Пища Ра
Древняя цивилизация славяно-ариев – возврат из забвения

Хронология

19. Белые люди разных народов

Страница 1 . 2 . 3 . 4 . 5 . 6 . 7 . 8

9 (73). Многие из Родов Расы Великой
разойдутся по всем краям Мидгард-Земли,
за Рипейскими горами, и поставят новые
Грады и Капища и сохранят Веру Первопредков,
и сокровенные Веды данные Тархом
Даждьбогом... и другими Светлыми Богами...


  • Белые люди Индии (продолжение)

    В глубины истории великого народа, «Чьё имя не будет забыто, Чья речь и поныне поёт Созвучно с напевом санскрита», о котором в Валерий Брюсов (1873-1924), русский поэт, прозаик, драматург, переводчик, литературовед, литературный критик и историк, писал в своём стихотворении «Старый вопрос», в 1914 году. А вопрос, котрым задавался тогда великий поэт, – «Мы кто в этой старой Европе?» – актуален и сегодня, по прошествии ровно 100 лет.

    Махабхарата описывает события далёкого прошлого Руси

    И всё-таки нашлись смелые учёные, которые не побоялись искать правду, чтобы ответить на него. Среди них – кандидат исторических наук, этнолог, искусствовед, Светлан Жарникова. В 1996 году она написала книгу «Об исторических корнях северо-русской народной культуры», в которой рассказала своим читателям удивительные вещи. Понадобилось 30 страниц её книги, чтобы только перечислить санскритские имена русских рек. Подавляющее большинство названий рек на Русском Севере можно легко переводить с санскрита. Например, Сухона на санскрите означает «легко преодолимая», Кубена – «извилистая», Суда – «ручей», Дарида – «дающая воду», Падма – «лотос», Кама – «любовь, влечение», Куша – «осока», Сямжена – «объединяющая людей». Вообще-то, санскрит помогает узнать этимологию (происхождение слов) не только географических названий нашей страны. Например, слово «сударыня» на санскрите означает красивая (сундара). А вот весьма почитаемый всеми русскоязычными лингвистами четырёхтомный этимологический словарь немца М. Фасмера (1886-1962), говорит, что это слово – сокращённое от слова «государыня», происхождение которого он никак не объясняет. Или возьмём слово «дама». В санскрите есть слово «дамах», которое означает самообладание, самоконтроль. Значит «дама» – сдержанная, владеющая собой особа. М. Фасмер утверждает, что это слово русские позаимствовали из французского, польского или немецкого с эпохи Петра I и означает оно почтительное название женщины. А слово «рубль» в словаре Фасмера означает от древне-русского «обрубок, затычка», «название денежной единицы», но происхождение его не указывается. При этом отмечается, что «распространённое толкование из перс. rupie "название золотой монеты", араб. rubijjе – то же, источник которых видят в др.-инд. rіґруаm "обработанное серебро"» является ошибочным. А, ведь, рупия на санскрите ещё означает и просто деньги.

    При этом у Фасмера даже нет самого слова санскрит, вместо него он употребляет слово древне-индийский, а о том, чтобы вести происхождение русских слов от него и речи нет. А, может языковед и лексикограф М. Фасмер не знал, что есть такой язык – санскрит? Нет, не мог не знать. До революции в России сведения о санскрите и его связи с русским языком среди образованной публики были весьма широко распространены, что подтверждает и стихотворение В. Брюсова. В ходу были Большой и Малый Петербургские санскритские словари в 8 томах, а также были и учебники по изучению санскрита, например, «Руководство к изучению санскрита». Составители: проф. Московского университета В.О. Миллер, проф. Киевского университета Ф.И. Кнауэр. СПб., 1891.

    Однако, социальным паразитам, пришедшим к власти в России в результате переворота 1917 года, санскрит серьёзно мешал отшибать у русских генетическую память и дальше, и они решили изъять его из обращения, по крайней мере, из широкого. Даже тот факт, что русский язык содержит более двухсот корней, имеющих соответствия в санскрите, мог заставить людей проявлять неуместное любопытство к своей истории, заставить их искать ответы на возникшие вопросы и прийти к выводу, что то, что им скармливают в качестве истории родной страны, есть ложь.

    И исказители стрались убрать всё, что можно. Например, вот какая судьба постигла перевод учебника немецкого санскритолога Г. Бюлера «Руководство к элементарному курсу санскритского языка». Во время революции был уничтожен санскритский типографский шрифт, которым набирались 8 томов Петербургских санскритских словарей. Учебник издали в Стокгольме в 1923 году. В конце 40-х начале 50-х годов энтузиасты-санскритологи Львова его переиздали, но тираж конфисковали, а санскритологов репрессировали. И это только небольшой эпизод искажения картины мира, которую нам навязывали, когда информацию намеренно искажали, замалчивали или уничтожали, в чём Иностранный член-корреспондент АН СССР, М. Фасмер, родившийся в Питере, но с 1921 года живший в Германии, принимал непосредственное участие. К слову сказать, «Этимологический словарь русского языка» был написан на немецком языке, и его пришлось переводить на русский.

    Но вернёмся к санскритским названиям водоёмов России и исследованию Светланы Жарниковой, в работах которой приводится около 80 гидронимов Мурманской, Архангельской и Вологодской областей с «индийскими» именами – Ганг, Шива, Индиго, Индосат, Синдошка, Индоманка и т.д. При этом автор отмечает, что в неизменном виде навания сохраняются веками и тысячелетиями только тогда, когда сохраняется народ, который дал эти названия. Если он исчезает, приходит другой народ – названия меняются.

    Реки древнеиндийского эпоса «Махабхарата» в России. Волго-Окское междуречье. Реконструкция Ещё несколько поразительных фактов приводит Светлана Жарникова. В древнеиндийском эпосе «Махабхарата», которая повествует о распре между двумя группами двоюродных братьев – Пандавами и Кауравами, потомками Бхараты – легендарного арийского царя, есть книга, которая называется «Хождение по криницам». В ней приводится описание 200 священных водоёмов древнеарийской земли Бхараты в бассейне Ганги и Ямуны. И все они практически буквально совпадают с названиями рек Средней России (сначала приводятся название «священных криниц» Махабхараты затем даётся название одного из водоёмов современного Поочья): Агастья – Агашка, Акша – Акша, Апага – Апака, Арчика – Арчиков, Асита – Асата, Ахалья – Ахаленка, Вадава – Вад, Вамана – Вамна, Ванша – Ванша, Вараха – Варах, Варадана – Варадуна, Кавери – Каверка, Кедара – Киндра, Кумара – Кумаревка, Кушика – Кушка, Мануша – Манушинской, Париплава – Плава, Плакша – Плакса, оз. Рама – оз. Рама, Сита – Сить, Сома – Сомь, Сутиртха – Сутертки, Тушни – Тушина, Урваши – Урвановский, Ушанас – Ушанес, Шанкхини – Шанкини, Шона – Шана, Хубджа – Кубджа, Шива – Шивская, Якшини – Якшина.

    Как явно видно, названия священных криниц древнеиндийского эпоса «Махабхарата» практически полностью совпадают с названием рек России средней полосы. И что уже совсем невероятно, совпадают не только названия, совпадает также и их взаимное расположение. Например, учёная отмечает, что в эпосе есть единственная река, название которой начинается на «ф» – Фальгуна, которая впадает в реку Сарасвати, а последняя является единственной большой рекой, которая течёт к северу от индийской Ямуны и к югу от Ганга, и впадает в Ямуну у её устья. Установив, что Ямуна индусов – это русская Ока, а ГангаВолга, была найдена и русская Сарасвати. Ею оказалась река Клязьма, один из притоков которой называется Фалюгин! Прошло 5 тысяч лет, а название и поныне существует. Значит, и народ, живший, как минимум, 5 тысяч лет на этой территории, всё ещё там живёт. Интересно, что на это теперь могут сказать те, кто с упоением говорит о всего лишь тысячелетней истории нашего народа?

    Ещё один пример. В Махабхарате упоминается река Правени, которая впадала в Ямуну и озеро Годовари. В России, к югу от Владимирских лесов в Оку впадает река Пра и есть озеро Годь. Также в Ямуну Махабхараты впадает река Пара, а в русскую Оку тоже впадает река Пара. Река Пандья из эпоса течёт недалеко от Варуны, который является притоком реки Синдху, которая оказалась русским Доном. Оказалось, что у Дона и поныне есть приток – река Ворона, в который впадает река Панда.

    Также светлана Жарникова предположила, что, если сохранились древние названия рек и озёр, то должны сохраниться и названия народов. И они нашлись, причём в том же самом месте, где указывает «Махабхарата». Так там говорится о стране Мартьев, которая располагается на север от страны Пандти, что лежит на берегах Варуны. Оказывается, что к северу русской реки Вороны, на берегах Мокши и Суры (ещё одно «индийское» название) лежит земля народа мордвы (мортвы в средневековье). Ещё эпос повествует о стране А-Ванти, которая находилась между реками Ямуной, Синдхом, Упаджалой и Парой. Невероятно, но арабские путешественники, византийские хроники и русские летописи называли земли племенного союза вятичей (арабы их называли венедами), которые проживали Окой, Доном, Упой и Парой – Вантит или А-Вантит.

    Индийский эпос говорит и о народе куру и о месте великого сражения – Курукшетра, что значит «поле Куру», в России есть город Курск и народ куряне. Есть в эпосе и народ криви, а в России – кривичи. Более того, некоторые названия поселений древних ариев Махабхараты находят своё соответствие на территории центральной России. «Так на слиянии рек Упы и Плавы стоит город Крапивна. Но в одной из книг Махабхараты рассказывается о городе Упаплаве – столице народа матсьев, проживавшего в царстве Вираты. А слово «вирата» на санскрите и значит – «лубяное растение, крапива».

    Самым великим из семи священных городов древних арьев был город Варанаси – центр учёности и столица царства Каши, то есть «сияющего». Эпос утверждает, что Варанаси основан в глубочайшей древности, при внуке прапредка людей Ману, спасшегося от потопа. По астрономической хронологии Махабхараты Варанаси, как столица, существовал уже за 12 тысяч 300 лет до наших дней. Название его производят или от слова «варана», что значит «лесной слон» (мамонт), или от наименования рек Вараны и Аси, на которых и стоял этот город, или возможно, что оно происходит и от сочетания «вара-нас», что означает «круг (крепость) наш».

    Но есть ли сегодня город с таким названием на реке Варане?

    Если посмотреть на берега реки Вороны, то мы там такого города не увидим. Однако вспомним, что вплоть до 18 века нынешняя река Воронеж называлась Великой Вороной, была судоходной и даже полноводнее верхнего Дона. На этой реке сегодня стоит крупнейший город юга России – Воронеж. О том, когда он основан, у нас нет никаких точных данных. Воронеж упоминается и под 1177 годом, и в 1237 году. Считается, что крепость Воронежа была востановлена в 1586 году. В 17-18 веках город был деревянным, однако ещё в 1702 году в его черте имелись руины каких-то каменных строений, называвшихся местными жителями «казарскими». Сейчас на территории Воронежа насчитывается, по меньшей мере, четыре древнерусских городища. Есть и памятники предшевствующих эпох.

