). Потом отпала Аравия (Ярова или Арова Русь, или в «акающем» произношении Арава), далее – Палестина, потом, в античности, – север Италии. И всякий раз на месте соприкосновения выходцев из Азии с остающимися в данном месте русскими возникали новые языки и культуры – египетская, арабская, израильская, греческая, римская, кельтская, германская. Именно этот процесс создания новых культур и фиксирует современная историография. Тогда, как русская культура, как фоновая, опущена.

Что до Рюрика, он действительно был русским князем Яровой Руси (столицей которой был город Аркона на острове Руяне, нынешнем Рюгене), до этого пиратом, собиравшим дань с нашей Руси (которая прежде называлась иначе, Русью Славян). Об этом говорит текст, вписанный в миниатюру N 13 Радзивилловской летописи. Да и призвали его княжить собственные моряки на Русь Яра, а не на Русь Славян, о чём говорит текст, вписанный в миниатюру N 14. Отсылаю читателя к статьям на моём сайте www.chudinov.ru, где даны ответы на многие задаваемые мне вопросы.

РГ: Вы говорите о переселении народов из Азии в Европу. Но принято считать, что вначале человек проник из Африки в Малую Азию, потом в Европу и глубинную Азию, в Сибирь, а оттуда через Чукотский полуостров попал на территорию Америки. Кстати, сегодня в научный оборот вводится новое понятие, связанное с заселением северных регионов, – Гиперборея. Что это за штука такая?

Чудинов: Гиперборея – это греческое название страны на Северном полюсе, которую по-русски называли Аркторусь. Она медленно погрузилась в пучину Северного (тогда ещё не Ледовитого) океана и постоянно омывалась тёплым Гольфстримом, потому климат на ней соответствовал умеренным широтам. Сейчас эхолотами обнаружено поднятие дна океана вокруг полюса, даже кое-где наличие шельфа, что как раз подтверждает недавнее существование здесь целого континента. Именно с неё произошло заселение сначала Северной Америки, а потом через Берингов перешеек Евразии. Эти данные я получил, читая надписи на камнях, в частности, на, так называемом, «Фолсомском лезвии».

Чудачества Чудинова

РГ: У вас есть статья о древних богах Египта и Израиля, где Вы рассказываете, что в те давние времена изображения этих богов делались мастерами на Руси. По заказу, как сейчас мы печатаем монгольские тугрики на фабрике «Гознак». А к такому заключению Вы как пришли?

Чудинов: Этот вопрос наиболее простой: я прочитал названия мастерских храма Макоши и храма Рода на самих египетских и израильских статуях и других ритуальных сооружениях. Все древние изделия подписывались, начиная с палеолита.

РГ: Ещё один недоумённый вопрос. Вы утверждаете, что в Средние века и вплоть до середины ХIХ века русский язык использовался в Европе, как язык международного общения. Больше того, что недавние шведские короли и турецкие султаны в обязательном порядке изучали русский язык, чтобы договариваться между собой...

Чудинов: Я пришёл к такому выводу, когда стал читать надписи на иконах (византийских, римских), на надгробьях. И убедился, что когда-то (в античности) многие образованные люди владели русским языком в совершенстве, потом сносно, потом еле-еле (как современным английским большинство нынешних русских). Потом он остался только у художников-графиков. А на протяжении XIX и ХХ веков и они стали нанимать русских «правщиков», чтобы вписывать русские фразы. Как в 1937 г. это сделал французский художник Жан Кокто, вписавший имя Пушкина по-русски на рисунке, изобразившем нашего великого поэта. Иными словами, кое-кто на Западе эту традицию всё-таки помнит. Что же до турок и шведов, я воспользовался результатами исследований Ярослава Аркадьевича Кеслера.

РГ: И последний вопрос: каково отношение к Вашим исследованиям в России и на Западе?

Чудинов: В целом русские учёные пока смотрят на мои исследования сквозь чёрные очки господствующей парадигмы, и кроме бреда ничего не видят, хотя под мои знамёна уже встают отдельные археологи и литераторы. С 12 по 14 мая 2008 года в Ленинградском госуниверситете им. Пушкина прошёл «Первый международный конгресс по докирилловской славянской письменности и дохристианской славянской культуре».

Как я говорил, занимаясь славянской докирилловской письменностью, я смог дешифровать русское слоговое письмо руницу (руны Макоши) и обнаружить гораздо более древнее протокирилловское письмо, похожее на современное (руны Рода). Дешифровал я также этрусскую письменность и язык. Опираясь на эти дешифровки, я смог прочитать большой массив древних текстов, находящихся на предметах, которые археологи извлекли из земли. Эти тексты никто не редактировал в пользу той или иной правящей династии, и потому они наиболее достоверны. Из них, повторюсь, следовало, что история русских гораздо древнее той, которая нам известна из современной историографии. А поскольку моя точка зрения, в силу этого, не совпадает с общепринятой, в мой адрес полетели обвинения – от крутого невежества, до психической неполноценности. И все критики сходились на том, что в данном случае они имеют дело с чудачествами Чудинова.

Потому, отправляясь на конгресс, я весьма волновался по поводу того, как будут приняты мои идеи. Полагал, что соберётся в лучшем случае человек 30. Ошибся! На конгрессе присутствовали представители 10 стран и 14 городов России, всего 70 человек, которые сделали в общей сложности 92 доклада. Такого успеха я не ожидал. Но главное – ни о каких чудачествах кого бы то ни было, а тем более Чудинова, там не было и речи. Мои выступления были выслушаны с огромным интересом и сочувствием, чего я никак не мог предположить. Кстати, доклады о том, что надпись на знаменитом египетском камне из Розетты читается по-славянски (а это – научная сенсация!), были сделаны македонскими учёными академиком Томом Бошевским и профессором Аристотелем Тентовым. И хочу подчеркнуть, что у участников конгресса сообщения эти не вызвали ни малейшего сомнения…

(«Российская газета» – Неделя №4687 от 19 июня 2008 г.)

Алексей Артемьев

Мы привыкли считать, что все находки и остатки древних сооружений обнаруживаются где-то далеко, в местах обитания «великих» цивилизаций прошлого. Нас приучили думать, что всякое место, где могут быть обнаружены древние следы деятельности человека, немедленно привлекает внимание учёных и археологов, там ведутся раскопки, описываются находки, печатаются научные статьи, об этом пишут журналисты. Ведь даже фрагменты древней тропинки через болото в одну доску шириной, найденные в Англии, раскапывались археологами 10 лет и позволили сделать далеко идущие выводы (http://www.groh.ru/gro/wo/wo.html).

Удмуртия Оказывается, это не так. На фоне английской болотной тропинки, поражает безразличие отечественной истории и СМИ к сохранившимся остаткам древних городов, в огромном количестве обнаруженным археологами практически везде на территории Прикамья. Судя по археологическим публикациям, их не меньше 300. Здесь древности настолько плотно расположены, что на них можно натолкнуться практически возле каждого города и посёлка! Некоторые деревни расположены прямо на самих городищах и окружены остатками древних валов. На месте многих древних городов сейчас располагаются садовые участки, причём сами дачники часто ничего не знают об этом.

Большая часть из обнаруженных древностей описана в научных статьях, но общественности про это совершенно ничего не известно. Эти данные не попадают в прессу, их можно найти случайно на сайтах, посвящённых археологии, например, «Археология России», «Ямальская археологическая экспедиция», «Археологический музей КГУ». Гораздо меньше таких исторических памятников раскопано. Обычно территория городища или могильника раскапывается только в самых многообещающих местах. И это не потому, что археологам не интересно или копать лень.

Территории наших древних городов часто достигают десятков тысяч квадратных метров. Чтобы провести полномасштабные раскопки требуются немалые средства и время. Раскопки таких памятников ведутся по 10…20 лет, силами студентов и энтузиастов археологов – преподавателей ВУЗов и музейных сотрудников. В результате собираются десятки тысяч предметов, составляются полевые отчёты. Потом, как правило, эти гигантские количества археологических находок ложатся в хранилища музеев. Полевые отчёты публикуются в специальных изданиях, и мы опять ничего этого не видим.

Теперь уже, наверное, многим понятно, что россиянским властям, как и всем их предшественникам, всё, что касается настоящего прошлого русского и других коренных народов России, совершенно не интересно.

Как же жили наши предки?

Белых В.Л. «Город Хлынов на реке Вятке» По данным археологов, в Прикамье люди постоянно жили с древнейших времён. Описаны находки, датируемые 130 тыс. лет до н.э. Наиболее интересна, с моей точки зрения, эпоха раннего железа (примерно, с 1500 г. до н.э.) и средневековье (с 500 г. н.э. по 1300 г. н.э.). К этому времени относится огромное число древних городов и поселений. Например, памятники «чепецкой культуры». В бассейне реки Чепцы найдено порядка 60 городов и могильников. Они расположены в нескольких километрах друг от друга. Лишь один из городов, «Иднакар», сравнительно полно исследован. Найдены остатки печей для сыродутной выплавки железа, множество предметов быта, украшений, остатки домов и многое другое.

Трактовка полученных при этом данных не отличается оригинальностью. Считается, что народ здесь жил дикий, поэтому не допускается мысли о некоей специализации по отраслям хозяйства и развитых связях. Вражда соседних кланов, взаимные набеги – это, пожалуйста, а развитая меновая торговля между городом и сельскими поселениями – это нельзя предполагать. По мнению современной науки, город того времени – это та же самая деревня, только жители зачем-то насыпали вал (иногда до 8 м высотой) и стены строили. Вот наступает утро, открывают городские ворота и выгоняют стадо на пастбище, а вечером загоняют обратно, ворота брусом закладывают и расходятся по своим неказистым домикам барачного типа с земляным полом и дыркой в крыше для дыма. Стены у них, конечно, закопчённые, и сами они, следовательно, грязные. В качестве аналога планировки жилища археологи вполне серьёзно предлагают типовое расположение очага и нар в чуме.

Так вот. Изучив многочисленные археологические материалы, ответственно заявляю: «Суждение о примитивности культуры и быта наших предков не имеют под собой никаких оснований! Ни исторических, ни археологических, ни логических».

Историки ссылаются на то, что не обнаружено следов развитой культуры того времени в нашем регионе. Так их и не искали. Это правда. Археологи, в свою очередь, любую находку стремятся описать в контексте «исторических реалий» того времени. Так и кивают друг на друга.

Белых В.Л. «Иднакар. Столица северных удмуртов» Давайте разберёмся, наконец, с курными избами. Отопление по-чёрному – это признак нищеты или кочевого образа жизни. Понятно, что кочевник с собой глиняную печь не повезёт. Это касается и чума, и юрты. Но так ли трудно сделать печь с трубой в капитальном деревянном доме? Разве с этим не могли бы справиться наши предки в 13 веке? Известно, что керамику они знали за многие тысячелетия до этого. Можно ли сделать составную трубу из нескольких коротких обожжённых втулок? Можно. Но зачем это делать, если глинобитную печь можно вывести в виде трубы выше кровли. А ведь ещё совсем недавно в отдалённых деревнях так и поступали. И не удивительно, что археологи не нашли таких печных труб. Не простоит она 800 лет под дождями, морозами и ветрами, развалится на мелкие черепки. Да и находят археологи в основном место очага по прокалённой почве. Остальное – то, что было сверху, просто додумывают. Так и есть, они сами об этом пишут. Однако не сомневаюсь, что были и безтрубные очаги. В банях, кузницах, летних кухнях и других нежилых помещениях.

Последняя зацепка историков состоит в том, что наши предки якобы просто не знали принципа печной тяги. Но, не зная принципа печной тяги, нельзя выплавить ни железа, ни меди. Сыродутная печь раздувается с помощью мехов и естественной тяги, для чего её жерло удлиняли и сужали. Значит, знали принцип. И применяли этот принцип обязательно, ведь при наших морозах это вопрос выживания.

Теперь, когда мы отмыли сажу, которой «измазали» наших предков историки, займёмся земляными полами. С ними та же история. Не находят археологи деревянных полов. А если посреди предполагаемого жилища откопали остатки деревянных плах то это, конечно, потолочное перекрытие туда упало, потому что полов исторически не было. Но даже кочевники выстилали в юрте пол шкурами и тканью. Земляной пол в нашей полосе это грязь сырость и холод, затем болезни, смерть, вымирание. У нас не Египет, где можно на циновках весь год просидеть.

Но так ли трудно было нашим предкам в 13 веке обзавестись деревянными полами? Совсем не трудно. Ещё в начале 20 века в некоторых деревнях полы делали из плах. Такая плаха представляла собой массивное бревно, расколотое клиньями вдоль на 2 половины. Технология эта древнее шумерской цивилизации. Несомненно, наши предки, жившие в лесах и умевшие делать отличные стальные топоры, владели ей в совершенстве. Эти полы, к тому же, были очень долговечными и тёплыми. То, что мы сейчас делаем по своей нищете и поспешности, из досок толщиной 4 см, очень слабое подобие. Поэтому нам приходится всячески утеплять такие полы.

Белых В.Л. «Арск с высоты птичьего полёта» Замёрзшие и грязные люди в условиях нашего климата, просто не могли бы освоить огромные территории и построить многочисленные города с огромными валами, просуществовавшие столетия. Значит, всё было иначе. Наши предки ходили чистыми (существование бань никто не отрицает), жили в тёплых домах, ели натуральную, сытную пищу и пили чистую воду. Красиво и тепло одевались (меха, кожа и льняные ткани – это только местного производства, не считая привозных товаров). И вообще, жили очень неплохо.

Теперь, когда наши предки уже не выглядят грязными и замёрзшими, очень хочется разобраться с промышленностью, которая якобы появилась в Прикамье только со времён Строгановых и Ермака. Известно, что наши предки издавна выплавляли железо сыродутным способом. Часто приходится читать, что это примитивная и малопроизводительная технология. Это не совсем так. Вернее, совсем не так. Современный способ получения стали из передельного чугуна существует не более 150 лет. До этого вся сталь, которая изготавливалась промышленностью, получалась при помощи практически той же сыродутной технологии. Разница только в увеличении размеров печи, высоты трубы, механических мехов. Это делалось затем, чтобы повысить температуру в зоне восстановления железа из руды.

При традиционной сыродутной технологии восстанавливается только 20% железа, содержащегося в руде. И действительно, выход железа из руды увеличился. Однако эти нововведения давали весьма небольшой экономический эффект, поскольку с повышением температуры большая часть железа превращалась в чугун довольно низкого качества, который практически не использовался. И всё равно, промышленники продолжали двигаться в этом направлении, так как во главу угла ставилось наращивание объёмов производства и получение прибыли. Так они сначала довели температуру в зоне восстановления до получения полностью чугуна, проскакивая температурную зону получения, собственно, стали (так появились доменные печи), а затем научились отдельно выжигать из чугуна лишний углерод, серу и фосфор (так появились конвертерные печи). Всё это делалось в огромных количествах.

Казалось бы, это прогресс. Но давайте разберёмся. Ответьте себе на вопрос: «Является ли отсталой технологией мотокультиватор на вашем садовом участке?». Конечно, нет. Но ведь он страшно неэффективен по сравнению с современным трактором! Правильный ответ на этот вопрос – всему своё место и время. Должен работать принцип необходимости и достаточности.

Белых В.Л. «Базар а средневековом Арске, столице южных удмуртов» Доступен ли даже одному небольшому городку в 500 жителей нынешний способ получения стали? Нет. Сыродутный же способ прост и доступен. Он позволяет одному человеку из 20 кг руды, которая есть практически везде, с минимальными усилиями получить железную крицу весом порядка 500 грамм, и из неё методом ковки сделать что угодно – нож, наконечники стрел, с/х орудия, топор и, наконец, меч такого качества, которое до сих пор невозможно для современного производства. Многие ли знают, что кричное железо вообще никогда не красили? Оно просто не ржавеет. Когда вы услышите восхищённые высказывания про булат или японские многослойные клинки, знайте – всё это получается только из кричного железа, выплавленного по сыродутной технологии.

Таким образом, технология получения железа нашими предками не была примитивной. Она обеспечивала недостижимую на настоящий момент стратегическую безопасность, автономность, гибкость, качество и доступность. Россиянским политикам поучиться бы у своих предков, а то всё грезят всемирной кооперацией, а их постоянно на роль истопника-чернорабочего разводят.

На территории Прикамья также расположено огромное количество древних «Чудских копей». Это и понятно. Только в больном воображении может привидеться, что руду привозили за сотни километров. Конечно, нет. Где плавили, там неподалёку и копали. Оказывается, нередко высокие холмы на равнинной местности имеют залегающие в них на небольшой глубине рудные слои, содержащие медь, олово, никель, железо. На этих месторождениях не поставишь крупный горнодобывающий комплекс, а маленькие разработки сегодня считаются нерентабельными.

Получилось, что современная «цивилизация», сжирающая саму себя, поставила всех нас в интересное положение. Мы своими ногами каждый день ходим по несметным богатствам, но не можем ими воспользоваться. Здесь интересно то, что объёмы добычи руды явно превышали потребности села и даже маленького городка. Напрашивается вывод, что здесь долгое время существовали некие промышленные центры, работающие, так сказать, на экспорт.

Многие из этих копей в 17…18 веках разрабатывали уже новые промышленники по типу Строгановых. Они добирали то, что не использовали прежние рудокопы. Чудь использовала только богатую часть жилы, а по истощению находила и разрабатывала новую. По легендам они были большие знатоки в этом деле. Древняя технология добычи руды во всём отличается от современной и, по-видимому, содержит множество секретов. Так чудские рудокопы никогда не ставили деревянных крепей в штольнях в качестве подпорок от осыпания грунта. Своды штольни копались ими в виде арки. Тем не менее, многие их выработки спустя 600 лет ещё стояли в целости.

Костюм удмуртов Итак, наши предки имели законченный производственный цикл. Как говорится, от руды до готового продукта. Для промышленности характерна более высокая концентрация населения, чем для сельского хозяйства. На меньшей площади производится гораздо больше материальных ценностей. Это позволяет настолько сосредоточить ресурсы, что становится экономически возможным построить большие валы и стены. Деревня и хотела бы, да средств не хватит. Да и стада с огородами ни в какие стены не поместятся.

Городов было огромное количество. Соответственно, ещё больше было сельских поселений, которые обеспечивали ремесленников, мясом, рыбой, мукой, дровами, углём, и всё это успешно можно было обменять на регулярных ярмарках, которые, очевидно, были как еженедельные, так и большие, сезонные. Обязательно была вокруг городов сеть дорог и мостов. Ведь из каждой деревни на ярмарку в лодке не приплывёшь. Кама не Амазонка. На сезонные ярмарки, как известно, приезжали и купцы из далёких стран – Индии, Персии, Греции и т.д. Не с корабля дикарям бусы на меха меняли, а приспосабливали свою торговлю к местным торговым структурам. В общем, получается процветающая страна городов. Несмотря на многие упоминания в летописях и народных преданиях о Великой Биармии (мы говорим Пермь), Булгарии, научная общественность упрямо не хочет признать очевидное.

Куда же всё это делось?

Археологи утверждают, что города запустели в 12-14 веке и больше не восстанавливались. Копи тоже заброшены в это время (http://slovari.yandex.ru/dict/bse/article/00089/94500.htm). Что произошло? Моровое поветрие или катастрофа?

Ответ на это отчасти дают летописи новгородцев, основавших (захвативших) в 12 веке город Хлынов (нынешний Киров). В летописях рассказывается о внезапных нападениях пришлых новгородцев на мирные города. О жестокой политике удержания в повиновении местного населения, которое отчаянно сопротивлялось. Об этом можно прочитать в уникальной книге капитана Рычкова «Дневные записки, путешествие капитана Рычкова по разным провинциям российского государства», дошедшей до нас с 18 века. Всё это делалось, разумеется, с участием греческих проповедников, с «божьей» помощью, и в благодарность за неё тут же возводились храмы. Описываются множественные вооружённые столкновения с чудским народом. Нечто похожее происходило в 10 веке при крещении Руси, когда в процессе этого «богоугодного дела» было перебито порядка 9 млн. русских людей, а две трети городов и поселений, по свидетельствам археологов, также вымерли. Об этом можно прочитать в книге Левашова «Россия в кривых зеркалах».

Всё сводится к тому, что в Прикамье в 12 веке структура процветающего государства была разрушена, большая часть населения была перебита, насаждалась разрушительная рабская идеология греческой религии, в результате чего города опустели и никогда больше не были восстановлены. Оставшееся сельское население, потеряв прежние связи и лишённое традиционных промышленных товаров, стало влачить тяжёлое существование. Можно сказать, что был уничтожен главный двигатель местной экономики. Жители некоторых районов, прежде очевидно занятые в производственных процессах, не имевшие развитого сельскохозяйственного опыта и посевных площадей, просто стали голодать.

Это исторический факт. В бассейне реки Вятки в 18 веке, в лесной зоне, где полей очень мало, описаны многочисленные деревни, жители которых очень неумело занимались земледелием и даже часто голодали. Видимо, они раньше чем-то другим себе на жизнь зарабатывали. В 18 веке они просто пытались выживать в изменившихся экономических условиях, не желая покидать свою землю. Подтверждением этой версии служит и то, что после 12 века караваны восточных торговцев перестали посещать Прикамье. Во всяком случае, об этом уже нет упоминаний. Значит, они уже не могли получить здесь то, зачем раньше плавали.

Нас всё время пытаются убедить в том, что всё, чем мог торговать русский человек, это меха. Но ведь после 12 века пушного зверя у нас не стало меньше. Если мы выбросим из головы все бредни о дикости наших предков и оглянемся вокруг, то может быть, наконец-то вернёмся в ту Страну Городов, откуда мы все родом. Увидим остатки её красоты и величия… (Источник)

Валерий Чудинов

Русская письменность существует несколько десятков тысяч лет

– Ваши открытия очень серьёзны, они абсолютно выбиваются из того понимания истории, к которому мы привыкли…

– Это только часть большого плана. А творческий план у меня – доказать, что славянская письменность и прежде всего русская письменность существуют, по крайней мере, несколько десятков тысяч лет. Сейчас я пишу другую книгу, она условно будет называться «Русские надписи каменного века». Если в этой книге меня интересовали сами камни и храмы, то там я исследую надписи на животных. Вы знаете, что в пещерах Франции очень много изображений разных животных? И когда их начинаешь умело обрабатывать, потому что иначе надписи не видны, то оказывается, что на мамонте написано – «мамонт», а на лошади написано «дил»! Отсюда появилось русское слово «коркодил». Потому, что схема словообразования одинаковая – «корковый дил» – конь из корки, а корка – чешуя. Поэтому у нас не искажённое английское или латинское слово, а, наоборот, латинское слово – это искаженное русское: было «коркодил», а стало «крокодил».

– Почему раньше, до Вас никто не получал подобных результатов, ведь наверняка исследования проводились?