    Но мог ли Воронеж быть древним Варанаси?

    На этот вопрос следует ответить положительно. Во-первых, само название Воронеж более близко к древнеарийскому Варанаси (Варанаши), нежели современное индийское Бен-Арес (город Ареса), тем более, что в 16 веке крепость называли Воронец. Во-вторых древнеарийский эпос указывает в районе Варанаси ряд географических объектов, отсутствующих в Индии. Помимо реки Вараны (Великой Вороны), возле Варанаси текли реки Аси, Кавери, Дева. Но у самого Воронежа и сейчас текут реки Усмань, Каверье, Девица. Недалеко от Варанаси находились водоем Вай-дурья («дурья» – гора) и горы Дева-сабха («сабха» – сопка). Но и сейчас в Воронежской и Липецкой областях течёт река Бай-гора, а холмы южнее Воронежа, у рек Сосны и Дона зовутся Девогорье.

    В одной из книг Махабхараты говорится о Варанаси, как о городе в области Видеха. Но эпическая страна Видеха со столицей Митхилой располагалась в краю семи устьев Ганги (Волги) и тысячи лотосовых озёр и, как считали санскритские комментаторы, никакого отношения к царству Каши не имела. (Кстати и сейчас в дельте Волги растёт множество лотосов, а 5-6 тысяч лет назад уровень Каспийского моря был ниже современного на 20 метров и дельта Волги смыкалась с дельтами Терека и Урала в один огромный озёрный край). Это кажущееся противоречие объясняется просто. У Воронежа в Дон впадает река Ведуга, по имени которой, судя по всему, и была названа область Видеха.

    Рядом с городом Варанаси, как свидетельствует Махабхарата, был расположен город Хастин, ставший столицей арьев после битвы на Курукшетре (Курском поле) в 3102 году до нашей эры. И что же? Рядом с Воронежем расположено село Костенки (в 17 в – город), знаменитое своими археологическими памятниками, древнейшие из которых относятся к 30 тыс. лет до н.э. Культурные слои этого селения идут из глубокой древности до наших дней без перерыва, что свидетельствует о преемственности культуры и населения. Так что, мы думаем, можно утверждать, что Воронеж и Варанаси, как Костенки и Хасти – одно и то же.

    На реке Воронеж находится и другой крупный город юга России – Липецк. Этого названия нет в Махабхарате. Зато есть город Матхура (Матура), также один из семи священных городов древних арьев. Он распологался на Курукшетре (Курском поле) к востоку от Ямуны (Оки). Но и сейчас в реку Воронеж у Липецка впадает река Матыра. Эпос говорит о том, что для захвата города Матуры Кришне необходимо было вначале овладеть пятью возвышенностями в его окрестностях. Но и сегодня, как и много тысяч лет тому назад, пять холмов к северу от Липецка продолжают господствовать над долиной…» (С. Жарникова «Восточная Европа как прародина индоевропейцев»).

    И какой же вывод напрашивается из всего этого? А вывод очень простой: оказывается, что древнеиндийский эпос описывает события, которые происходили на Европейской территории Руси, как минимум, более 5 тысяч лет назад. Сведения об этих событиях были принесены дравидам теми, для кого они были хорошо известными и тщательно сберегаемыми, белыми людьми с севера – ариями.

    Невероятно, но исходя их этой информации, некоторые русские города существуют не столетие и не два, и даже не восем, а несколько тысяч лет – Воронежу более 12 тысяч лет!, судя по сведениям из «Махабхараты». А по словам скандинавского летописца и собирателя саг Снорри Стурлусона, тексты Старшей Эдды помещали страну Ванов – богов скандинавской мифологии – Ванахейм на Востоке. Некоторые исследователи её связывают с древним Вантитом и современным Воронежем. Жители Ванахейма были русоволосыми, голубоглазыми, хорошо физически развитыми (средний рост составлял 185 см) и обладали могучим интеллектом. Они свято хранили тайны Вселенной и не выдавали их даже под пытками.

    Вот, и происходит то, чего так боялись социальные паразиты, которые запрещали, изымали, коверкали наше прошлое, наш язык, нашу память и нашу душу, – наш народ понемногу опамятывается и обретает правду о своём прошлом – древнем и великом...

    Однако не только индийский эпос сохранил сведения и саму память о пребывании ариев в Индии. Сохранилась она и в русских песнях, в которых поётся о далёкой, сказочной и богатой стране, в которой живёт Индрик-зверь – мифический единорог:

    А и где то бы, слышно, глупому жить,
    Да глупому жить, неразумному?
    А и где, слышно, есть Индей-земля,
    Индей-земля, всё богатая?
    Как и много там злата-серебра,
    Да на больше того доброго земчуга.
    Во Индей-земле степя дикие,
    Степя дикие, леса тёмные.
    Да во тех лесах живёт Индрик-зверь...

    Песня «Индрик-зверь», 9-13 вв.

    Сохранилась память об Индии и в русских былинах – тех, которые содержат в себе древнейшие сюжеты о так называемых «старых» богатырях – тех, кого считают героями былин так называемого «докиевского» цикла, хотя там и встречаются позднейшие вставки о Киеве и киевских князьях. Но и в данном случае нужно иметь в виду, что Киевов было несколько, например, Киев на Дунае, которому, как минимум, около 3 тысяч лет, и, что Киев на Днепре, а именно с ним связываются русские былины, – самый поздний.

    Индия в русских былинах

    Одним из таких древних былинных героев является Волх – чародей, кудесник и оборотень. В былине «Волх Всеславич» рассказывается о походе Волха в Индейское царство. Надо заметить, что эта былина известна в одиннадцати вариантах и только в двух из них идёт речь о походе против индийского царя (в более поздних и явно искажённых вариантах Волх идёт на турецкого султана в Турец-землю или Золотую Орду).

    Чудесным было рождение этого былинного героя. Мать, гуляя по саду, соскочила с камня на змея, который обвился вокруг её ноги и вскоре появляется на свет мальчик, при рождении которого всё сотрясалось: дрожала сыра земля, колебалось синее море, рыба ушла в морскую глубину, птица – высоко в небеса, звери разбежались, кто куда. Тряслось и «славно царство Индейское». И дали ему имя Волх, что может означать волхв, волшебник, колдун, а также жрец в храме. Надо сказать, что бог Велес изображался и в виде змея.

    Мальчик быстро развивается – и не по дням, по часам, а по минутам. Сразу после рождения он просит мать пеленать его в «латы булатные», положить ему в колыбель «злат шелом», «синцовую палицу в триста пуд». В семь лет его отдают учиться грамоте и письму, а в десяти годам он начинает постигать премудрости – как оборачиваться ясным соколом, серым волком, «гнедым туром – золотые рога». В 12 лет Волх набирает себе 7-тысячную дружину сверстников и в 15 лет и он, и дружина готова к воинским подвигам.

    Когда Волх узнаёт, что «индейский царь» собирается идти на Киев, то решает его опередить и отправляется с дружиной в поход на «Индейское царство». По пути туда он заботится о своей дружине – «Дружина спит, так Волх не спит». Волх поил-кормил и обувал-одевал свою дружину, для чего оборачивался серым волком и ясным соколом и охотился на зверей и птиц. Он единственный из всей дружины, кто мог отправиться на разведку в палаты к индейскому царю. Обернувшись туром-золотые рога, он быстро добирается до крепости индейского царя, а обернувшись ясным соколом, прилетает к нему в палаты и подслушивает его разговор с царицей. Индейский царь действительно собирается напасть на Русь. Волх оборачивается горностаем и спускается в подвал, перекусывает тетиву у луков, приводит в негодность вражеское оружие и закапывает его в землю. Снова оборачивается ясным соколом, прилетает к своей дружине и ведёт её на неприступную крепость индейского царя. Для того, чтобы проникнуть внутрь, он превращает свою дружину в муравьёв, они незаметно проникают в крепость и громят войско индейского царя. Волх убивает царя, берёт в жёны царицу, своих воинов женит на семи тысячах местных девиц и остаётся править в Индейской земле.

    Версий, о чём же именно повествует эта былина, и куда именно ходил былинный богатырь существует несколько. Некоторые исследователи полагают, что «Индейское царство» – это никакая не Индия, а прибалтийские земли. Ещё есть версия, что главный герой былины действительно ходил в Индию, но сражался там с Тамерланом – великим и ужасным татаро-монголом, согласно традиционной версии, который действительно её захватил в 1398-1399 гг. Но эта версия оказывается несостоятельна, если учесть тот факт, что Тамерлан вовсе не был «татаро-монголом», а «Императором Моголов и Тартар» (empereur des Mogols & Tartares), то есть правителем Великой Тартарии, а средневековые гравюры изображают его европеоидом, то завоевания Индии монголо-татарами в 14 веке не было. Как и не было никакого монголо-татарского ига на Руси. Так что Волху, как богатырю Киевской Руси, Индию спасать от «страшных татар» не нужно было абсолютно.

    Вот, ещё несколько средневековых гравюр, изображающих Тамерлана. Гравюра «Тамерлан Великий. Император Тартарии, 1398» (Tamerlanes. Magnus. Imperator Tartarorum, 1398), Amsterdam, Cloppenburch, 1621 из датской книги «Государства, империи и княжества мира» («Wereld Spiegel, waer in vertoontword de Beschryvinge der Rijken Staten, ende vorstendommen des gantsen Aerdbodems»). Автор – Pierre Davity. Издатель и гравёр – Nicolaes de Clerck; Тамерлан правитель Тартарии властелин гнева Божия и ужаса Земного именуемый умер в 1402 году (Tamerlanes tartarorum imperator potentiss ira dei et terror orbis appellatus obiit anno 1402) из книги Ричарда Кноллерса (Richard Knolles) Общая история турков (The Generall Historie of the Turkes), Лондон, Адам Ислип (Adam Islip) 1603 г. Тамерлан император восточный, Тартарии властитель мира (Tamberlanes imp. Orientis tartaror terror); Картина флорентийского художника Cristofano dell'Altissimo (1525-1605); Картина Рембрандта Хаарменса ван Рейна (Rembrandt Harmensz. van Rijn) Польский всадник (Тамерлан, преследующий Баязида до Стамбула) (The Polish Rider (Tamerlan Bajesid prosecuted before Istanbul)), 1655 год; Картина Тамерлан Великий (Tamerlanus magnus). Музей Бонапарта, Осон, Франция (Auxonne, musee Bonaparte).