– Действительно, за выполнение задачи брались многие исследователи, но они просто тонули в ворохе фактов. Меня от них отличает то, что я исхожу из существования докирилловской письменности, как данности, причём не одной системы письма славян, а многих, из которых одна, а именно слоговая руница, мне не только известна фактом своего существования, но, после её дешифровки, дала мне возможность читать и понимать множество текстов. Сегодня я их прочитал более полутора тысяч и каждый месяц читаю по десятку новых. И теперь стала выявляться логика исторического развития славянского письма. Сейчас совершенно очевидно, что наши предки в течение многих тысячелетий обладали традициями письма, весьма продуманного и по-своему совершенного – и это в то время, когда большинство европейских народов писать и читать не умели.

– Невероятно. Как к Вашим открытиям относятся ваши коллеги ученые?

– Первая реакция людей, которым становятся известны результаты моих исследований – не может быть! И их удивление можно понять. Учёным же признать это просто невыгодно – это ломает множество стереотипов и устоявшихся взглядов и не слишком их радует, т.к. они до сих пор говорят, что самобытного письма у славян до кириллицы не было. Потому и сама проблема докирилловского письма оказывается чуть ли не научной ересью, а защитник подобных взглядов представляется учёным дерзким самозванцем. Поэтому крупные исследователи от решения этой проблемы уклонились. Я тоже не сразу решился на публикацию своих работ. К сожалению, в России своих дешифровщиков не нашлось. Это объясняется не только слабостью отечественной науки, сколько её позицией: тон в истории задавали немцы, приверженцы норманнской теории, по которой Русь заимствовала у скандинавов не только князей и государственность, но и письменность. Вообще, эта проблема, на мой взгляд, имеет даже серьёзный политический оттенок, т.к. заставляет пересмотреть место древних славян во всей истории.

На всей территории от Великобритании до Аляски в каменном веке жили русские

– Опираясь на Ваши исследования, можно сделать вывод, что славянский язык, а значит, и русский язык – один из древнейших языков на Земле?

Карта Европы Johann Bussemachaer, 1598 год – Пока получается так, но дело в том, что я не затрагивал, скажем, южные регионы Азии: может быть, китайский – такой же древний. Но если взять всю Евразию, начиная от Великобритании и кончая даже Аляской, то весь этот север, действительно, в каменном веке был весь русским. Складывается такое впечатление, что русский язык был тем самым единым языком, о котором в Библии писали, что был один язык до построения Вавилонской башни. На самом деле, видимо, так оно и есть. Как говорил один мой коллега, «мы живём в оккупированной стране», и этим очень многое объясняется. Потому что, если всерьёз этим заняться, придётся пересмотреть всю историю. Например, германцы пришли на славянские территории в 1 веке нашей эры и стали теснить славян. В Германии осталось очень много славянских названий, один Росток чего стоит. И вот ещё славянские названия – Бранденбург – назывался Бранний Бор, то есть, оборонный лес.

У русских из официальной истории просто отрезали 9 веков

– А как доказывается, что это именно так, а не наоборот? Что раньше был не «бург» у них, а у нас, в России, «бор»?

– Во-первых, можно посмотреть в предание – германцы, как народность Европы, появляются в 1 веке нашей эры. Они приходят откуда-то из Азии. Второе: можно провести археологические раскопки. Такой анекдот был: Гитлер, когда уже начал проигрывать войну, решил воодушевить своих воинов, раскопать что-нибудь в округе Берлина, чтобы сказать – вот наши святыни, тут до нас жили немецкие крестьяне. Раскопали – везде кругом славянские поселения. Ну, так вот, германцы пришли в 1 веке, они жили несколько веков тихо, пока не окрепли, и в 9-10 веке они начали вытеснять славян «огнём и мечом». Скажем, был город Липск, они его переименовали в Ляйпциг, Дрезден тоже изначально был не Дрезденом, а что-то типа Дроздова. Все эти города были славянские, и германцы оттуда всех славян выгнали.

Вторая фаза, когда началась постепенная германизация оставшихся славян, германцы их начали вышучивать. Скажем, в эпоху Возрождения они писали книги типа «Корабль дураков»: когда вы начинаете читать, то видите – везде написано «славянин, славянин». Все дураки – славяне. Это и было началом их морального вытеснения. И, наконец, взять 19 век, когда появляется немецкая историческая школа. И в этой немецкой исторической школе есть два положения. Первое положение: кто первым пришёл в Европу, тому Европа и принадлежит. И второе положение: первыми пришли в Европу германцы. Всё остальное отсюда вытекает.

Дальше – Пётр Первый всего года не дожил до открытия Академии Наук. По сути дела, комплектацию Академии Наук взяла на себя Екатерина Вторая. Русскую историческую науку возглавили три человека – Миллер, Байер, Шлёцер. Что они могли сказать о русской науке? Они так и сказали – у России государственности в средневековье никакой не было, они её заимствовали у немцев. Когда начинаем смотреть – в 9, 10 веках у нас уже была государственность, у немцев её ещё не было. Мы её не могли у них заимствовать по одной простой причине – её там просто не было. Письменность мы, оказывается, у немцев взяли. Как мы могли взять у них письменность, если, когда они пришли, письменности никакой у них не было?! Есть так называемые германские руны, но они их взяли от славянских вендов, а венды взяли от венедов. И опять, то, что оказалось у немцев – продукт славянского творчества. Но немцы всё время всё говорят наоборот. И они отодвинули историю.

До этого, в 16 веке, не только мы, но и поляки Строяковский, Бельский чётко пишут, что русские помогали не только Александру Македонскому, но ещё и его отцу Филиппу. Екатерина Великая тоже на них ссылается, и они пишут, что русские грамоту задолго до Рюрика имели. Им за помощь Александру Македонскому грамота золотая была дана, но она попала в Константинополь, потом Константинополь заняли турки, а турки этими документами топили бани, и грамота была утрачена. И действительно, так было, повезло одному болгарскому послу, который наудачу купил один воз бумаг, потом оказалось, что это бумаги древнего Болгарского царства, и они обрели себе несколько веков писаной истории. Поэтому получается, даже официально, что история русских – это 4-й век до нашей эры (Александр Македонский). Но если вы берёте сейчас любой учебник славянской истории, вам говорят: «Извините, самое раннее – это 5 век нашей эры». То есть у нас 9 веков просто отрезали.

Вся Евразия была занята не просто славянами, а русскими

– Теперь возьмите современную украинскую историографию: она пишет, что Киевское государство было украинским, все князья были чисто украинскими. Так ведь Украины-то и не было. Украина появляется лишь в 16 веке. Это была польская окраина. Когда великое княжество Литовское объединилось с Польшей, появилась Речь Посполитая, вот тогда эти земли вошли, как окраина. Вообще, Украина – это искусственное образование. Если следовать украинской историографии, то Россия появилась даже не с 5 века, а с 14. И нам сейчас всего 6 веков. У меня такое впечатление – это одна историческая модель – приходит какой-то народ на славянскую землю, берёт эту землю, вытесняет оттуда славян огнём и мечом, оставшихся переводит в свою культуру, эти люди начинают говорить на этом языке. И через некоторое время появляется кабинетная историография.

– Так, может, русские, славяне такие слабые, раз кто-то приходит и их вытесняет?

– Они не слабые, они добрые.

– А украинцев славянами можно считать?

– Сложный вопрос. Если судить по палеолитическим надписям – там было славянское полногласие. Я занимаюсь этрусками, и выяснилось, что этрусский язык – это разновидность белорусского языка. Более того, на одном из зеркалец написано, что они пришли от кривичей, а столица кривичей – город Смоленск. А другая часть – это полочане из Полоцка. Вот кто образовал этрусков. Они пишут два слова по-этрусски, по-белорусски, а остальное пишут по-русски! И абсолютно чётко понятно, что полногласие существовало и в античности, и в палеолите, оно присуще и украинскому языку. Но в украинском языке «о» переходит в «и». По-русски «он», по-украински «вин», по-русски «только», по-украински «тильки». Это гораздо более позднее явление. Получается, столбовая линия – русский язык, а украинский – побег. А мы сохранили тот самый древний основной язык. Единственное – у нас появилось русское «аканье», а в палеолите мы «окали». И появился звук «э», который характерен для русского языка, а раньше его произносили, как «е».

– Вы говорите, что латынь вышла из русского языка?

– Поскольку вся Евразия была занята не просто славянами, а русскими, совершенно понятно, что любой народ, который приходил, вовлекался в эту культуру и прежде всего в этот язык. Ярослав Кеслер пишет, что все романские языки – это просто искажённый славянский язык. Вы чуть-чуть поскребите любые европейские слова и получите русские. В своих книгах я привожу такие примеры, хотя их существуют тысячи.

– Какими источниками Вы пользуетесь? Как вообще происходит процесс дешифровки и чтения древних текстов?

– В последней своей монографии «Священные камни и языческие храмы древних славян» я привожу более 200 иллюстраций таких объектов – от камней до храмов. На этих камнях и каменных сооружениях можно видеть эти надписи, это может перепроверить любой желающий при определённом старании. Дело в том, что приходится для лучшего контраста инвертировать чёрный в белый цвет и наоборот, тогда надписи выглядят намного контрастнее и легче читаются. В книге я привожу изображения камней и сооружений на территории современной России, Украины, Германии, Великобритании, Польши, Литвы, Греции, Италии. Я пойму удивление и вероятное недоверие к моим словам, но предлагаю ознакомиться с материалом хотя бы одной этой книги. Уверен, читатель будет моими доказательствами и полученными результатами исследований полностью удовлетворён и откроет для себя потрясающий мир древних славян.

– Большое спасибо, Валерий Алексеевич! Желаем Вам новых творческих открытий, с удовольствием готовы предоставить Вам наши страницы для популяризации Ваших идей.

– Спасибо.

Источник

Алексей Артемьев

Мы с вами привыкли к тому, что наш край – тихая провинция, страна вечнозелёных помидор, где 3 месяца в году холодно, а 9 месяцев очень холодно. Среди тех, кто не занимается историческими исследованиями, и даже среди историков бытует и такое мнение, будто всё более-менее значительное в здешних местах появилось только во второй половине 20 века, а до этого жизнь была унылой и тяжкой.

Что касается помидор и холода – всё верно, а в остальном не соглашусь. Наша земля хранит много тайн и загадок. Среди них одна из самых значимых – культура древних городов, которые расположены на территории нашего края. Причём, дело не только в самом факте их существования. Факт никто не оспаривает. Непонятно другое – как они выглядели, чем тут люди жили и, главное, кто эти города населял? И последний вопрос – почему всё это никому кроме историков не интересно?

Эти четыре вопроса являются тем более загадочными, потому, что ни прессой, ни широкой общественностью они не обсуждаются. Об этом не пишут в газетах, не говорят по местному телевидению, и в краеведческом музее вы ничего о цивилизации древних городов не увидите. Тема настолько обширная и интересная, что её невозможно уложить в рамки одной статьи. Давайте сначала проясним первые 2 вопроса: как выглядели те города, и чем они жили?

Городища и стоянки

Итак, на территории Удмуртии, Кировской области, Татарстана и Пермского края (далее – Прикамье) найдено множество остатков укреплённых поселений. Значительная часть их датируется 10-13 веком. В археологии их принято называть «городищами».

Прежде чем двигаться дальше, давайте для себя чётко уясним, что городище – это просто археологический термин. Неважно, что именно обнаружили археологи: развалины большого города с каменными стенами или укреплённого валом и частоколом острога, раскопщик напишет просто «городище». То же касается и термина «стоянка». Стоянками называют остатки поселений времён неолита (новый каменный век) и более ранние. Это совсем не значит, что наши предки из неолита всё время бродили, а останавливались только для того чтобы заночевать и разбросать вокруг кости. Чаще всего находят именно долговременные поселения.