    Датская гравюра 1621 год. Тамерлан Великий. Император Тартарии, 1398 Английская гравюра 1603 год. Тамерлан правитель Тартарии Картина флорентийского художника Cristofano dell'Altissimo. Тамерлан император восточный, Тартарии властитель мира Картина Рембрандта Польский всадник (Тамерлан, преследующий Баязида до Стамбула), 1655 год Картина Тамерлан Великий (Tamerlanus magnus). Музей Бонапарта, Осон, Франция

    Так что никакие татары или монголы, или гибридные монголо-татары Индию не завоёвывали. Туда приходили арийцы (в древней ведической литературе Северная Индия называется Арьяварта, что значит «страна ариев»), а позже скифы, сарматы и тартары (или ТархТары) – люди белой расы.

    Вернёмся, однако, к русским былинам. Путанницу в трактовании этой легенды вносит наличие разных имён героев былины в разных её вариантах. Так, главного героя зовут Волх, Волх Всеславич, Волх Славич, Вольга Святославич, Вольга Буславлевич. «Индейского царя» зовут Сантал, Салтык Ставрульевич, Салтан Бекетович, Турец-сантал. «Индейская царица» зовётся «царицей Азвяковной, молодой Еленой Александровной», «Панталовной». Кроме того, в былине упоминаются шомпола и кремни у ружей, которые испортил Волх-горностай, а также царь-турец или царь Золотой Орды. Всё это свидетельствует о том, что древний сюжет постепенно форматировался под новые исторические реалии или нового врага.

    По нашему мнению изначально былина описывает Второй Арийский поход в Дравидию, предпринятый ариями в 2006 г. до н.э. Ведь после победы Волх с дружиной остаётся в Индейском царстве, как и остались арийцы Второго похода. Но, возможно, и сюда вклинились сведения и о Первом походе, поскольку Волх и его дружина активно участвовали, в так сказать, создании заново генофонда страны, мы знаем, что арии Первого похода проводили генетическую коррецию дравидам, естественным образом в том числе. Кроме того, в Индии до сих пор есть народ санталов, а имя царицы Панталовны вполне ассоциируется с династией Пандавов индийского эпоса «Махабхарата». Учитывая тот факт, что «данные» для индийского эпоса были взяты из найдревнейшей истории европейской Руси, то и былина о Волхе может являться его своеобразным зачатком. И ещё, аналогичный сюжет оборотничества описывается в Ригведе (I, 51), где Индра, как и Волх, превращается в муравья и вползает на насыпь вражеской крепости.

    Есть и другая древняя былина, которая упоминает «Индейское царство». Это былина о Дюке Степановиче, которая существует в 70 записях. Содержание её таково. Дюк Степанович, богатырь из города Галича, приезжает в Киев

    Из славного города из Галича,
    Из Волынь-земли богатые,
    Да из той Карелы из упрямые,
    Да из той Сарачины из широкие,
    Из той Индеи богатые…

    Приехав в Киев, Дюк вступает в спор с князем Владимиром и его дружиной. Он хвастает своим конём, удивляется бедности Киева и хвастает богатством своей родины – Индии, где няньки да калчницы ходят в шелках и золоте. Хвастовство продолжается и на пиру, причем Дюк находит невкусными и вино, и княжеские калачи, которые «пахнут сосной» и хвастает своей одеждой и несчётной казной. Один из дружинников Владимира, Чурила Пленкович, вызывает Дюка на состязание в щегольстве. Победу одержал Дюк. Чтобы проверить хвастовство Дюка, Владимир отправляет посольство к матери Дюка. Посольство признаёт, что если продать Киев и Чернигов да купить бумаги для описи Дюкова богатства, то не хватит бумаги.

    Но нас, собственно интересует здесь не сам сюжет, а очень широкая география былины – Галич, Волынь-Земля (город Юмна-Волин в устье Одера), Сарачины (Сорочинские горы, иначе Кавказ), Карелия и Индия. Вот какова была территоря древней Руси, которая раньше называлась Сарматией, а ещё ранее Великой Скифией – «Русским полем». Вот, что пишет по этому поводу Ю.Д. Петухов (1951-2009) – русский писатель и историк:

    «В качестве «места жительства» Дюка названы все те земли, которые обычно выступают как периферия, крайние пределы «Русского поля». Не следует отождествлять «город Галич» из былины с известным Галичем в Прикарпатье, столицей Галицко-Волынского княжества. Этот Галич возвысился только в XII в., а былина намного древнее. И былинная «Волынь» тоже была расположена гораздо дальше; это древний город Волин-Юмна-Венета в устье Одера. География былины сводится к такому очертанию: от земли германских русов-варягов (Волин-Волынь) – до Крайнего Севера Восточно-Европейской равнины (Карела) – до Кавказа (Сорочинские горы) – и до Индии. Это и есть границы античной «Сарматии».

    Имя героя былины понятно по-французски: «дюк» – это «герцог», правитель крупной области. Видимо, оно стало известно на Руси из кельтских источников, по линии связи с варяжской «Волынью». Однако Дюк прибывает не с кельтского запада, но с востока; в некоторых вариантах родиной Дюка названа Индия. …

    Былина о Дюке не содержит мистики, она реалистична. Богатырь прибывает на Русь не из какой-то неведомой страны, а из соседней, хорошо знакомой Индии, которая, напомним, ещё во II-IV в. н.э. находилась в сфере влияния Скифии-Сарматии. Дюк – представитель арийской элиты Индии («солнце-рожденных» династий раджпутов и маратхов, ведших родословную от «шакьев»-скифов), прибывающий на «историческую родину» после длительного разрыва связей в период Великого переселения народов.

    Может быть, «город ГАЛИЧ», вотчина Дюка, это город ГАЛИУР в Северо-Западной Индии; именно этот регион испытал сильное влияние «шакья» (скифов) в период кушанской империи (I-IV вв. н.э.), при последнем взаимодействии Великой Скифии и Индии.

    Смысл былины о Дюке (и сказаний об Индийском царстве) – в сопоставлении «новой» русской знати с её древним порождением, индоарийской элитой; и результаты сравнения оказываются не в пользу христианского Киева… Хотя в былине всячески подчёркивается благочестие Дюка, его «православие», речь идёт о его верности древней арийской религии (православия в первоначальном, подлинном смысле слова), не замутнённой влиянием семитских культов и «упадочных» концепций умирающего античного мира.

    В кризисные времена культурное ядро, «код» цивилизации сохраняется лучше на периферии; национальная русская религия удержалась в Индии. Былина о Дюке и средневековые «утопии» об Индийском царстве есть ностальгия по утраченной арийской религии, указание на место, где она сохраняется, и откуда можно будет взять необходимую информацию для её восстановления…» Ю.Д. Петухов, Н.И. Васильева «Евразийская империя скифов». Глава 4.1. Русский средневековый эпос и его скифские корни…

    Скифы в Индии

    Как следует из вышесказанного, влияние людей белой расы на население Индии не ограничилось двумя Арийскими походами. На протяжении всей её древней истории на полуостров Индостан приходили белые люди с севера и формировали самобытную и неповоторимую индийскую цивилизацию, каждый раз вливая свежую кровь в дело рук предыдущих цивилизаторов, напластовывая всё новые слои принесённой с собой культуры, создавая там свои государства с периодичность в 400-600 лет.

    Так, к 6-5 вв. до н.э. в восточный Афганистан и северо-западную Индию пришли саки (среднеазиатские скифы). Об этом учёные знают, но особо об этом не распространяются. Возможно, не хотят, чтобы люди заметили эту периодичность и похожую направленность посещения Индии белыми людьми и, следующий за этим логичный вывод, что арии-цивилизаторы и скифы (саки)-цивилизаторы – суть один и тот же народ. Однако перемещение саков из Средней Азии в Афганистан и Индию подтверждается археологией. Известный советский иранист и скифолог Грантовский Э.А. (1932-1995) отмечает, что имеются археологические свидетельства пребывания кочевых сакских племёна в Восточном Памире в 7-6 вв до н.э.. (Э.А. Грантовский «Из истории восточно-иранских племен на границах Индии». 1963). Памир, напомним, – это горная система на юге Средней Азии, на территории Таджикистана, Китая, Афганистана и Индии.

    Эта волна покорения Индии саками-скифами не только освежила элиту индийского общества, но и оказала влияние на религию и культуру. Именно в этот период в Индии зародился буддизм, основателем которого явился принц Сиддхартха Гаутама, нам известный под именем Будда Шаукьямуни, что дословно означает «пробуждённый мудрец из рода Шакья» (санскритск. – Sakya).

    Мраморный бюст принца Сиддхарта. 2 в н.э. Пешавар Голова постящегося Сиддхарты. Гандхара (Пакистан) Будда 2-3 вв. Гандхара (Пакистан) Будда. Гандхара (Пакистан) Голова защитника символа могущества Будды, Ваджрапани

    Здесь стоит отметить, что сакское общество разделялось на три группы: воины, жрецы, и общинники, и каждому сословию соответствовали свои традиционные цвета: воинам – красный, жрецам – белый, общинникам – жёлтый и синий.

    Иссыкский золотой катафрактарий. Центральный музей Казахстана На рисунке изображен, так называемый, Иссыкский золотой человек, найденный в 1969 году в 50 километрах от Алматы (Казахстан), в результате раскопок кургана Иссык, высотой 6 и диаметром 60 м, на берегу реки Иссык. Учёные посчитали, что это парадный доспех сакского царя или царицы. Облачение выполнено из золотой чешуи на кожаной основе и является стилизованным доспехом катафракта (греч. – доспех тяжеловооружённого всадника).

    Так вот, несмотря на тот факт, что в сакском обществе было на одно сословие меньше, чем в индийском, в последнем три высших сословия носили одежду тех же цветов. Брахман (жрец) носил одежду белого цвета. Кшатрий (воин) одевался в красный цвет. Вайшья (земледелец, ремесленник и купец) носил одежду жёлтого цвета. Вряд ли этот факт является простым совпадением.

    Через примерно 4 века, в конце 2, первой половине 1 веков до н.э. племена саков снова пришли в северо-западную Индию. Китайские источники повествуют, что племена «сэ» – так они называли саков (как «ди» – динлинов), столкнулись с племенами юэчжей, которые отступали под натиском гуннов. Саки потерпели поражение и повернули на юг, преодолели Памир и Гиндукуш, заселили южные области современного Афганистана, т.н. Сакастан, зашли на территорию современного Пакистана – пошли в Кашмир и Гандхару и в середине I века до н. э. образовали ряд индо-сакских государств. В античных источниках эту территорию называли Индо-Скифией.

    Карта Эмануэля Боуэна (Emanuel Bowen), Лондон, 1744 г. «Индия в описаниях всех авторов до 5 века» Это отображается на карте Эмануэля Боуэна (Emanuel Bowen), которая называется «Индия в описаниях всех авторов до 5 века» (India, as described by all Authors before the fifth Century), изданной в Лондоне в 1744 году. Северо-западная часть Индии на ней обозначена как Индо-Скифия, при этом сама Скифия непосредственно с ней граничит на северо-востоке. Ещё одно название, вызывающее интерес: страна между Парфией и Паропамисадами – Ария – страна в районе озера Намаскар, которая отождествляется с иранскими провинциями южный Хорасан и Хорасан Резави, а также афганской провинцией Герат.

    Кушанская империя Через 5 столетий, во 2-3 вв. н.э. Индия попала под власть кушан. Это те самые юэчжи из китайских источников, а на самом деле тохары. Ведь Бактрия, которая была основным ядром империи, называлась Тохаристаном. Тохары постепенно подчинили всю Индо-Скифию и создали огромную Кушанскую империю, которая была соизмерима с Римской, как мы её знаем сегодня, Парфией и Китаем династии Хань.

    Она просуществовала сравнительно недолго, но оставила огромный след в культуре, как Индии, так и всего Востока и основу её составляли люди белой расы. Ю. Петухов также отмечает, что правящий слой тохарской империи состоял не только из тохаров, но и среднеазиатских скифов – саков. У нас есть редкая возможность посмотреть на их изображения.

    Голова воина юэйджи. Халачаян (Khalchayan), южный Узбекистан. Крашеная глина Скульптура аскета. Гандхара. 2-3 в. н.э. Голова мужчины. Гандхара. 4-5 в. н.э. Голова мужчины. Гандхара. 2-4 в. н.э. Голова принца Кушанского царства. Дальверзин-тепе, Узбекистан. 1 в. н.э.

    На рисунках мы видим скульптурные изображения мужчин Кушанского царства 1-5 вв н.э., в том числе и скульпуру кушанского принца. Нельзя не отметить, что все они европеоиды и ничего «азиатского» в них нет. Надо сказать, что именно скифы создали в Кушанском царстве так называемый «гандхарский стиль», который очень похож на классический «эллинистический» стиль. Это отразилось, прежде всего, в статуях Будды и бодхисатв – людей или существ, которые сознательно отказываются от нирваны с целью спасения всех живых существ.

    Бюст боддхисатвы. Кушанский период Стоящий боддхисатва Матрейя, Будда будущего. 3 в н.э. Стоящий боддхисатва. 3-4 вв н.э. Гандхара, Афганистан или Пакистан Стоящий боддхисатва. 3-4 вв н.э. Гандхара Голова боддхисатвы. 2-3 вв н.э. Гандхара

    Выше мы видели изображения будды в гандхарском стиле. И снова отмечаем европеоидные черты лица божества, совсем не похожие на его современные изображения, как и его пропорциональное телосложение. Такими же совершенными физически изображались и бодхисатвы.

    Терракотовый сосуд империи Кушан Однако от Кушанской империи, созданной белыми людьми, Индия получила не только европеоидное изображение Будды и бодхисатв, но и тяжёлые бронированные доспехи катафрактариев, посуду со свастикой и «звериным стилем», который является визитной карточкой скифов – наших далёких предков, обустраивавших громадные территории Евразии от Атлантического до Тихого океана и дошедших до Индийского. Они же дали Индии новый этно-сословный слой раджпутов (санскр. raja-putra – сын короля) в составе касты кшатриев (воинов), которые правили Индией с 7 по 10 вв. и сохранились и до наших дней, как и сохранили ведическую традицию, несмотря на энергичную исламизацию Индии с 16 по 19 вв.

    Государство Маратхов

    Государство маратхов в период расцветв 1760 г. О влиянии белой расы на территории Индии свидетельствует и существование огромного государства Маратхов (Maratha Samrajya), которое располагалось в центральной и западной части страны на территории современного штата Махараштра и прилегающих к нему землях. В 1700 году население этого государства составляло 150 млн. чел. Оно просуществовало с 1674 г. по 1820 гг. Его основателем является Шиваджи (1630-1680) – выходец из семьи выдающегося маратхского военачальника Шахаджи (Shahaji), который происходил из раджпутского клана сесодия. Он состоял на службе у двух (из пяти) независимых мусульманских Деканских султанов, Ахмаднагара и Биджапура.

    Своими взглядами Шиваджи был обязан матери – Джиджабай (Jijabai), которая была очень религиозной и привила сыну индуистские ценности. С детсва мальчик изучал Рамаяну и Махабхарату, а став взрослым, регулярно посещал индуистских и суфийских святых. Именно мать воспитала в сыне патриотическое стремление освободить свой народ от мусульманского господства и установить сварадж (Swaraj санскр., букв. – своё правление). Как можно догадаться, сварадж – это ведическая система управления, основанная не на иерархическом правлении, а на самоуправлении людей.

    В 1655 г. Шиваджи объявил себя покровителем угнетённых индуистов и открыто выступил против государя Биджапура. Направленное против него 20-тысячное войско он заманил в непроходимые джунгли Западных Гхат, где их предводитель был хитростью умерщвлён во время встречи с Шиваджи. В 1661 г. биджапурский султан признал отпадение от его государства северных областей, населённых маратхами.

    Шиваджи осознавал важность выхода к морю, для чего вступил в конфликт с Великими Моголами и разграбил их самый важный порт, Сурат (1664). Поход против Шиваджи 20-тысячной могольской армии закончился катастрофой: предводитель похода лишился пальцев рук, а его сын погиб. Разъярённый император Аурангзеб снарядил в Махараштру 100-тысячную армию во главе с непобедимым раджпутским раджой Джай Сингхом. Шиваджи был вынужден признать своё поражение и по Пурандхарскому договору (1665) вместе с сыном был поселён под домашним арестом при дворе Великих Моголов в Агре.

    В 1666 г. сторонники Шиваджи вынесли его и сына в корзинах из-под фруктов и переправили их в родные края. В 1670 г. Шиваджи возобновил войну с Моголами и за четыре года вернул все свои прежние завоевания. В 1674 г. он был коронован в Райгаде в качестве маратхского императора и стал именоваться Chhatrpati Shivaji Maharaj, его имя дополнилось титулом чхатрапати и махараджа, который соответствует европейскому «император» и «король».

    Государство маратхов просуществовало сравнительно недолго. Просочившиеся в страну англичане ещё при Моголах настойчиво желали взять страну под свой полный контроль, в том числе и для превращения страны в огромную плантацию для выращивания опийного мака для массовой продажи его в Китай, что им в полной мере удалось. Об их настойчивости свидетельствует тот факт, что они пытались получить у Моголов концессию на производство и торговлю опиумом в течении более 150 лет с 1603 по 1765 гг. И то, им это удалось только силой, развязав войну (см. книгу Коулмена «Комитет 300: Иерархия заговорщиков»). Военную силу они также применяли и против маратхов. В ходе трёх англо-маратхских войн (1775-82, 1803-05, 1817-1819) британцы отобрали у маратхов Дели и некоторые другие территории, а самих маратских правителей превратили в вассалов Ост-Индской компании, получающих от неё пенсии.

    А Шиваджи по сей день является самым почитаемым национальным героем Индии. Его имя присваивается улицам, площадям, паркам, учебным заведениям и аэропортам. Так международный аэропорт в Мумбаи (бывший Бомбей) «Сахар» был переименован в его честь, и сейчас называется «Международный аэропорт имени чхатрапати Шиваджи», как был переименован и железнодорожный вокзал Виктория, который сейчас тоже носит его имя. Основные вехи жизни и деятельности Шиваджи отмечают на государственном уровне. О Шиваджи написано несметное количество поэм, пьес, романов, фильмов и телесериалов, изображающих биографию и ключевые моменты жизни и деятельности маратхского лидера.

    Ему воздвигаются памятники по всей Индии (есть даже на Эвересте), стоят они и в храмах, а по всему штату Махараштра стоят выкрашенные в золотой цвет памятники герою на коне с саблей в руке. Крепости, связанные с его именем, рассматриваются как исторические достопримечательности и центры паломничества, где исполняются соответствующие религиозные ритуалы. В Джуннарскую крепость, где появился на свет национальный герой страны, «не зарастает народная тропа» никогда. Сюда приезжают тысячи индийцев, школы привозят учеников на автобусах. Здесь даже же имеется вертолётная площадка для высоких гостей, которые также приезжают поклониться этому месту.

    В Дели открыт «Дворец чхатрапати Шиваджи», где располагается постоянная экспозиция, посвящённая индийскому национальному герою. Даже свадьбы его потомков отмечаются как государственное торжество – пышно и многодневно. Тем интересней посмотреть, как же изображают великого героя Индии, олицетворяющего «триумфальное шествие великой индусской нации, прерванное завоевателями из чуждых цивилизаций». Интересно же посмотреть на «общенациональный эталон борца за создание индусской государственности».

    Памятник Шиваджи (Chatrpati Shivaji Maharaj) Памятник Шиваджи (Chatrpati Shivaji Maharaj) Плакат из фильма с памятником Шиваджи (Chatrpati Shivaji Maharaj) Памятник Шиваджи (Chatrpati Shivaji Maharaj) Портрет Шиваджи, хранящийся в Британском музее

    Как мы видим, индусы изображают своего героя с ясно выраженными чертами белой расы. Более того, на памятниках великий «индус» подозрительно напоминает казака, несмотря на то, что в Британском музее хранится гравюра, на которой Шиваджи изображён, скажем так, очень востойчной наружности и который иллюстрирует статью в Википедии о Шиваджи на английском языке. Но, ведь, индусам лучше знать, как выглядел почитаемый ими человек.

    Более того, не только создатель государства маратхов был белым человеком. Пешвы – так назывались премьер министры государства – тоже были белыми людьми, и индусы их изображают именно белыми.

    Маратхский Премьер-министр (пешва) Баладжи Вишванат Бхат (Balaji Vishwanath Bhat) Маратхский Премьер-министр (пешва) Мадхаврао I Балал (Madhavrao I a.k.a Madhavrao Ballal) Маратхский Премьер-министр (пешва) Нанасахиб или Баладжи Баджи Рао (Nanasaheb a.k.a Balaji Baji Rao) Маратхский Премьер-министр (пешва) Мадхаврао II (Peshwa Madhavrao II) Маратхский Премьер-министр (пешва) Мадхаврао II (Peshwa Madhavrao II)

    На рисунках мы видим маратхских Премьер-министров (пешв): Баладжи Вишванат Бхат (Balaji Vishwanath Bhat), годы правления 1713-1720, Мадхаврао I Балал (Madhavrao I a.k.a Madhavrao Ballal a.k.a Thorale Madhavrao) годы правления 1761-1772, Нанасахиб или Баладжи Баджи Рао (Nanasaheb a.k.a Balaji Baji Rao) годы правления 1740–1761, Мадхаврао II (Madhavrao II a.k.a Sawai Madhavrao a.k.a Madhurao Narayan) годы правления 1774-1795, Бажди-рао II (Bajirao II) годы правления 1796-1851, который подписал с англичанами соглашение о капитуляции маратхов.