Несмотря на то, что термины «стоянка» и «городище» постоянно используются археологами, пусть они вас не вводят в заблуждение. Все должны понимать, что про конкретное обнаруженное поселение совершенно ничего нельзя сказать с достаточной долей определённости, пока о нём не собраны разнообразные данные, пока они не обобщены и, наконец, пока не сделана научная реконструкция данного поселения. И если первое и второе выполняется, то реконструкция – это большая редкость. А то, что всё-таки реконструировали археологи по наитию, по интуиции (например, городище Иднакар), не выдерживает никакой критики.

Технологический метод реконструкции

А.В. Коробейников в своей книге «Историческая реконструкция по данным археологии» писал о несовершенстве существующих принципов реконструкции, предлагал новые интересные методики. Мне, в свою очередь, хотелось бы показать и возможности «технологического метода» реконструкции. В вышеуказанной статье Алексей Владимирович заметил, что его интересует в значительной степени военно-оборонительный аспект при реконструкции древних сооружений. И не в последней степени из-за имеющегося у автора опыта в данной области.

А вот я – инженер-технолог, и в рамках моих знаний и опыта мне совершенно дико слышать от достаточно авторитетных в археологии людей о раскопанных ими на городищах домах-полуземлянках, жители которых будто бы успешно занимались литьём металлов в земляные формы, в составные формы, и по выплавляемым моделям, а в свободное от обдирания шкур и выпаса скота время, якобы производили серийную ювелирную продукцию методом чеканки на специальных матрицах. Отсюда и появился «технологический метод».

Он достаточно прост. Итак, при раскопках обнаруживают предметы, которые были каким-то образом изготовлены. Находят различное оборудование и инструменты. Зачастую археологи, не будучи специалистами в каких-либо производственных технологиях, да и плохо знакомые с устройством технических приспособлений вообще, не способны правильно восстановить эти производственные и сопутствующие им подготовительные процессы. Но для человека с техническим образованием и с практикой за плечами, всё это не составляет загадки.

Известно, что технолог-производственник получает задание разработать процесс изготовления какой-нибудь детали с заданной производительностью. При этом он должен самостоятельно подобрать подходящее оборудование, инструмент, материалы, описать последовательность операций (составить технологическую карту), а также создать планировку производственного участка и рассчитать необходимое количество работников.

Цепочка этих расчётов весьма однозначна, и её можно использовать (как бы размотать) в обратном направлении. То есть, увидев некий производственный участок, технолог всегда может определить, какие изделия здесь можно в принципе производить, в каких количествах и сколько работников потребуется при полной загрузке данного производства. Очень многое специалист может сказать и по отдельным элементам – оборудованию, оснастке и инструментам. В археологии мы имеем и то, и другое. По найденным изделиям можно восстановить производственный процесс, а по остаткам элементов процесса – вычислить его возможности. Это существенно упрощает реконструкцию и делает её научно обоснованной и достоверной.

Казалось бы, что может сказать современный технолог о таких древностях: другие времена, другие технологии. Однако, многие из археологов сильно удивились бы, узнав, как недалеко ушёл прогресс, ведь и сейчас многие производственные процессы, берущие своё начало в древности, существуют почти в неизменном виде, ибо основаны на неизменных физических принципах. Да и физиологические параметры людей с тех пор сильно не изменились. Миф о том, что раньше люди были гораздо выносливее и могли целыми днями толкать в гору по каткам громадный камень без «перекуров» и обеда, не подтверждается анатомией и физиологией.

Утверждать это так же глупо, как предполагать, будто опытный сварщик смог бы привыкнуть регулярно производить электродуговую сварку металла без защитной маски, и при этом сохранил бы своё здоровье. Нет, он бы мучился от боли в глазах, а затем ослеп. Лень человеческая – это одно, а физиологические возможности – совсем другое. В конце концов, человек может долго работать на пределе сил, но это однозначно приведёт к истощению организма, а затем к профессиональным заболеваниям и ранней смерти. В масштабах народа это означает вымирание. В этом вопросе с древности ничего не изменилось.

Если тот или иной народ существовал успешно и развивался, то условия его работы были в рамках основных нынешних норм по охране труда, ибо эти нормы продиктованы физиологическими возможностями человеческого организма, которые, по данным палеоантропологии, принципиально не изменились на протяжении тысячелетий.

Применение «технологического метода»

А можно ли применить этот метод на практике? Давайте попробуем. Так как полноценные материалы по раскопкам заполучить не всегда удаётся, то объектом для испытаний нового метода я выбрал толстую книгу с красивыми картинками и достаточно детальными полевыми отчётами. Географически это поселение располагалось на берегу реки Обвы, притока Камы. И датируется 13 веком. В книге опубликовано множество находок; это прекрасный образец для пробы описываемого метода. Разумно разделить наше исследование по отраслям производства:

– Металлургия (получение металлов из руд, литьё).

– Металлообработка (обработка давлением, механическая обработка).

– Керамическое производство.

– Деревообработка.

Металлургия

Рис.1 Первое, что нам становится известно из публикации археологов – металлургия там была. Об этом говорят не только найденные на городище литые изделия (Рис.1), но и формы для их изготовления (Рис.2). Итак, это изделия и инструменты, а где же само оборудование? Температура плавления бронз составляет 950-1100°С, а температура литья бронз лежит в диапазоне 1100-1300°С, ведь надо обеспечить текучесть, иначе металл не заполнит форму. Поэтому специальная печь просто необходима.

Совершенно очевидно, что для постоянной работы с гарантированным результатом металлургическая печь должна была устойчиво поддерживать температуру 1300°С. Такие печи в то время были известны. Археологи называют их горнами. Плавка в таких горнах производилась в тиглях (Рис.3). На раскопанной территории городища, которая составляет 2500 кв.м (10% от всего поселения), найдено 3 горна. Среди них один гончарный, и два металлургические. В первом металлургическом горне обнаружены наконечник стрелы, обломки и целые железные ножи, фрагменты бронзовых украшений, во втором – только украшения.

Рис.2 С бронзовым ломом всё ясно. Всё, кроме того обстоятельства, что археологи часто путают латунь с бронзой. Это становится очевидным, когда читаешь в полевом отчёте или в книжке о находке бронзовой проволоки. Всякому инженеру известно, что бронза хорошо льётся, но пластичность у неё весьма низкая. Поэтому через канитель вытянуть из неё проволоку просто нереально. Протягивание через пластину с отверстиями – это сейчас основной способ получения проволоки, а тогда он был единственным. А вот латунь тянется хорошо. Следовательно, для оценки технологических процессов следовало бы конечно эти сплавы различать, ведь для плавки и литья латуни достаточно стабильной температуры 800°С, что заметно проще и требует меньших энергозатрат.

В отличие от археологов 21 века, металлурги древности в этом деле явно разбирались. Ведь для изготовления проволоки они варили латунь, а для различных пружинных элементов – бронзу. Но нам придётся поверить археологам на слово. Понятно и как всё это попало мимо тигля на дно печи: перед тем, как поместить тигель в полость горна, его загружали бронзовым ломом и флюсом. Однако каким получится объём расплава, заранее точно неизвестно. Даже если строго отмерить по весам, точного выхода расплава по объёму не получить, потому что происходит выгорание элементов, что-то уходит в шлак. Да ещё и химический состав лома неоднородный и часто требуется коррекция, металлург должен в ходе плавки добавить побольше меди или олова. Кроме того, при отливке получался брак (и сейчас для литья 10% брака – это норма), его повторно переплавляли.

Рис.3 Есть и более прозаичная причина, почему лом приходилось досыпать прямо в тигель, стоящий в раскалённом горне. Если засыпать полный тигель с горочкой ломом, то после расплавления он едва заполнит половину тигля, и для того чтобы эффективно использовать цикл загрузки-плавки-заливки, лом просто досыпали сверху. Конечно, что-то и мимо падало. Точно так поступают металлурги и сейчас. Кстати, у них точно такие же тигли, только нагреваются они с помощью газа или электричества.

Но что там делает железный лом в виде целых ножей и обломков? Целые ножи могли бы подвергать здесь термообработке (закалке и цементации). А зачем термообрабатывать обломки? Обломки могли нагревать только для перековки или переплавки. Но для ковки такой горн использовать крайне неудобно, ведь он имел закрытую конструкцию и загружался сверху через небольшое отверстие, которое, возможно, даже частично перекрывалось для поддержания температуры. А при ковке изделие необходимо часто извлекать, обрабатывать молотом, и снова помещать в зону нагрева. Для этого используются другие горны, они более открытые, но выдают меньшую температуру, до 900…1000°С.

Ничего не остаётся, кроме как предполагать, что данный горн мог развивать температуру до 1400…1545°С. Потому что только при этой температуре возможна переплавка железного лома в тигле. Это возможно при наличии мощного поддува воздуха мехами.

При таких температурах для надёжной работы необходимы тигли из огнеупорной глины. Определить, из какой глины сделан тигель очень легко, достаточно определить содержание оксида алюминия в материале, и если он составляет 30…42%, то это огнеупор. Но такие глины в наших местах не встречаются. Откуда же они были привезены? Здесь может также пригодиться способ, описанный в 1769 г. Рычковым:

«В небольшом расстоянии от села Ицкого устья подле берегов реки Камы находится песчаная гора, довольствующая многие медные заводы отменным и редким песком, который заводчики употребляют для горновых кирпичей. Они, соединив его с белою глиною, делают квадратные камни, которые сушат обыкновенно на солнце. Польза от него происходящая есть та, что он, будучи чрез меру крепок, сносит самое сильное пламя огня, так что плавильная печь, внутрь коея выкладывают оным камнем, может от двадцати до сорока дней стоять не опасаясь жестокости пламени, разбивающего самые крепкие камни…»

Вероятно, здесь речь о кварцевом песке. Температура плавления кварцевого песка около 1700°С, и соответствующая смесь успешно может применяться в качестве огнеупора.

К сожалению, подобными анализами археологи не озадачиваются. И мы можем только констатировать факт, что тиглей найдено множество, а это и есть литейная оснастка. Поскольку обломки ножей можно расценивать не иначе, как шихту, то данный горн использовался для тигельной плавки не только бронзы, меди, серебра, золота, но и железа (стали). Причём известно, что тигельным способом получают особо качественные стали, подлежащие закалке, а также булат.

Таким образом, можно сделать обоснованный вывод о том, что жители данного поселения владели цветной и чёрной металлургией.

Это подтверждается и найденными изделиями. 100% орудий труда, таких как ральники (наконечники плуга), мотыжки, топоры, ножи, ножницы выполнены из массива кричного (мягкого) железа с вваренными лезвиями из тигельной (твёрдой) стали. Это и понятно, ведь тигельная сталь была достаточно трудоёмка в изготовлении, варили её в небольших количествах, высокого качества, и берегли.

А вот кричное железо, из которого сделана основа инструментов и множество всяческих скобяных изделий, должно было выплавляться в гораздо больших количествах. Но найденные горны в этом не помощники. Для этого использовались сыродутные горны другой конструкции. В них руда с топливом загружалась прямо в полость печи, там при температуре порядка 1300°С происходило восстановление железа из оксидов. При этом восстановленное железо спекалось в губчатую массу (крицу). Шлаки стекали вниз, и пода, как такового, там не было.