    Руководитель восстания сипаев, принц Нана Говинд Дхунду Пант (Dhundu Pant) или Нана-Сахиб (Nana Saheb или Nana Sahib) Однако через несколько лет после этого, в 1857 году вспыхнуло восстание сипаев. Его возглавил приёмный сын Бажди-рао II – принц Дхунду Пант (Dhundu Pant) более известный под именем Нана-Сахиб (Nana Saheb или Nana Sahib). На рисунке представлена гравюра из журнала Le Monde от 15 августа 1863 г.

    Восстание продолжалось до 1858 года, и было жестоко подавлено. Принц бесследно исчез. С его именем связана красивая «легенда о возвращении»: его соотечественники верили, что он остался жив и должен вернуться, чтобы освободить родину, приведя на помощь русские войска. Об этом факте упоминает Ю. Петухов в своей книге «Евразийская империя скифов». Позже он станет прототипом героя всемирно известного романа Жюля Верна «20000 лье под водой» – капитана Немо. Именно маратхи оказали наиболее действенное сопротивление колонизаторам в XVIII столетии, а последнее крупное восстание против англичан – так называемый сипайский мятеж – возглавил в 1857-1858 гг. последний арийский принц Нана Говинд Дхунду Пант (Dhundu Pant), более известный под именем Нана-Сахиб, наследник государства маратхов.

    Героиня восстания сипаев, рани Лакшмибай (Rani Laxmibai) Ещё одна героиня сипайского восстания – рани Лакшмибай (Rani Laxmibai). Рани означает арийский титул королевы или высокопоставленной дамы. В 1854 году англичане аннексировали княжество Джханси, в котором княжил её муж – раджа Джанси – Гангадхар Рао, ввиду его смерти. Затем её несправедливо обвинили в соучастии в мятеже и массовых убийствах, которые произошли в Джханси 3 года спустя. Ей ничего не оставалось делать, как переквалифицироваться из «домохозяйки» в полководца и стать одним из лидеров и героев восстания. Она погибла в 17 июня 1858 году. Её смерть ознаменовала окончание индийского сопротивления. На иллюстрации представлен портрет Лакшмибай, который явно изображает белую женщину. Предполагают, что он был сделан в период с 1850 по 1860 гг., что внушает надежду на то, что портрет мог быть сделан при жизни героини.

    Великие Моголы

    Независимая Тартария. Карта Тартарии Гийома де Лиля, 1706 Нельзя обойти вниманием и правителей Империи Великих Моголов, которая просуществовала на территории современных Индии, Пакистана и юго-восточного Афганистана с 1526 по 1858 годы. Эту Империю основал в 1526 году Захир ад-дин Мухаммад Бабур (Zahir-ud-din Muhammad Babur) (1483-1530). Он родился в Андижане в семье эмира Ферганы, то есть он был родом из среднеазиатской части Великой Тартарии со столицей в Самарканде, которую европейцы к 18 веку будут называть Независимой Тартарией (Independent Tartary). Её расположение можно посмотреть, например, на карте Тартарии Гийома де Лиля 1706 г.

    С наследственностью ему тоже повезло. По отцовской линии он происходил из рода Тамерлана (Тимура) (1336-1405), а по материнской – из рода Чингизхана (Тэмуджина) (1155 или 1162-1227). Выше в этом разделе, а также в разделе Великая Тартария, мы приводили изображения Тамерлана на средневековых гравюрах, на которых прекрасно видно, что он совсем не был монголоидом, а выглядел вполне себе европеоидом, и в качестве титула которого, как ни странно это звучит, называли Императором Могол и Тартар. Существует также восковая фигура Тамерлана в Музее восковых фигур Исламабада (Пакистан), где он также изображён, как голубоглазый, белый человек. Ниже покажем ещё несколько изображений Тамерлана, которые мы ещё не приводили.

    Восковая фигура Тамерлана (Amir Taimur) в Музее восковых фигур в Исламабаде (Пакистан) Тамерлан. Гравюра 15 века Тамерлан. Средневековая гравюра Тамерлан. Гравюра Пьера Дюфло Чингисхан. Гравюра Пьера Дюфло

    Изображений европейцами Чингисхана не в пример мало, что и понятно – он жил достаточно давно. Его коронация изображена в «Книге о разнообразии мира» итальянского купца Марко Поло (1254-1324), также его рисовал и французский гравёр Пьер Дюфло (Pierre Duflos) (1742-1816) в «Сборнике гравюр, представляющий титулы и звания исходя из одеяний всех существующих наций (Receuil des Estampes, representant les Rangs et les Dignites, suivant le Costume de toutes les Nations existantes), изданном в 1780 г. Несмотря на внушительную разницу во времени, в обоих случаях во внешности Чингисхана нет никаких монголоидных черт. Он – явно белый человек. И это неудивительно. Ведь во время, когда жили и Марко поло, и Пьер Дюфло, такого понятия и, соответственно, термина как «монголо-татары» и в помине не было и, соответственно, они и многие другие не «знали», что их надо изображать монголоидами.

    Во многих европейских источниках ранее 18-19 веков были моголы или могулы (без буквы «н») и тартары и одна из Тартарий так и называлась – Mogul Tartary. Однако, в начале 19 века европейцы решили творчески подойти к делу коверкания истории и придумали «монголо-татар». Полагают, что этот термин впервые ввели немцы отец и сын Крузе (Kruse) в 1817 году, а в 1843 их работы перевели на русский и издали под длинным названием «Атлас и таблицы для обозрения истории всех европейских земель и государств от первого их народонаселения до новейших времен. К облегчению уразумения древних и новых сочинений, относящихся к истории нашей части света; и для употребления при образовании обучающегося юношества/сост. по лучшим источникам Христианом Крузе, профессором исторических вспомогательных наук в Лейпциге, снова пересмотренные и продолженные его сыном доктором Фридрихом Крузе, профессором исторических наук в Дерпте».

    Жена Чингисхана. Гравюра Пьера Дюфло Представляет собой интерес следующий факт. Дюфло нарисовал не только самого Чингизхана, но и его жену по имени Hyu-Chen. И внешность у неё тоже европейская, несмотря на «китайское» имя. Однако здесь возникла проблема. В соответствии с ортодоксальной историей, у Чингизхана не было жены с таким именем. Нам рассказывают, что его жён звали Борте, Хулан-хатун и Есугэн (Есукат). Но в 4 томе энциклопедии «Современная часть Всемирной Истории с ранних времён» (The Modern Part of an Universal History: From the Earliest Account of Time), изданной в Лондоне в 1759 году, представляющей собой сборник исторических сведений от античных авторов, это имя есть. Вот, что там пишется: «Западные азиатские историки приписывают четверо сыновей Чингисхана Пурте Куждин (или Хи-Чен), тогда как китайские историки называют её матерью только двоих из них. (The western Astatic historians ascribe the first four sons of Jenghiz Khan to Purta Kujin (or Hyu-chen); whereas the Chinese history makes her the mother of two of them). Как сказал Пушкин: «О, сколько нам открытий чудных…»

    Ну, а что же Бабур, наследник столь прославленных родов? Как он выглядел? В сети есть много его портретов, где он изображён человеком достаточно восточного типа. Однако мы нашли фотографию его изваяния в турецком городе Сёгют (Sogut). Городок совсем крошечный, но для турок очень важный. Именно здесь, как считается, зародилась Османская империя, которая просуществовал более 600 лет – с 1299 по 1922 гг. Здесь же родился сын правителя Эртогрула – Осман I (1258 г), который основал и империю, и династию своего имени. Турки построили музей Эртогрула (Museum of Ertugrul Gazi), а рядом с ним – небольшую галерею бюстов практически всех основателей империй, какие только известны в мире в настоящее время, на которых выбиты года существования этих империй. Есть там и Батый, основатель Золотой Орды, и Атилла, основатель гуннской империи, и Тимур-Тамерлан, и, конечно, Бабур, и многие другие. И что самое интересное, все они имеют европеоидную внешность.

    Бюст Бабура, основателя Империи Великих Моголов, Сёгут, Турция Бюст Атиллы, основателя Гуннской Империи, Сёгут, Турция Бюст Бумын кагана, основателя Тюркского каганата Бюст Алп-тегина, основателя династии Газневидов в Афганистане Бюст Пану, основателя гуннской империи

    На фото мы видим бюсты Бабура, основателя Империи Великих Моголов, Атиллы, основателя Гуннской Империи, Бумын кагана, основателя Тюркского каганата, Алп-тегина, основателя династии Газневидов в Афганистане в 10 веке н.э., и Пану, также основателя гуннской империи, но на 300 лет раньше, чем Атилла. Однако это, можно считать, современные изображения, хотя, как говорится, турок никто за «язык не тянул», и они спокойно могли наваять «императоров» какого угодно восточного или монголоидного типа, но почему-то этого не сделали.

    Интересно, подозревают ли турки, что, изобразив основателей всех империй Евразии белыми людьми, они, тем самым нарушили все «либеральные» законы демократии и толерантности, навязываемые паразитами всем народам, совершили чудовищное преступление «дискриминации» всех остальных рас. Надеемся, что всё это они делали вполне сознательно, дабы не погрешить против Истины.

    La Galerie Agreable du Monde («Приятная (увлекательная) галерея мира») Посмотрим же теперь, как изображали моголов лет 300 назад. В 18 веке в Голландии, в городе Лейдене жил издатель и книготорговец Питер ван дер Аа (1659-1733), который специализировался на переиздании старых карт и атласов. Самой большой работой ван дер Аа стала вышедшая в 1729 году в Лейдене энциклопедия в 20 томах (по другим сведениям томов было 27 или 29) La Galerie Agreable du Monde («Приятная (увлекательная) галерея мира»). Она содержала почти четыре тысячи (3935) гравюр и карт выдающихся голландских гравёров и художников Яна Лёйкена (Jan Luyken (1649-1712)), Яна Гуре (Jan Goeree (1670-1731)), Джозефа Мулдера (Joseph Mulder (1658-1728)), Дэниля Ступендаля (Daniel Stoopendaal (1672-1726)), Альдера Мейера (Aldert Meijer (1663-1690)), Ромейна де Хоге (Romeyn de Hooghe (1645-1708)) и других. Он также использовал гравюры других издателей, таких как Виллем Янсзон Блау (Willem Janszoon Blaeu (1571-1638)), Николас Иоаннис Фишер (Claes Janszoon Visscher (1587-1652)), Фредерик де Вит (Frederick de Wit (1629/1630-1706)), Франуиск Хальма (Franciscus Halma), Питера Мортье (Pieter Mortier (1661-1711)), Авраам Алард (Abraham Allard (1676-1725)) и других.

    Эта редкая в наше время энциклопедия была издана в 66 книгах. Иллюстрации, в том числе на 2571 двойных листах, содержали не только карты и чертежи, но и городские виды, площади, улицы, пейзажи, национальные костюмы, исторические и религиозные сцены, религиозные и судебные обычаи, древние реликвии, алфавиты, сцены и объекты повседневной жизни, животные, растения, здания, дворцы, сады, церкви, мечети, богов, различную деятельность и т.п. Кроме того, энциклопедия содержала географические, экономические и политические сведения об основных империях, королевствах, республиках, провинциях, крупнейших городах, поселениях и крепостях. Ван дер Аа включил в неё также 130 переводных работ самых важных на тот момент рассказов о путешествиях 15, 16 и 17 веков по Америке, Африке и Азии. По тем временам это была самая большая и подробная (и самая дорогая) энциклопедия мира, которая когда-либо издавалась, по крайней мере, в Европе. Всего было выпущено 100 копий на французском языке, который в то время был языком международным.