То, что археологи таких печей (домниц) на описанном городище не нашли, говорит о двух возможных вариантах. Либо кричное железо местные жители покупали, либо просто сыродутные горны не попали в зону раскопа. Первое – маловероятно, ведь мы здесь имеем дело с более высоким техническим уровнем тигельной плавки. Тот, кто умеет это, сможет выплавить и кричное железо. Кроме того, практически на всех раскопах крупных поселений того времени сыродутные горны находят. То есть они были распространены повсеместно. Препятствий для реализации этой технологии в данном поселении нет. Скорее, действовала вторая причина: вспомним, что раскопано здесь всего 10% поселения.

Кроме того, надо чётко понимать, что покупка сырья и комплектующих – это не просто дополнительные производственные расходы. Такая кооперация означает стратегическую уязвимость производства и основанного на нём поселения. Для того чтобы быть уверенным в надёжности поставок, надо иметь развитую инфраструктуру (надёжные транспортные системы), и не вести постоянных войн. То есть входить в состав большой развитой политической системы (государства). Поэтому те, кто твердят о дикости тогдашней жизни, постоянных взаимных набегах и разбое, должны забыть о средневековой кооперации и развитой промышленной торговле.

Эпизодические торговые операции с немногочисленными предметами роскоши – это одно, а ежедневный и большеобъёмный импорт базового сырья – совсем другое. Даже при стабильной политической обстановке импорт основного сырья сделал бы производство крайне зависимым и уязвимым. Но это не позволило бы поселению развиваться и процветать, как это видно по его размерам и уровню мастерства его ремесленников. Окончательную точку в этом вопросе ставит находка фрагментов железных криц, торговать которыми в таком необработанном виде нет смысла. Очевидно, следует признать, что поселение владело и сыродутной выплавкой железа.

Итак, можно с уверенностью сказать, что на Рождественском городище имелся полный металлургический комплекс, от руды до готового изделия. Минимум 2 металлургических горна для тигельной плавки, один для сыродутной выплавки железа. Каждый обслуживали не менее 2-3 металлургов в каждой смене, потому что требуется постоянный поддув мехами. Работники должны сменять друг друга. Итого 6-10 металлургов. Не следует фантазировать, что на поддуве сидели несовершеннолетние подростки. Подросткам и другой, менее тяжёлой работы хватало, а здесь полноценно работали 6-10 здоровых мужиков.

Но нужны ещё и сопутствующие производства. Та же самая руда сама из земли не вылезет и в горн не набьётся. Её надо отыскать, извлечь из-под земли, прокалить на огне и измельчить. Затем руду требуется доставить в город, иногда на большое расстояние. А это своя отдельная масштабная работа, требующая умения и навыков. Если бы этим занимался сам металлург, то его печи простаивали бы большую часть времени. Поэтому на Руси издавна известна профессия «копщик» (не ям, а руды). В 16 веке на Урале добычей руды занимались тоже отдельно. Поэтому необходимо учитывать, что в процессе участвовали и эти люди. А так как металлургия была и цветная, и чёрная, использовались разные руды и месторождения. Значит, и рудокопов было достаточное количество – не менее 2-х на одно «месторождение». В нашем случае – минимум 4 человека.

Кроме того, металлургия использовала тогда и сейчас использует доломит и другие флюсы, которые тоже надо добывать, перерабатывать и доставлять. Как минимум, 1 человек был на добыче флюса.

Плавка шла на древесном угле. Потреблялось его огромное количество. При ежедневной работе хотя бы 3-х найденных горнов сжигалось бы не менее 3 куб. метров древесного угля. Реальная же потребность всего производства, с учётом ненайденных сыродутных горнов и передельных производств, должна была доходить до 10 куб. метров в день. Этим занимались углежоги. Они выжигали уголь в ямах. Работа эта грязная и тяжёлая, но особых навыков не требует. Для этой работы требуется минимум 4 человека. А ведь для того чтобы получить 10 кубов угля, что составляет, примерно, 2 тонны, нужно заготовить 15-16 кубов берёзы. Это значит, что нужно свалить около 15-20 берёз с диаметром не менее 30 см у основания, распластать на чурбаки, и растащить по ямам. Это – бригада лесорубов не менее 10 человек.

Расчёты населения в первом приближении

Давайте подытожим. В металлургической отрасли работало, минимум, 15-20 человек. Эти люди, я уверен, имели семьи. Традиционно, даже с учётом высокой детской смертности, в семье было в среднем порядка 5 детей. И стариков наши предки всё-таки, тоже с обрыва не сбрасывали. Значит – плюс 2 стариков. Получается 15-20 мужчин, плюс 15-20 женщин, плюс 75-100 детей, плюс 30-40 стариков. Итого: 135-180 человек, живущих в основном на доходы от металлургической отрасли.

Разумеется, всем им не было смысла жить в городе. Рудокопы, лесорубы, и углежоги с высокой степенью вероятности жили неподалёку от места работы. Я не утверждаю, что лесорубы жили в лесу прямо под деревом. Нет, просто они были сельским населением. Но если взять минимальные цифры, то тех, кто однозначно жили в городе, было минимум 54 человека или 6 домашних хозяйств. Селян, завязанных в процессе, – 81 человек или 9 домашних хозяйств.

Если бы я был уверен, что в поселении кроме металлургии ничем абсолютно не занимались, то смело умножил бы эти показатели на 10 и получил бы 540 городских жителей или 60 хозяйств, и 810 сельских жителей или 90 хозяйств. Ведь исследовано только 10% территории.

Сюда следовало бы добавить социальную надстройку в виде властей и охраны, которая в те времена составляла, вероятно, порядка 5-10%. Возьмём среднюю цифру 7% и получим дополнительно 38 городских жителей и 4 хозяйства. Всего соответственно 578 городских жителей или 64 домашних хозяйства.

Кроме того, все они потребляли продовольствие. Потребляли, но не производили. А кто его производил? Это дополнительные сельские жители, не занятые в производственном процессе. Причём, известно, что при сельскохозяйственных технологиях того времени, для того, чтобы прокормить излишками продовольствия 1 домашнее хозяйство, занятое в производстве, требовалось не менее 3 сельских хозяйств.

Значит, к сельским жителям следует добавить ещё 4164 земледельца, что составит 4974 сельских жителя или 552 сельских домашних хозяйства. Уже на этой стадии можно создавать реконструкцию. Однако, неравномерная занятость работников в других отраслях может существенно скорректировать расчёты.

Металлообработка

Здесь мы не рассчитываем найти оборудование в виде механических устройств, станков (разве что, кузнечные горны) и подразумеваем ручную обработку. Поэтому нас интересует, прежде всего, инструмент и сами изделия. Процессы металлообработки занимают значительно меньше места, чем металлургические, и интересны в первую очередь с точки зрения реконструкции быта и внешнего облика жителей города. Я думаю, что всё вышесказанное позволяет уже говорить именно о городе.

Самым распространённым процессом металлообработки тогда была ковка. Для оборудования кузницы необходимы: кузнечный горн, наковальня и закалочно-охлаждающая ёмкость. В условиях нашего климата – это крытое срубное помещение размером, минимум, 3 на 4 метра. Долговременная работа кузнеца под навесом или на открытом воздухе, как обычно изображают художники со слов археологов, с учётом сезонных колебаний температуры, в нашем регионе просто исключена: это прямая дорога на больничную койку. Качество изделий также пострадает – заготовка будет остывать быстрее и снизится производительность. Думаю, для того чтобы избежать таких проблем, стоило поработать топором. Тем более, что ниже будет показано, насколько высоким был у горожан уровень плотницкого и столярного ремесла.

Работать в кузнице должны, минимум, 2 человека. Мы не знаем, сколько здесь было кузниц, но можно обоснованно полагать, что один металлургический горн работал на 1 кузницу. Если 3 горна, то это тройная производительность, значит, в 3 раза большая по размерам или 3 отдельные кузницы. В любом случае, минимум, 6 кузнецов. Потребляли они порядка 2 куб. метра угля в сутки.

И что, собственно, можно произвести в этой кузнице?

На оснащённой таким образом кузнице можно производить проковку криц, для удаления неметаллических включений и получения кричного железа. Без проковки крица – это губчатая рыхлая масса, и ни к чему не пригодна. Это делали здесь однозначно. Можно также ковать из кричного железа скобяные изделия, гвозди, скобы, подковы, засовы, дверные петли, детали механизмов; разбивать железо в листы, полосы, прутки; тянуть проволоку из железа, меди, серебра и золота (однако, вероятно, серебром и золотом занимались отдельно). Среди найденных на городище изделий есть всё перечисленное. Также на подобных кузницах выполняется кузнечная сварка, пайка твёрдыми (медь, латунь) и мягкими (олово) припоями. При сварке и пайке применялись в обязательном порядке флюсы типа буры. Их добывали те же, кто занимался флюсами для металлургов.

Рис.4 Результат применения этих технологий, мы наблюдаем среди находок (Рис.4). Практически все железные изделия выполнены с использованием сварки. Многие из них выполнены в виде трёхслойного пакета, либо с вваркой стального лезвия. По схеме трёхслойного пакета изготовлено 60% всех найденных ножей. Наварка стальных лезвий использована и при изготовлении ножниц. Это были великолепные по остроте и долговечности изделия, а их разнообразие так велико, что даже присутствуют абсолютно современного вида столовые ножи со скруглёнными концами.

Интересно, что ножей низкого качества практически не находят. Те, которыми мы с вами сегодня скоблим овощи на кухне, близко не подходят для сравнения по качеству стали. Даже мотыги того времени так твёрды и остры, что археологи сомневаются, не тёсла ли это для дерева. Но и наконечники плугов такого же качества, а ведь ими-то явно ничего не тесали.

Сейчас сельскохозяйственные и бытовые инструменты такого уровня качества не просто очень дороги, их фактически не производят. Значит, наличие таких орудий труда свидетельствует о высоком качестве жизни того времени и облегчении ручного труда. Кто косил твёрдой, хорошо отбитой и выправленной косой, знает, что усилий при этом тратится меньше, чем иным электрическим триммером. Такая коса гораздо легче, её без труда можно принести на дальний покос, и если она изготовлена по вышеописанным технологиям, то тупиться будет крайне редко.

Механическая обработка, скорее всего, производилась как в самой кузнице, так и в специальных слесарных, ювелирных мастерских. Из обработки металлов резанием можно назвать шлифование. Найдено множество точильных камней. Среди них даже есть вполне современный по форме точильный круг. На таком круге можно получать очень ровные зашлифованные поверхности. Те же ножи, ножницы могут быть обработаны не хуже современных.

Рис.5 Также невозможно изготовление изделий с таким качеством без запиловки напильниками. Действительно, напильники тогда были широко распространены. Например, напильники 13 века из Райковецкого городища и Вышгорода, совершенно не отличаются от современных. На рисунке (Рис.5) (а) – вышгородский, (б) – райковецкий. Под буквой (в) обратите внимание на разнообразие профилей древних напильников. Под буквой (г) среди профилей современных напильников нет овального. Это о чём-то говорит. В нашем случае напильники не найдены, но то, что запиловка при изготовлении найденных изделий использовалась, отрицать невозможно.

Кроме этого, производилась обработка металлов давлением. Это рубка, прошивка, насечка, гибка, клёпка, чеканка, штамповка на матрицах. Найдены соответствующие инструменты и изделия. Интересны в этом плане литые ажурные матрицы, которые позволяли чеканить из листа повторяющиеся металлические накладки (Рис.6). Получалось очень красиво, аккуратно и производительно. Их найдено огромное множество (Рис.7).

Рис.6 Вообще, можно сказать, что жители города владели всеми способами слесарной обработки. За исключением, возможно, сверления и распиловки металла, которое они заменяли прошивкой, и рубкой. Имея найденные инструменты, можно было изготовить практически любую механическую вещь, хоть часы Фаберже. Только для этого, разумеется, надо было ещё владеть специфическими расчётами.