    Сведения об Империи Великих Моголов содержатся в 18 томе энциклопедии, который состоит из двух книг – 52 и 53, первая из которых посвящалась персам, а вторая – моголам. Посмотрим, как изображали Великих Моголов и их придворных известнейшие гравёры 17-18 веков.

    Великий Могол, император Индостана, гравюра Франсуа Жоллена Одеяние Великого Могола и его жён Церемония взвешивания Великого Могола Государственные министры при дворе Великого Могола Свадебная церемония детей брахманов

    Первая иллюстрация – редкое изображение Великого Могола, императора Индостана в полный рост – гравюра Франсуа Жоллена, ст. (Francois Jollain, the Elder (1641-1704)). На гравюре написано «Великий Могол, император Индостана в Восточных Индиях, самый могущественный князь Азии имеющий в качестве вассалов 20 королевств и сверх законных жён тысячи наложниц, которых охраняют в сералях 200 евнухов». Здесь будет уместным уточнить, что Восточные Индии (Indes Orientalis) в то время обозначали собственно Индию и страны Южной и Юго-Восточной Азии, расположенные в акватории Индийского океана. Следующая гравюра называется «Одеяние Великого Могола и его жён». Наказание людей по приговору Суда позора Великого Могола Далее идёт «Церемония взвешивания Великого Могола», которая проводилась в день рождения правителя. Его действительно взвешивали на золотых весах, при этом вторая чаша заполнялась золотом, серебром, шёлком, маслом, рисом, фруктами и многими другими вещами, которые равнялись его весу. Всё это впоследствие раздавалось брахманам и беднякам. Кстати о брахманах. Последняя гравюра в ряду показывает, как гласит надпись, свадебную церемонию детей брахманов.

    Ещё одна гравюра из «Приятной галереи мира» показывает наказание людей по приговору Суда позора Великого Могола, что тоже следует из подписи под ней. Как видим, на всех гравюрах ни верховный правитель Индостана – Великий Могол, ни его министры, ни брахманы, ни судьи, ни даже исполнители приговора не имеют в своей внешности ничего ни монгольского или индийского, ни арабского (семитского). Это люди белой расы.

    Великий Могол немецкого гравёра Йохана Хайда Аурангзеб или Аламгир I, Великий Могол Аурангзеб или Аламгир I, Великий Могол, гравюра Франсуа Жоллена Акбар Великий, внук основателя династии Великих Моголов в Индии Бабура Шуджа ад-Даула Хайдар (1732-1775), визирь Могольской империи

    Вот ещё одна гравюра немецкого гравёра Йохана Хайда (Johann Jakob Haid (1704 -1767), на которой изображён Великий Могол. Имени правителя на этой гравюре нет, как, впрочем, и на предыдущих. Однако, даже, если эти изображения и являются каким-то обобщением-символом, то почему-то художники 17-18 веков изображали правителей столь далёкой от Европы экзотической страны людьми белой расы, хотя они же изображали и представителей чёрной и жёлтой рас со всеми их расовыми внешними признаками. Но есть в Сети и гравюры реальных правителей Могольской империи, или, как её ещё называли, Магометанской Тартарской Империи (Muhammadan Tartar Empire), что неудивительно – на северо-востоке она граничила с Великой Тартарией, что подтверждают старинные карты 17-18 веков.

    Карта Империи Великих Моголов из энциклопедии «Приятная галерея Мира» Скорее всего, она была её провинцией, каковыми были Независимая, Китайская, Московская и другие Тартарии. А на картах 15-16 веков Индия граничила на северо-востоке, а у Ортелиуса ещё и на западе, со Скифией (на том же самом месте, где европейские картографы позже размещали Тартарию). Вот так и искажается прошлое – та же самая страна, тот же самый народ, а названия разные – Скифия-Тартария-Россия и, как бы получается, что и страны, и народы разные – неизвестно откуда пришли и куда ушли, а на самом деле – жил один и тот же народ на этом месте тысячелетиями.

    Вернёмся, однако, к моголам. Был такой могольский падишах, которго звали Аурангзеб или Аламгир I («Покоритель Вселенной») (1618-1707), который жил, как раз во время активного изучения европейцами богатой империи Моголов, которые настойчиво прибывали к ним строить свои маленькие гешефты, свои маленькие ост-индийские кампании – англичане, датчане, голланцы, португальцы, французы. Поэтому в Сети удалось разыскать целых две гравюры с его изображением. Человеком белой расы был и Акбар Великий (1542-1605) – третий падишах Империи Великих Моголов, внук основателя династии Великих Моголов в Индии Бабура, а также и визири Могольской империи, например, Шуджа ад-Даула Хайдар (1732-1775).

    Последний Великий Могол Бахадур Шах II Последний Великий Могол – Бахадур Шах II (1775-1862) тоже был белым. Заметим, что, судя по этим изображения, элита моголов серьёзно относилась к чистоте крови – черты белой расы явственно сохранились от первого до последнего правителя. Конец его жизни был незавидным – в его правление англичанам удалось разрушить Могольскую империю. В сентябре 1857 года английские войска штурмом взяли Дели, и Бахадур-шах сдался в плен. Двое его сыновей: Мирза Могол и Мирза Хайр Султан, а также внук Мирза Абубакр были ими убиты. Англичане объявили о ликвидации института Могольской империи. Бахадур-шах был арестован, предан суду и приговорён к ссылке. Он скончался через 5 лет в возрасте 87 лет. Так закончитась более чем 300-летняя история империи Великих Моголов, последней из Тартарий, правители которых были не только полководцами, а также административными и политическими деятелями, но и весьма образованными людьми, обогатившими своими творениями мировую культуру. Например, Бахадур-шах вошёл в историю как знаменитый поэт на языке урду, а основатель империи – Бабур был историком, географом, этнографом, прозаиком и поэтом.

    Мумтаз Махал (Mumtaz Mahal (Arjumand Banu Begum)) Шах Джахан (Shah Jahan (1592-1666)) Нур Джахан (Begum Nur Jahan) Хамида Бану-бегум, жена шаха Хумаюна Зинат Махал младшая жена последнего правителя Могольской империи Бахадур Шаха

    Людьми белой расы были и жёны падишахов. Мумтаз Махал (Mumtaz Mahal (Arjumand Banu Begum)) была женой пятого Могольского падишаха Шаха Джахана (Shah Jahan (1592-1666)). Обратите внимание на её головной убор – русский кокошник в чистом виде, да ещё и с ряснами и колтами. Это именно Шах Джахан построил всемирно известный Тадж Махал – усыпальницу для своей жены, чем и обессмертил своё имя. Она умерла вскоре после того как дала жизнь их четырнадцатому ребёнку в 1631 году. На следующий год после её смерти он стал строить мавзолей для неё. Нур Джахан (Begum Nur Jahan (1577-1645)) была женой шаха Джахангира (1569-1627), отца шаха-строителя Тадж Махала. Она была реальной правительницей империи и даже печатала монеты со своим именем, а также была признаной поэтессой. Хамида Бану-бегум (1527-1604) – одна из жён Хумаюна, второго Могольского падишаха, мать падишаха Акбара I. Зинат Махал (Zinat Mahal) младшая и любимейшая жена последнего правителя Могольской империи Бахадур Шаха II. Портрет сделан примерно в 1857 году.

    К сожалению, несметные богатства Империи Великих Моголов, пышность их двора, прекрасные здания, великолепные сады и животные правителей, горы драгоценностей, богатсво одежды и пищи не могли оставить равнодушными европейских, в частности английских, «цивилизаторов»-паразитов. Увешанные драгоценностями падишах и его двор производили неотразимое впечатление на нищих европейцев, точно такое же впечатление они, наверное, испытывали, при дворе Ивана Грозного, да и сейчас слюни пускают, глядя на шикарно отреставрированные залы Московского Кремля. По словам английского священника Эдварда Терри (Edward Terry), европейцы даже и представить не могли стоимость тех «немыслимых» драгоценностей, которыми падишах ежедневно украшал свою голову, шею и руки. (A Voyage to East-India; Wherein Some Things Are Taken Notice Of, in Our Passage Thither, But Many More in Our Abode There, Within That Empire of the Great Mogul, observed by Edward Terry). Чего только стоили одни его чётки – нити с бусинками из дорогого жемчуга, рубинов, алмазов, изумрудов и кораллов. О богатстве и роскоши Великого Могола свидетельствуют гравюры из той же «Приятной галереи мира».

    Двор Великого Могола в Агре Двор Великого Могола в Лахоре Дворец Великого Могола Приём у Великого Могола Конный воин армии Великого могола в боевом облачении

    На них показаны двор Великого Могола в Агре, двор Великого Могола в Лахоре, дворец Великого Могола, приём у Великого Могола, конный воин армии Великого могола в боевом облачении. «Сверхчеловеки» явно выглядели на этом фоне убого и морально, и физически. Посол английского короля Джеймса I (1566-1625) сэр Томас Ро (Sir Thomas Roe) в своих записках о посещении двора Великого Могола Джехангира (Journal of Sir Thomas Roe, Ambassador from King James I, to Shah Jehanguiro, Mogul Emperor of Hindoostan) изливал бумаге душу, что чувствовал он себя при дворе шаха среди его вельмож, как последнее… «несколько смущённым», поскольку могольские одеяния затмевали его скромный европейский костюмчик. Причина же была в том, что он получал жалование в 60 фунтов стерлингов в год, а «варварские» могольские придворные имели десятки и сотни тысяч. По его мнению, это было «несправедливо».

    Естественно, «просвещённые» европейцы не могли спокойно смотреть на такую роскошь, принадлежащую не им. Им надо было восстановить эту самую их справедливость, прибрав всё к своим загребущим рукам, чего они, в конечном итоге и добились, разрушив страну, ввергнув в нищету население и развернув там массовое производство наркотиков, чтобы разрушить и обогатиться за счёт ещё одной страны – Китая. При этом они с удивительным высокомерием и пренебрежением относились к «варварской» культуре покоряемого государства и его правителям. Дворец падишаха, несмотря на его богатство, был, по их мению, безвкусным. То же Ро отмечал, что в одной из комнат дворца было «много всяких вещей, которые не подходят друг к другу, и напоминают ему работу, сделанную на скорую руку…» и комната больше напоминала комнату леди, которая для демонстрации пышного убранства размещала пару своих вышитых домашних тапочек на буфете вместе с серебром и фарфором.