Самым распространёнными механизмами, которые делали городские ремесленники, были навесные замки. Их найдено множество (Рис.8). Замок состоял из корпуса с фигурными пазами и полостью, а также дужки с закреплёнными на её конце пластинчатыми пружинами. Защёлкивался он автоматически, а отпирался с помощью фигурного ключа. При закрывании дужка вставлялась в отверстия корпуса. При этом пружины автоматически сжимались, и распрямлялись, только оказавшись в закрытой полости корпуса при полном замыкании дужки. Таким образом, они, упираясь концами в корпус, надёжно фиксировали дужку. В закрытую полость вела лишь узкая фигурная прорезь на донце корпуса. Открыть замок без специального ключа было очень непросто. Для размыкания замка соответствующий ключ вставлялся в прорезь и при дальнейшем продольном перемещении сжимал пружины, позволяя извлечь дужку из корпуса.

Рис.7 Думаю, читатели далеки от мысли, что жители запирали столь надёжными замками навесы, шалаши и полуземлянки. Видимо, пора уже вести речь о добротных дощатых дверях, срубных домах, надёжных потолках с теплоизолирующей засыпкой и не протекающих крышах. Ведь мало смысла в замке на двери, если в дом можно легко проникнуть, разметав солому или лубки на крыше.

Можно с уверенностью сказать, что быт жителей города не был тягостным. Если ювелирные ремёсла развиваются, значит, они востребованы. А то, что люди могут позволить себе не просто добротные, а красивые, изысканные вещи, говорит о достатке. Кроме того, подобные украшения встречаются в здешних захоронениях столь часто, что нет оснований говорить о них, как о чём-то элитарном. Эти вещи были доступны рядовым горожанам.

Чтобы разобраться, как это производство могло выглядеть в реальности, достаточно не валить всё в одну кучу. Не стоит полагать, что один и тот же кузнец метался между наковальней и проволочной канителью, а затем, не успев от окалины руки отмыть, серебро чеканил. Ничего не надо выдумывать, потому, что мы знаем, как исторически объективно сложилось разделение труда по ремёслам.

Рис.8 То что здесь в 13 веке разделение труда на ремёсла уже произошло, не вызывает сомнения. Об этом свидетельствует высокий уровень мастерства, богатый набор способов обработки и очень разнообразный инструментарий. Я понимаю, как некоторым неприятно это признавать. А как же, ведь то же самое происходило в это время в Европе. Нам же, в учебниках истории писали, что здесь были тогда только ёлки и волки. Однако находки свидетельствуют о ранней и более интересной истории нашего края.

Однозначно отдельно существовала ювелирная мастерская. Там производилась чеканка, штамповка, клёпка, высечка, шлифовка, полировка, серебрение, золочение. Там же тянули латунную, серебряную, золотую проволоку через канитель, и делали из них цепочки и другие украшения, которые найдены во множестве.

Для работ по золочению, серебрению, а также ювелирной пайке требуется своя печь, высокотемпературная (до 1000°С), но очень небольшая. Её археологи могли не зафиксировать вообще. Бегать к соседям металлургам и путаться у них под ногами со своими маленькими тигельками ювелиру очень нерационально. А без нагрева ему даже не отлить заготовку для волочения проволоки. Скорее всего, на этой же, не найденной пока печи плавили и драгоценные металлы для отливки изделий. Вместо печи могла использоваться паяльная лампа особой конструкции, какие к тому времени известны в средней Азии. Здесь пока ничего подобного не найдено, поэтому следует остановиться на печи. Впрочем, на наши построения это мало влияет, лишь несколько снижает технологические возможности.

Специфика ювелирного ремесла в том, что там всё небольшое и достаточно дорогое. Поэтому объёмы небольшие и потери стараются уменьшить. На большой печи и расходы на топливо и потери всегда неизбежно велики. Поэтому достаточно объёмное бронзовое литьё всегда существовало в отдельном процессе.

Таким образом, ювелирная мастерская представляла собой закрытое помещение минимум 3 на 4 метра, подобное кузнице. Там располагалась небольшая печь для плавки, золочения и серебрения, верстак и масса инструментов. Среди приспособлений должны были присутствовать волоки (канители), маленькие прокатные валки, и наковаленка. Работать там может 1 человек. Потребление угля невелико.

У нас выделилась кузница и ювелирная мастерская. Механическая мастерская того времени вряд ли могла быть совмещена с кузницей. Она должна была быть отдельной, где выполнялись только работы по шлифовке, подгонке и сборке. Те же клинки могли коваться в кузнице, и это только 1/3 часть работы, а шлифовка, сборка рукоятей и ножен могла происходить уже в другом, более приспособленном и комфортабельном помещении.

Следует принять второе предположение, как общепринятую практику в ремесленных центрах того времени. Заниматься шлифовкой и сборкой изделий действительно невозможно в условиях кузницы. Для качественной шлифовки нужно, как минимум хорошее освещение.

В кузнице же наоборот освещение всегда было полутёмным. Это важно для определения степени нагрева поковки. Его кузнецы и сегодня определяют по цвету раскалённого металла. Если недогреть, то металл потрещит в процессе ковки, если перегреть, то тоже появятся дефекты. При естественном, дневном свете оттенков цвета горячего металла просто не видно.

Таким образом, выделяется механическая мастерская. Это такое же по размеру, как и кузница, закрытое помещение, оборудованное небольшой наковальней, верстаком, точильным станком с ручным приводом, хорошим освещением и множеством инструментов.

Шлифовка, полировка и подгонка – процесс трудоёмкий, длительный и требующий высокой квалификации. То, что может за день наковать кузнец, шлифовщик сможет довести, минимум, за 3 дня, так как его работа менее производительна. Однако следует заметить, что часть изделий кузнечного производства выходит в готовом виде. Это в основном скобяные изделия. Поэтому можно принять, что в механической мастерской работало, минимум, 2 человека.

Керамическое производство

С керамикой в исследуемом городе было всё в полном порядке. Её производили много и достаточно высокого качества. Рискую вторгнуться здесь на любимую археологами территорию черепков. По этим черепкам они нелогичным образом пытаются разделить вполне однородную по всем остальным показателям культуру на множество мелких, отдельных и, якобы, враждебных. Специально на этом останавливаться не буду. Непонятно только, почему местные учёные умы льют воду на незрелую теорию соседнего «булгаризма». Неужели гранты из соседнего субъекта федерации и сюда дошли? Непатриотично как-то.

Судите сами. Находят у нас керамические сосуды высокого качества, красиво орнаментированные, и говорят, что это сосуды булгарского типа (таких 60%). А ещё находят сосуды, изготовленные погрубее (их 40%), и говорят, что это сосуды производства местных ремесленников. Очевидно, что якобы булгарские сосуды производились здесь же, ведь найдены ямы для приготовления соответствующего глиняного теста, и не до конца обожжённые те самые сосуды в обвалившемся гончарном горне. Чего же в них булгарского? Но профессора-археологи Белавин и Крыласова упорствуют и выдвигают предположение о том, что здесь работал булгарский филиал. Почему бы просто не сделать вывод, что местные мастера умели делать гончарную продукцию не хуже булгарской?

Есть и ещё один момент, который почему-то укрылся от авторов археологических монографий. Все сосуды из числа грубых, по форме и назначению относятся к горшкам, которые применялись в хозяйственных целях, в том числе и для варки на открытом огне. А все якобы булгарские, по назначению, скажем так, более парадные. Вот и отгадка этой большой тайны. Для помоев фарфоровую посуду и сейчас не используют. Ясно, что здесь дело в обыкновенной практичности. Кто будет украшать горшок, чтобы тут же его закоптить? Так зачем же соседские филиалы сюда приплетать?

Следуя подобной логике, грубо изготовленные горшки, которые наверняка находят в булгарском Билярске, следует немедленно объявить привезёнными из северных краёв. Или признать изготовленными здесь же, но в «рождественском» филиале неумелыми руками наших горожан. А замки, найденные здесь в «рождественском» городе, о которых писалось выше, надо называть Киевскими (очень похожи), и обозначить также Киевский филиал. Прямо какая-то «свободная экономическая зона»…

Итак, судя по находкам, на Рождественском городище производились все виды традиционной керамической посуды, а также керамические печные плиты и кирпичи. Из оборудования найден один гончарный горн. Горн теоретически мог стоять под навесом или на открытом воздухе, но вот подготовка изделий под обжиг однозначно производилась в помещении. Иначе, как я уже описывал выше, неизбежно вымирание рода гончаров от хронической простуды.

Рис.9 Во-первых, летом при +10°С (у нас это часто бывает), работать голыми руками с сырой глиной, значит, максимум за 2 года заработать артрит и невралгию. А зимой на морозе это вообще невозможно.

Во-вторых, если бы все вышеописанные ремесленники работали под навесами и на открытом воздухе, то 6 зимних месяцев им бы пришлось просто тунеядствовать. А жить чем? Поэтому, сколько я всяких местных производств не перевидал, все они, кроме горнодобывающих и лесозаготовительных, располагались в помещениях. И не только современные. Вот, например, реконструированное изображение уральской домницы 14-15 века (Рис.9). Мы видим металлургическую печь, а к ней заботливо домик пристроен, как раз типа того, что я описывал в качестве производственных сооружений. Думаю, что с 13 века по 14 мало что переменилось, ведь тогда прогресс не шагал семимильными шагами.

С работой гончара может справиться 1 человек. Но к гончарным работам придётся отнести и печную кладку. Высокотемпературные печи часто требуют ремонта, а их конструкция сложна. Поскольку таких печей было порядочное количество, то в качестве печника следует выделить, минимум, 1 человека.

Особый интерес вызывает найденная керамическая печная плита. Использование таких плит может говорить только об одном – жители города не жили в курных избах, а имели печи с дымоходами. Только в таких печах требуется изолировать топку. Если бы это был открытый очаг, то использование керамической печной плиты между огнём и горшком существенно понизило бы эффективность приготовления пищи. Ведь теплопроводность керамики в несколько раз меньше, чем у чугуна, из которого делают печные плиты сейчас.

Честно говоря, меня эта находка не удивляет. Горожане, которые знали, как сделать печи для плавки металла, однозначно имели представление о печной тяге. А владея секретом печной тяги и имея просто глину под ногами, можно делать любые печи – отопительные, варочные, банные, хлебные. Даже сложнейшая русская печь, представляющая из себя компактный комплекс из всех четырёх перечисленных, могла быть ими изготовлена.

Для того, чтобы строить печи, требуется знать несколько принципов.

Первый – в глиняном массиве перед обжигом можно создать ходы, полости и перегородки заданной конфигурации с помощью деревянных плах, облицованных глиной. Затем, положив топливо в топку, следует произвести обжиг. При этом внутренние плахи выгорают либо вынимаются до обжига, и получается глинобитная печь. Именно так, по мнению археологов, в 13 веке строили горны.

Сейчас глинобитные печи строят и по сложной технологии, набивая печь в опалубку, подсушивая 5-6 дней без подогрева, затем удаляя опалубку, после просушка на малой подтопке с полным остыванием 5-7 дней, затем максимально жаркая протопка в течении 3-5 дней. Причём, надо заметить, что эта сложная технология известна и применяется только на территории нашей страны. Не исключено, что и жители исследуемого города использовали нечто подобное.

Второй – топку следует ограничить определённым объёмом, тогда топливо, заполнившее большую часть топки, при горении будет выделять одновременно в одном замкнутом объёме большое количество тепла, и температура в зоне горения превысит 750°С. При этом процесс горения проходит более эффективно. Для ограничения объёма топки, а не для того, чтобы угольки не летели, делается топочная дверка. Распахни её в момент горения и температура в топке сразу упадёт.

Многие думают, что камин греет хуже печи потому, что у него труба большая и всё тепло выдувает. Это неверно. Именно большая эффективность сгорания топлива в печи ставит её на голову выше камина и открытого очага. Этот принцип также применяется в горнах.

Третий – горячий дым поднимается вверх, так же, как вода течёт вниз. Если сделать для него своеобразное «русло», только перевёрнутое вверх, он потечёт, как ручей, образуя водопады, перекаты и водовороты, только из дыма и снизу вверх. На этом принципе работают колпаковые конструкции печей. Он также позволяет понять, как эффективно выполнить дымоходы в оборотных печах.

Четвёртый – перепад высот создаёт печную тягу. Работая с горнами, трудно было этого не знать. Поэтому можно не только позволить горячему дыму подниматься по дымоходу вверх, но и протащить его вниз падающим потоком по короткому участку, как вода перетекает через колено сифона под вашей раковиной. Это позволяет нагреть больший объём печи и выбросить меньше тепла в трубу.

Зная первый и второй принципы, не проблема строить отопительные печи с дымоходом. Умея применять третий и четвёртый принципы, можно строить многофункциональные печи с крайне высоким КПД. Но для того, чтобы плавить и ковать железо, надо знать ещё и пятый принцип. Он заключается в принудительном нагнетании воздуха в зону горения. Окислительные процессы при этом ускоряются. За единицу времени производится значительно больше тепла, но стенки печи не изменяют своей теплопроводности, и её поверхность не успевает отдавать всё поступающее тепло. Температура в топке повышается.

Таким образом, археологов-«патриотов», которые считают, что жители подобных поселений в 13 веке жили в полуземлянках и курных сараях, может извинить только их полное невежество в перечисленных выше вопросах.

Деревообработка

Деревообработка, несомненно, присутствовала в исследуемом городе. Её следует разделить на плотницкие и столярные ремёсла.

Из плотницких инструментов найдено множество топоров самой различной формы, тёсла, наструги, скобели, долота, буравы. Пил при раскопках не найдено, однако известно, что в 13 веке пилы были широко распространены на всей территории русской равнины и Сибири. Несмотря на это, использовались они ограниченно. Считалось, что получаемые при распиловке поверхности неустойчивы к гниению, растрескиванию и недолговечны.

Таким образом, пилы были второстепенным инструментом в плотницком деле. Основную роль играли топоры и наструги, а также долота, скобели и ножи различной формы. Такими инструментами можно производить заготовку строительного леса, удалять с брёвен кору, получать из кругляка прямоугольные брусья, выбирать продольные и поперечные пазы различной формы, раскалывать кругляк вдоль на плахи (плоские, полукруглые и четверти), получать тёс и дрань (в качестве кровельного материала), соединять элементы в пазы и шипы, сверлить отверстия и шпунтовать стыки элементов.

Особо интересны для технолога наструги. Это ни что иное, как рубанок. Наструги, которые обнаруживают археологи, представляют собой нож рубанка в виде скобы шириной от 6 до 9 см. Он закреплялся в деревянном корпусе посредством клина. Вылет режущей кромки за плоскость корпуса регулировался установкой клина. Значит, можно было регулировать толщину съёма материала от грубого до самого тонкого. Это даёт возможность не только выравнивать тёсанные и колотые деревянные поверхности, но и добиваться высокой чистоты поверхности (гладкости). То есть, благодаря инструментам, которыми пользовались плотники исследуемого города, перечисленные технологические операции по обработке дерева становились вполне доступными по трудоёмкости. Большой удачей для нас является сохранившаяся в среде староверов со средних веков плотницкая традиция.

«В сёлах Верхнего Приобья живут многие потомки старообрядцев, тех, кто в XVII-XIX вв. осваивали сибирские земли. Многие элементы их духовной культуры говорят о сохранении древних традиций, бытовавших ещё в средневековой Руси. Исследование особенностей материальной культуры старожилов-старообрядцев в конце XIX- начале XX вв., проведённые автором статьи в течение нескольких последних лет при поддержке Российского гуманитарного научного фонда, показывают, что и в домостроении эта тенденция была очень сильна…» [1]

В культурном пространстве Прикамья очень интенсивно шёл процесс обмена культурными достижениями. К примеру, быт финно-угорского народа коми ещё во времена крещения его Стефаном Великопермским (1375 г.), крайне мало отличался от традиционно русского. Мы знаем об этом из жития святого, написанного через год после его смерти лично знавшим святителя иеродиаконом Епифанием Премудрым, которое изобилует подробностями. А ведь от Великого Усть-Юга (ныне Устюг) до нынешней Перми больше полутысячи километров непроходимых лесов. Поэтому вполне разумно полагать, что исследуемый город не выпадал из общего культурного пространства Прикамья, и его плотницкие традиции имеют общие черты с традициями староверов, дошедшими до наших дней.

Давайте попробуем реконструировать типовое жилое строение 13 века по имеющейся у нас информации, прибегая к сравнениям с традициями староверов. Начнём с основания. В своих отчётах археологи не выявляют наличие каменных фундаментов строений, зато описано множество столбовых ям. Этому находится интересное объяснение:

«Основные технологические приёмы строительства, начиная с закладки дома и кончая покрытием крышей, в основном совпадали с теми, что бытовали в средневековой Руси. Дома строили исключительно срубные. Если грунт был недостаточно плотен, делали вначале основание дома – копали ямы, опускали туда деревянные стойки, иногда предварительно обожжённые или смазанные дёгтем, чтобы предотвратить их гниение в земле. Если грунт был плотный, то под углы избы просто подставляли камни, покрывая их для гидроизоляции двумя слоями бересты. В том случае, когда стойки выводили высоко, дома делали с «завалинками». В сузунских сёлах некоторые хозяева из кержаков к зиме завалинки заполняли землёй, а к лету землю отваливали для «пpодува». На стойки, камни или на уплотнённый грунт (в местностях с песчаной почвой) укладывали окладной венец – окладник, и далее выставляли венцы до нужной высоты. Придавая дереву большую водонепроницаемость, окладник мазали дёгтем или смолой, которую варили сами. В этом случае фундаментных стоек не ставили, а первый венец укладывали прямо на уплотнённый грунт».

Получается, что у средневековых плотников имелись варианты для разных грунтов. В нашем случае грунт, судя по результатам раскопок, располагал к варианту со стойками. Всё вышеописанное было вполне в рамках ранее нами определённых технических возможностей плотников исследуемого города. Причём, это не просто возможности, а реально применяемые ими технологии. Об этом недвусмысленно свидетельствуют найденные инструменты. Ведь человеку, живущему в шалаше, рубанок просто не нужен.

Пока наши предположения об уместности аналогий подтверждаются. Продолжим. Против существования срубных конструкций на исследуемой территории в 13 веке, никто не выступает. Поэтому, основное внимание хочется уделить полам и потолкам. Это для того, чтобы с помощью нашего метода обоснованно доказать применяемость этих конструкций для постройки жилых помещений и впредь, утверждения о проживании жителей подобных городов в полуземлянках, считать научно не обоснованными.

Давайте разберёмся, как делали полы староверы.

«Пол настилали из широких плах по «переводам» (балкам). Плахи для пола очень тщательно обтёсывали. Старожилы-старообрядцы иногда делали полы двухслойными – нижний был черновым, плохо обработанным, верхний, который клали непосредственно на «чёрный», «чистым», хорошо оструганным, плотно притёсанным. Полы не красили, однако содержали в большой чистоте – не только мыли, но и скребли ножами-косарями».

Это понятно. Ничего из ряда вон выходящего. Делать подобные полы в исследуемом городе могли. А нужно ли им это было? Чтобы с этим разобраться, давайте выясним, для чего вообще нужен пол? Неужели просто для красоты?

Функционально выделяются 3 главные функции пола: образование поверхностей для беспрепятственного перемещения, создания теплоизоляции от грунта и обеспечения гигиены. Это, казалось бы, очевидные вещи из разряда: «Голова – чтобы думать». Но иногда о них надо вспоминать, чтобы снять социальные стереотипы. А то некоторые люди на вопрос: «Зачем тебе голова?», уже начинают отвечать: «Я ей кушаю». И мы, конечно, смеёмся, ведь смещение приоритетов здесь так очевидно. Почему столь же искажённые представления о быте жителей Прикамья не вызывают у нас улыбки?

Разложим всё по полочкам. Как бы вам понравилось, если бы в вашем доме пол имел ямы, канавы, бугры и уклоны? Любой ответит, что это неприемлемо. А почему неприемлемо? Вот на этот вопрос исчерпывающий ответ дадут немногие. Правильный ответ такой: потому, что регулярное и длительное пребывание в подобном помещении грозит жильцам потерей здоровья в части нарушения опорно-двигательного аппарата, а также расстройством систем ориентации и вестибулярного аппарата. Вот так, а не потому, что некрасиво. Чистая физиология. Проще сказать – переломаете себе ноги, постоянно спотыкаясь. А, видя всё время перед собой кривые поверхности и наклонённую в разные стороны мебель, потеряете чувство меры, прямолинейности и направлений, что затруднит ваше существование. Это в какой-то мере сродни морской болезни и знаменитой походке моряков.

Действие второго фактора не столь явное, но очень устойчивое и долгосрочное, и, в конечном итоге, может приводить к деградации культуры. Во избежание этих проблем пол стараются выровнять, будь он земляной или деревянный. Относительно ровный пол всегда имели любые помещения – жилые, производственные, хозяйственные. Исследуемый город в этом не исключение. Это первая и главнейшая функция пола.

Теплоизоляция – вторая важная функция. В нашем климате зимой температура опускается до -35-40°С. Если пол не утеплён, то для поддержания комфортной температуры в помещении потребуется потратить гораздо больше топлива. Ведь придётся прогревать большой массив грунта под строением. Теплоизоляцию от грунта, казалось бы, обеспечивает обувь, но даже самая тёплая традиционная обувь – валенки, полностью защищает ноги от переохлаждения только при ходьбе. Это годится для хозяйственных и производственных помещений, где человек вынужден постоянно двигаться. В случае с жилыми помещениями, предназначенными для пассивного отдыха, это не выход. Если этот вопрос не решён, то проживание в таких условиях приводит к болезням и вымиранию.

В культурах крайнего севера вышли из положения с помощью сплошного многослойного покрытия пола из тёплых шкур. Так же поступали и в степных районах. Полы в юртах застилали войлоком, коврами, шкурами. Однако и те, и другие делали это вынужденно, из-за необходимости вести кочевой образ жизни. Эти полы далеко не самые лучшие по себестоимости, гигиеничности, обслуживанию, долговечности. Но это лучшие переносные полы. Жители исследуемого города вели явно осёдлый образ жизни и в более неудобных, дорогих переносных полах не нуждались. Так на каком основании археологи, не раздумывая, отказывают им в праве пользоваться эффективными, недорогими (для лесной зоны) и технологичными деревянными полами? Таких оснований просто нет.

Обеспечение гигиены – третья важнейшая функция пола, и она важна преимущественно в жилых помещениях. Не надо доказывать, что отсутствие гигиены приводит к болезням и вымиранию. Интересно то, какие полы могут считаться гигиеничными применительно к нашим природным условиям? Возьмём, например, Египет. В условиях Египта выровненный, утрамбованный, выметенный земляной пол, покрытый циновками, вполне гигиеничен. Только когда пойдут дожди, это покрытие превратится в грязь, а для Египта это редкость.