    С показным презрением европейцы относились к образу жизни падишаха, описывая его как алкоголика, чревоугодника и распутника. По их мнению, правитель слишком много пил, ел, спал и слишком часто посещал свой гарем, а больше ничем и не занимался. Хотя сами они были не прочь переквалифицироваться в «варвары» и столько же есть, пить и использовать другие радости «восточной сказки», например, участвовать в пышной королевской охоте или в выезде правителя в город, оформленый с «варварской» роскошью – большое количество слонов, украшенных медью, золотом и серебром, в красивых попонах из бархата и парчи, шёлковые знамёна с королевским гербом, музыкальное сопровождение множества колокольчиков, большое количество богато одетой и вооружённой охраны.

    Удивительно, но факт, стиль поведения и методика западных «просветителей и демократов», взращёных на паразитической идеологии и морали, не изменилась за сотни лет. Так они поступали в Индии и Китае в 16-18 веке, так же они поступают и сейчас – оболгать жертву, демократически отбомбить и затем разграбить. История повторяется, и в том числе, поэтому её нужно тщательно изучать.

    Разглядывая предпоследнюю иллюстрацию «Приём у Великого Могола по рассказам о путешествиях Вильями Хоукинса» (An audience with the Great Mogol, from an account of the travels of William Hawkins, by Pieter van der Aa, Leiden, 1706), мы поразились монументальности и довольно серьёзным архитектурным технологиям, которые использовались при строительстве зданий для двора Великого Могола в столице империи моголов – Агре. И захотели немного посмотреть, что и как они строили. Кстати, вышеупомянутый английский посол – сэр Ро – сварливо жаловался на то, как неподобающе его приняли на официальном приёме. Спесивый англичанин, видите ли, не увидел предназначенного для него места, ему не позволили встать рядом с «королём» или «принцем», а на требование принести стул ему ответили отказом. Как видно из гравюры, сидит только сам правитель, а остальные все стоят. Но сэр требовал к себе особого отношения, как европейский посол, ранг и статус которого «варварам» не дано было понять. Поэтому он писал своим боссам в Ост-Индскую компанию, чтобы для выполнения таких дел присылали кого попроще, которые могли терпеть такие публичные унижения, которые он, как посол, вынести не в силах.

    Празднование дня рождения Великого Могола. Гравюра Ван дер Аа. 1709 г. Кстати сказать, мы имеем возможность посмотреть на этого дюже обидчивого посла его Величества короля Англии Джеймса I. На гравюре Ван дер Аа «Celebration du jour de naissance du Grand Mogol»«Празднование дня рождения Великого Могола», на которой изображена церемония взвешивания правителя, о которой мы писали выше, сэр Ро изображён в правом нижнем углу. Гравёр его пометил цифрой 1 – Thomas Roe Ambass. Anglois (вверху гравюры написано, что обозначает каждая цифра), а под номером 2 отмечены «золотые дары», которые могольский служащий бросает высокомерному и зависливому европейскому послу. Далее на гравюре цифрами обозначены: 3 – верховая лошадь Великого могола, 4 – палатки людей, 5 – палатка Могола, 6 – весы для золота, 7 – взвешивание Великого Могола, 8 – двор.

    Не лишним будет отметить, что сам рассказчик, Вильям Хоукинс, тоже сэр, морской капитан, который пребывал при дворе Джехангира с 1609 по 1611 гг., происходил из знаменитой семейки Хоукинсов и приходился племянником весьма известному в то время сэру Джону Хоукинсу. А известность он свою получил тем, что стал первым работорговцем, который стал мэром Плимута. В своей первой ипостаси он весьма преуспел, сколотив огромное состояние – его годовой доход был более чем вдвое выше, чем доход целого города. В этом «благородном» деле к нему присоединился его двоюродный брат – широко известный пират и контрабандист Френсис Дрейк. Наверху гербового щита, который Хоукинсу пожаловала Елизавета I вместе с сэрством за заслуги перед отечеством и перед ней лично, в деле получения барышей от работорговли (английская королева была членом синдиката, который снаряжал корабли за «товаром»), располагается «украшение» в виде чернокожего человека, по пояс связанного верёвками. Вот такие посланцы, с такими родословными прибывали ко двору Великого Могола и кичились своим европейством.

    Однако, вернёмся к архитектуре Великих Моголов. Все без исключения правители Империи были также и устроителями своей империи – строили много и роскошно. Даже первый правитель – Бабур, который управлял завоёванной территорией всего три года с 1527 по 1530 г, успел до своей кончины построить три больших мечети – в городе Панипат (Panipat), что в 90 км к северу от Дели, в городе Самбхал (Sambhal) в 160 км от Дели и мечеть Бабура в Айодхье (Ayodhya). Последняя была разрушена в 1992 году индуистами под предлогом, что на этом месте стоял храм Рамы и, несмотря на решние Верховного суда, не трогать мечеть, добились своего. Религиозный фанатизм – в прямом смысле, очень разрушительная вещь. Ещё одна мечеть, самая большая в Индии – Джама Масжид (Jama Masjid) – в Дели построена Шах-Джаханом – строителем Тадж Махала – в 1656 г. Он посвятил её своей дочери Джаханара Бегум (Jahanara Begum). Его сын, Аурангзеб, в 1673 году тоже построил огромную мечеть Бадшази (Badshahi Mosque) в Лахоре. Сейчас она является самой большой мечетью в Пакистане и может вмещать 100 000 человек одновременно.

    Мечеть в Панипате Мечеть в Самбхале Мечеть в Айодхье Мечеть в Дели Jama Masjid Мечеть в Лахоре Badshahi Mosque

    Количество мечетей, построенных при Моголах, исчисляется тысячами, но они строили не только культовые сооружения, но и сооружения светского назначения – крепости, дворцы, башни, школы, постоялые дворы, дороги, разбивали прекрасные сады. Вот, некоторые форты, которые они построили. Оцените монументальность сооружений: Красный форт в Агре, его ворота (помните «Сокровища Агры» Конан Дойля? Отсюда они были), форт в Лахоре, Красный форт в Дели, форт в Амере, штат Джайпур.

    Красный форт в Агре Ворота в Красном форте в Агре Форт в Лахоре Красный форт в Дели Форт в Амере, Джайпур

    Для того, чтобы наглядно представить, как жили могольские правители, посмотрим на внутреннюю отделку одного из их дворцов – Дворца Зеркал (The Palace of Mirrors) или Шиш Махал (Sheesh Mahal). Он был построен Шах-Джаханом в 1631-32 гг. и находится в форте Лахора. Строение представляет такой себе павильончик, снаружи довольно невзрачненький, для личных встреч императора с советниками внутри целого блока строений, предназначенных для императора и его семьи. Глядя на это великолепие, можно себе представить, как украшались основные резиденции и тронные залы Великих Моголов, если помещение, далеко не самое главное, отделывалось с таким великолепием, которое завистливый английский посол обозвал безвкусицей.

    Дворец Зеркал (The Palace of Mirrors) или Шиш Махал (Sheesh Mahal) в Лахоре Дворец Зеркал (The Palace of Mirrors) или Шиш Махал (Sheesh Mahal) в Лахоре Дворец Зеркал (The Palace of Mirrors) или Шиш Махал (Sheesh Mahal) в Лахоре Дворец Зеркал (The Palace of Mirrors) или Шиш Махал (Sheesh Mahal) в Лахоре Дворец Зеркал (The Palace of Mirrors) или Шиш Махал (Sheesh Mahal) в Лахоре

    Также моголы известны строительством мавзолеев. Самый известный, конечно, – это Тадж Махал в Агре – визитная карточка Индии, где покоится прах Шах-Джехана и его любимой жены, Мумтаз Махал, в память о которой он и строился. Его строили 20 с небольшим лет – с 1632 г. по 1653. Сооружение высотой 74 м, имеет 5 куполов и располагается на огромной платформе, по углам которй расположены минареты, слегка наклонённые наружу, чтобы не повредить усыпальницу, если они упадут. К мавзолею примыкает огромный ухоженный сад с фонтанами и бассейном. Стены сооружения сделаны из полированного полупрозрачного мрамора (привозившегося на строительство за 300 км) с инкрустацией из самоцветов. Были использованы бирюза, агат, малахит, сердолик и др. Этот тип мрамора имеет такую особенность, что при ярком дневном свете он выглядит белым, на заре розовым, а в лунную ночь – серебристым. Вот, интересно: это ж какая нужна экономика и какое развитие технологий, в данном случае строительных, чтобы осуществить такие постройки!

    Тадж Махал Тадж Махал м Тадж Махал Тадж Махал

    Вообще-то все правители Империи строили себе мавзолеи – сооружения с пустым большим залом с саркофагом для усопшего. Они, конечно, были поскромнее Тадж Махала. Ну, как поскромнее. Стены полудрагоценными камнями не обкладывались, но монументальности им тоже не занимать. На фотографиях мы видим: мавзолей Хумаюна в Дели (1570), мавзолей Акбара в Сикандре, недалеко от Агры (1613 г), мавзолей Джахангира в Лахоре (1637 г.), мавзолей Адил Шаха в Биджапуре (1656 г), мавзолей Итимад-Уд-Даула, построенный главной женой Джахангира, для упокоения праха её отца Мирзы Гийас-Бега.

    Мавзолей Хумаюна Мавзолей Акбара Мавзолей Джаханжира Мавзолей Адил Шаха Мавзолей Итимад-Уд-Даула

    Здесь для нас представляет интерес следующий факт. Во многих иностранных источниках, которые касаются могольской архитектуры, специально указывается, что строительство мавзолеев при жизни было тартарским обычаем (Tartary custom), который моголы соблюдали неукоснительно. Здесь уместно заметить, что обычай был именно тартарский, а не татарский, как бы ни возражали на это сторонники «татарской» цивилизации, заявляя, что, мол, в английском буква «r» не читается, поэтому никакх тартар не было. Увы, в английском она не читается, но во французском, немецком и испанском – на этих языках можно найти сведения о Великой Тартарии – эта буква очень даже читается. Так что, тартарский это обычай строить мавзолеи, не татарский. Кроме того, вспомним, откуда пришёл основатель империи Великих Моголов. Он пришёл из Ферганы, которая была в составе Независимой Тартарии, которая теперь называется Средней Азией. А теперь вспомним, как и что строили там в средневековье в крупных городах – Бухаре, Самарканде, Фергане, Хиве и пр.

    Медресе Шер-Дор на площади Регистан в Самарканде Например, посмотрим на медресе Шер-Дор на площади Регистан в Самарканде, которое строили с 1619 по 1636 годы. Налицо один и тот же стиль. Так что великие моголы пользовались не только тартарским обычаем, но и тартарским стилем. Что и неудивительно, ведь Тартария тогда граничила с империей Великих Моголов, что можно увидеть на карте Азии голландского картографа, которая была опубликована в атласе «A System of Geography» в 1701 году, гравёра и издателя Германа Молла (Herman Moll (1654-1732)), жившего и работавшего в Англии.