В Прикамье распутица и грязь – явление весьма обычное. Здесь этот вариант не подходит. Покрытие из шкур гигиенично как в условиях степи (укладка на ровную площадку с травянистым дёрном), так и в условиях крайнего севера (укладка на снег). Куда прикажете укладывать шкуры в условиях Прикамья, на глиняную грязь в полуземлянке? Если вы их положите на подстилку из елового лапника, например, то будете при ходьбе проваливаться и спотыкаться, это годится для палатки, а не для дома. Единственный вариант – положить шкуры на деревянный настил из плах, а это уже, хоть и плохонький, но пол. Только он будет постоянно гнить, и распространять сырость, что с точки зрения гигиены неприемлемо. Чтобы этого избежать, достаточно поднять его над грунтом и обеспечить вентиляцию, а чтобы ветер не задувал в щели, плотно пригнать и расклинить.

Хочешь, не хочешь, а при здравом рассуждении приходишь к традиционной конструкции деревянного пола. Она в условиях Прикамья оптимальна. Последнюю точку в данном вопросе ставят найденные на территории исследуемого города остатки пола в виде деревянных плах: «Здесь на глубине 0,95-1,05 м были зафиксированы остатки пола в виде тёмной супеси со значительной примесью угля, частично обгорелого дерева, древесного тлена и крупных кусков полуобгорелых плах толщиной до 4 см. длиной до 0,6-2,0 м, шириной 0,15-0,24 м. Все взятые для пробы образцы плах, как показало определение кафедры ботаники ПГПУ, представлены елью. Плахи располагались достаточно бессистемно, но на одном участке они сохранили вид частично состыкованного пола…»

Посвятив так много времени полам, не хотелось бы подробно останавливаться на потолках. Там основная функция – теплоизоляция, и другими способами, кроме традиционных, добиться хорошего результата крайне сложно. Для иллюстрации сказанного приведу описание конструкции потолка по традициям староверов:

«Верхний венец избы назывался «черепным», в нём вынимались «четверти», пазы в четверть бревна, и настилался потолок, также сделанный из плах, которые укладывались «в разбежку» («внахлёст», «внакладку»), когда одна из плах несколько заходила на другую. После установки крыши потолок утепляли, набрасывая сверху земли на 2-3 четвертины (в размер ладони), или промазывали глиной и засыпали слоем перегноя. Для утепления потолка также иногда использовали глину, размятую с мякиной, которой промазывали швы со стороны чердака («вышки»), но этот способ был одним из позднейших и считался худшим. Самым старым способом утепления считалось покрытие соломой, которую укладывали толстым слоем на чердаке».

Из простых кровельных материалов использовались тёс и дрань. Также известно использование соломы (более в южных районах), и бересты. О парадных способах можно составить представление по объектам деревянного зодчества в Кижах, всё это очень старые технологии.

Вот вкратце всё, что даёт реконструкция плотницкого ремесла в исследуемом городе. Плотницкой работы было много, однако большая часть этой работы вполне могла выполняться неспециалистами. Для поддержания плотницкого ремесла и выполнения сложных работ, достаточно плотницкой бригады из 3-5 человек. Работы производились на открытых площадках.

Было в городе и столярное ремесло. Из столярных инструментов найдены наструги малых размеров (рубанки), долота, стамески, свёрла, резцы, столярные ножи. Набор инструментов похож на плотницкий, но эти ремёсла имеют существенное отличие. Изделия малогабаритные и работы ведутся в помещении. Требуется такой тщательный подход к оконным рамам, дверям, мебели, деревянной посуде и всякой домашней утвари.

Хотя по вполне понятным причинам изделия столяров за 800 лет практически не сохранились (только фрагменты посуды), мы предполагаем присутствие этого ремесла в исследуемом городе. Нигде в то время плотницкое и столярное ремёсла не существовали одно без другого. Единственное, что мы не можем утверждать, насколько высоким был уровень мастерства местных столяров. Для столярного ремесла требуется, как минимум, 1 столяр и 1 домашнее хозяйство.

В общем и целом ясно, что окна были, причём не только в жилых, но и в производственных помещениях, иначе не объяснить высокого качества изделий. Стеклились они стеклом или затягивались обработанной брюшиной, установить пока не представляется возможным. Ведь местное стекольное производство если и существовало, то не попало в раскоп, а возможности импорта нам не известны. Однако, для реконструкции предпочтителен первый вариант, поскольку стекло в то время было достаточно распространено, а исследуемый город не производит впечатления бедного поселения.

Реконструкция

Теперь, когда мы определились с минимальным набором ремёсел и знаем, как всё это выглядело, можно приступить к более достоверной реконструкции.

Первым этапом на площадке города размещаем сооружения, в соответствии с данными раскопов. Ориентируемся при этом на положение «очагов». В действительности прокалённые площадки показывают расположение печей, а не просто костры на грунте. Дело в том, что по традиции изготовления глинобитной печи, она не ставится прямо на землю. Под неё требуется подготовить фундамент, который выводят на уровень пола. Вот эти площадки и находят археологи. Они как раз подняты над грунтом примерно на 40 см. Набивая слоями глину их также послойно прокаливали. Так получался фундамент, способный нести эксплуатационные нагрузки от массы печи. Далее рубилось деревянное основание из толстых брусьев. Там оставляли пустое пространство. Поверх этой подставки на толстом деревянном основании из плах набивалась уже сама печь. После естественного разрушения от времени такую конструкцию очень трудно восстановить, как именно печь. Это больше должно походить на скопление бесформенных кусков обожжённой глины.

В результате, на месте раскопа №1 мы получили двор металлургов, содержащий 2 горна, производственное помещение с навесами для хранения прокалённой руды и угля, а также дом с надворными постройками.

На месте раскопа №2 располагаем в соответствии с положением «очагов» два домашних хозяйства.

Раскоп №3 примыкает к раскопу №2 и содержит следы сыродутного металлургического производства и жилого строения. Располагаем там сыродутный горн с навесами для хранения прокалённой руды и угля, а также домашнее хозяйство.

Раскоп №4 содержит следы гончарной мастерской. Располагаем там гончарный горн, а также производственное помещение с навесом, и соответствующий жилой дом с надворными постройками.

Раскоп №5 реконструируется по находкам, как мастерская. Располагаем там производственное помещение и домашнее хозяйство.

На раскопе №6 обнаружено 2 «очага» и столбовые ямы. Располагаем там жилой дом с надворными постройками и производственное помещение.

Рис.10 Мы получили реконструкцию первого уровня достоверности (Рис.10), основанную только на сведениях о найденных остатках строений и находках.

Всё, что мы реконструируем далее, носит вероятностный характер. Город мог иметь то или иное взаимное расположение построек и несколько отличный их внешний вид. Однако, потребность в этом несомненно есть. Обязательно следует дополнить реконструкцию домашними хозяйствами всех работников, которые были задействованы в найденных производствах. Металлургическое и литейное производство требовало, минимум, 4 работников. Добавляем вокруг него соответствующие домашние хозяйства. И вот в районе 1-го и 5-го раскопов у нас появился «городок металлургов».

Гончарная и сыродутная плавильная мастерские соответствуют нашим расчётам. Две мастерские мы не можем привязать к конкретному производству, не знаем численность работников, и не должны, соответственно, дополнять домашними хозяйствами.

Рис.11 Таким образом, мы получили реконструкцию второго уровня достоверности (Рис.11), дополненную сведениями о необходимых строениях для обслуживающего персонала найденных производств.

Далее требуется показать наличие всех выявленных в городе производств. Кузнечные мастерские – 3 кузницы и 6 домашних хозяйств. Механическая мастерская – за неё условно принимаем зону раскопа №6 и добавляем одно домашнее хозяйство. Зону раскопа №5 также условно принимаем за ювелирную мастерскую. Там добавлять ничего не требуется. Жилища плотников – 3 домашних хозяйства. Жилище столяра и столярная мастерская.

Итак, мы получили реконструкцию третьего уровня достоверности (Рис.12), дополненную сведениями о требуемых строениях для обслуживающего персонала всех выявленных производств.

Рис.12 На данной стадии реконструкции на схеме располагается 21 домашнее хозяйство, 9 производственных помещений и площадок. Наложенные в масштабе на территорию города, они занимают лишь одну третью часть всей обвалованной площади. Таким образом, наш расчёт в первом приближении (64 домашних хозяйства) почти совпадает с детальной реконструкцией.

Для того, чтобы расширить реконструкцию, требуется учесть особенности городского строительства. Это наличие улиц, центральной площади и достаточное расстояние между домами. Далее мы моделируем центральную улицу, идущую с севера на юг от предполагаемых ворот до площади, и расходящиеся от площади улицы.

Теперь мы получили реконструкцию четвёртого уровня достоверности (Рис.13), которая, тем не менее, содержит в себе ценнейшую информацию о возможной численности города.

Рис.13 Так как на территории города достаточно свободно разместилось 61 домашнее хозяйство, а средняя численность семьи составляла порядка 9 человек, то это говорит о номинальной численности населения 61 х 9 = 549 человек.

Кроме того, методом кратного увеличения мы получили 15 производственных помещений и площадок. Достоверно мы определили только 9 из них, как конкретные необходимые производства. Правильно было бы допустить возможность существования и других, неуказанных нами производств, таких, например, как кожевенное. Также среди найденного есть торговый инвентарь. Логично предполагать существование складов и торговых лавок. Важно то, что всем им найдётся место в нашей реконструкции.

Заключение

Все созданные реконструкции, несмотря на различные уровни достоверности, необходимы. Необходим и сам принцип дробления на уровни достоверности. Для детального углублённого анализа интересен первый уровень. Для статистики и популяризации среди широких слоёв населения – четвёртый. Для динамичной коррекции и уточнений – промежуточные уровни.

Сейчас археологи и историки бросаются в крайности. То из них слово не вытянешь, если это трижды не подтверждено фактами и не перепроверено. А то вдруг они начинают строить реконструкции интуитивно-визуальным методом, настолько вольно, что диву даёшься.

Конечно, я понимаю, что проделанная выше поверхностная работа не даёт полной картины. Нет культовых построек, нет фортификационных сооружений. Не отражено различие строений по социальному статусу. Работы огромное количество. Но она, тем не менее, даёт представление о возможностях технологического метода реконструкции.

Благодаря пробному применению этого метода, нам удалось не только объективно описать культурный уровень и разнообразие быта исследуемого города, но и воплотить на иллюстрациях его масштабы, одновременно статистически спрогнозировав его численность. Это создаёт базу для дальнейших исследований не только самого города, но и существовавшей тогда инфраструктуры его жизнеобеспечения…

(Источник)




 
•   Хронология
1. Во Вселенной – миллиарды цивилизаций
2. Мы все – пришельцы
3. Археологические свидетельства
4. Первая планетарная катастрофа
5. Новая спецоперация Тёмных
6. Атланты и Атлантида
7. Вторая планетарная катастрофа
8. Всё с начала…
9. Ведические символы
10. Тёмные продолжают наступление
11. Создание «избранного» народа
12. Подготовка к захвату господства над миром
13. Организация повсеместного геноцида Русов
14. Мария и Радомир
15. Вечные свидетели – «Римские» виллы
16. Белые Боги разных народов
17. Русская культура
18. Как было на самом деле
19. Белые люди разных народов



Страница 1 . 2 . 3 . 4 . 5 . 6 . 7 . 8 . 9 . 10 . 11 . 12 . 13 . 14 . 15 . 16 . 17 . 18