    Карта Азии Германа Молла (Herman Moll (1654-1732)) Кроме того, само поведение тартарских правителей, которых нам описывают, как кочевников, неважно, в какой из провинций Великой Тартарии, Великой Скифии или Великой Асии они правили, подчинялось и «тартарскому обычаю» цивилизаторства. Они обустраивали и облагораживали территории, которые подчиняли. Известен случай, описанный испанским послом Рюи Гонзалесом де Клавихо об облагораживании Самарканда Тимуром в 1404 году. Он планировал перестроить центр города и выпрямить его извилистые центральные улицы. Снос частных домов, мешающих этому, вызвал недовольство владельцев, на что Тамерлан отрезал: «Этот город мой! Я его купил на свои деньги, у меня есть на это грамоты». И продолжал расчищать строительные площадки и возводить основательные рыночные двухэтажные пассажи, перекрытые сводами и куполами.

    Кстати сказать, тартары строили не только культовые сооружения, но и объекты социального назначения. В Самарканде особенно славились бани Улугбека, внука Тамерлана, которые, по словам Бабура, не знали себе равных ни в Мавераннахре, ни в Хорасане. Они включали в себя горячие и прохладные моечные помещения, комнаты для массажа, цирюльни, раздевальни, бассейны и пр. Мы знаем ещё одних цивилизаторов, у которых также была развитая банная культура, которая безследно пропала, когда они ушли с облагораживаемых ими территорий, которые ортодоксальная историческая наука обозвала Римской империей. Историки нас хотят убедить, что «римские» военные, как и азиатские «кочевники», были способны развернуть мощное гражданское строительство. Однако факты говорят о том, что под этими названиями были спрятаны славные деяния наших наших предков.

    Мы нашли любопытную информацию о тождественности не только народов моголов и тартар, но и о том, что они – это скифы. Её можно найти в книге «История Чингизхана Великого, первого императора древних Моголов и Тартар» (The History of Genghizcan the Great, First Emperor of the Antient Moguls and Tartars). Автор – Франсуа Пети (Francois Pуetis (1622-95)) – переводчик с арабского и турецкого при французском дворе. В 1710 году его сын, тоже перводчик, издал эту книгу, а 12 лет спустя её перевела на английский Пенелопа Обин (Penelope Aubin (1679-1731)), английская писательница, поэтесса и переводчик.

    Вот, что Пети пишет в I главе, стр. 4:

    «История Чингизхана Великого, первого императора древних Моголов и Тартар» Франсуа Пети «… Верно и то, что Империя нынешних Моголов недавняя, ей не более ста пятидесяти лет, с тех пор, как она была основана Хумаюном в Индостане (сноска: Моголы Ост-Индии происходят от древних Моголов Тамерлана); тогда как прошло более пятисот лет, с тех пор как Чингизхан был провозглашён Императором Моголов и Тартар: Однако оба народа имеют одно и то же происхождение. И в этой «Истории» Моголы Тартарии называются древними моголами только для того, чтобы отличить их от Моголов Индии, которые более известны…

    Но возврашаясь к Чингизхану, все Моголы и Тартары всех родов признают, что он является самым великим из их Князей. Он был Сыном Хана по имени Pisouca или Yesouca, который правил в древнем Моголистане, стране, которая расположена в на территории Великой Тартарии, провинции Каратай. Эта Великая Тартария, которая находится в Азии, так же как и Маленькая Тартария в Европе, есть ни что иное как страны, которые в прошлом называли Скифией...».

    Так что и ортодоксальные «татары», и «монголы», и «римляне», и неизвестно куда пропавшие скифы на поверку выходят одним и тем же народом, народом-цивилизатором, славянами-ариями, нашим народом...

    Дарды – осколки арийского народа Индии

    Ладак – горный район в Северной Индии, на индо-пакистанской границе, один из наименее населённых в Центральной Азии. Считается, что здесь находится единственное место проживания древнейшей ветви этнически несмешанных ариев, которые сохранили часть своих тысячелетних традиций, несмотря на то, что они живут в окружении мусульман, буддистов и индуистов. А также стараются сохранить свою расовую идентичность, что является невероятно трудной задачей, поскольку монгольские народы Тибета и Китая, в среде которых они живут, многократно превосходят их численно. Именно туда Гитлер посылал экспедиции в поисках «чистой арийской крови».

    Местоположение Ладака Дарды Дарды Дарды Дарды

    Их называют дардами и монами. В древности это было большое и славное племя (Геродот называл его самым воинственным из всех индийских народов), которое заселяло большую часть Северных Гималаев, Памира, Хиндукуша, Занскара и Ладака. Согласно классическим санскритским источникам, это была Дарада Дэша – «страна Дарадов» со столицей Даратпури. Они пришли в долины западного Тибета примерно 4 тысячи лет назад и стали окультуривать их и вести натуральный обмен плодами полей и животноводства с тибетскими кочевниками, а ещё дарды прославились строительством водяных каналов вдоль почти недосягаемых скал.

    О племени дарадов часто упоминается в различных древнеиндийских источниках, таких как Махабхарата, Рамаяна, Бхагавата пурана, Манусамхита, Вамана пурана, Ваю пурана, Брахманда, Матсья пурана. Примечательно, что и царя этой страны звали Дарада. Вот, например, что написано в Махабхарате. Книга вторая Сабхапарва или Книга о Собрании: «Прославляй лучше Дараду, этого властителя Бахлики, наилучшего из царей, которым, как только он родился, была разделена эта земля». (Сказание об убийстве Шишупалы. Глава 41. 6-16.) Здесь интересен момент, что ни о происхождении названия страны, ни о происхождении названия народа ничего не известно. Известно лишь имя правителя, который им управлял. Вполне возможно, что и страна, и народ и получили своё название в честь своего правителя. Такая практика применялась в древности повсеместно, вспомним хотя бы, что у славян был и князь Скиф, и князь Рус, и князь Словен и князь Кий и т.п.

    Не обошли дардов вниманием и греческие источники. О них писали Птолемей, Геродот и Плиний, причём последние писали о несметном богатстве этого народа, и что золотой песок, который они обменивали на необходимые им товары, для них добывают какие-то особенные муравьи: «…Рога индийского муравья, помещенные в храме Геракла, были достопримечательностью Эрифра. Эти муравьи выбрасывают золото наружу из своих земляных нор в районе на севере Индии, называемом страной Дард. Эти создания цветом похожи на котов и величиной с египетского волка. Золото, которое они добывают зимой, индийцы воруют в жаркую летнюю погоду, когда жаркое солнце заставляет муравьёв прятаться в норы; но, тем не менее, они, учуяв запах людей, выскакивают из нор и упорно жалят людей удаляющихся на очень быстрых верблюдах: вот такую скорость и свирепость эти существа соединяют в себе с любовью к золоту…» (Плиний. Естественная история. Книга 9. 36.)

    Впоследствие оказалось, что «золотоносные муравьи» Геродота оказались обычными сурками, которые роют длинные и просторные норы с несколькими выходами на поверхность, а вырытую землю складывают около входа, насыпая целые холмы, при этом вытаскивая золотой песок на поверхность. Муравьями же их назвал Геродот потому, что не смог перевести на греческий персидское слово, которое означало сурка. Ему были известны муравьи, которые тоже рыли длинные ходы и норы, поэтому он и назвал сурков гигантскими муравьями в меховых шубах.

    Славное побоище царя Александра Македонского с Пором, царём индийским. Лубок 1-й половины XVIII в. Золотом дардов интересовался и Александр Македонский, который знал от своих разведчиков, что Дарада – это сказочно богатая страна, где жители едят и пьют на золоте, а дети играют золотыми слитками, и там нет бедных. Да и персидская знать уверяла его, что у Дария во дворце в золотых клетках жили привезенные из страны дардов «золотоносные муравьи». Он решил её завоевать и несказанно обогатиться после того, как разберётся с индийским царём Пором (Порусом, как его называли римляне), но затем раздумал идти в неприступную и неприветливую северную страну и пошёл на тёплый юг. Пусть не такой богатый, зато и не такой опасный.

    Постепенно дарды смешивались, как этнически, так и религиозно с окружающими их монголоидными народами и не всегда это происходило мирным путём. Основательные сведения о дардах можно найти в 12-томной «Энциклопедии Религии и Этики» (The Encyclopaedia of Religion and Ethics), написанной с 1908 по 1927 годами разными авторами под редакцией пресветерианского священника Джеймса Гастингса (James Hastings (1852-1922)):

    «…По религии современные дарды почти все мусульмане, но колонии Брокпа в Балтистане исповедуют буддизм, как и их соседи. Неизвестно, когда дарды стали исповедовать ислам, но вплоть до средины прошлого столетия ислам исповедовался очень мало. И даже после правления Нафу Шаха остатки до-исламской религии ещё оставались, так что дарды исповедовали весьма отличающуюся форму религии от той, которую начали исповедовать те, кто присоединился к последователям Корана.

    Например, вплоть до приблизительно 80 лет назад, мёртвых сжигали и не хоронили, и этот обычай практиковался тут и там вплоть до 1877 года, когда последний такой ритуал был зарегистрирован. Память об этом ритуале всё ещё живёт в обычае зажигания костра возле могилы после похорон. Вместо того, чтобы считать собаку нечистым животным, дарды считают собаку другом человека так же, как и любой англичанин. Женитьба племянников в первом колене, обычай, распространённый между мусульманами, рассматривается с ужасом как кровосмесительный союз жителями верхних Шинских племён. Несмотря на то, что ислам распространил лунный календарь, древнее солнечное времяисчисление, основанное на знаках зодиака, до сих пор существует…

    …Они не будут пить молока и трогать ни одного молочного продукта в любой форме и считают, что, нарушив этот обычай, можно обезуметь. В этом нет ничего от поклонения. Наоборот, они считают корову грязным животным и основывают своё убеждение на том основании, что такова воля местных божеств…

    Это (религия дард) самое настоящее поклонение природе, практикуемое земледельцами и пастухами, проживающими на суровой земле, среди самых высоких гор в мире. Язык писача, который составляет важную часть дардских языков, как уже упоминалось, что-то среднее между индийским и иранским языком, и одна из его ярчайших характеристик это то, каким необычным образом он сохранил в себе древние арийские формы речи почти без изменений, вплоть до самого сегодняшнего дня. То же самое может быть сказано и о религии дард…

    Вполне возможно, что колонизация западного Тибета монами и дардами не столкнулась с оппозицией тибетских кочевников, поскольку их интересы лежат в различных направлениях; и, хотя несколько орошаемых равнин и были заняты этими арийскими народами, помимо этого оставалось достаточно много пастушьих угодий для стад тибетцев. Но возможно, что иногда вспыхивала вражда между дардами и монами, и моны были покорены в этой борьбе. Иначе очень трудно объяснить, почему социальное положение монов стало намного ниже чем положение дард.

    Хотя никаких письменных упоминаний о дардах западного Тибета нами ещё не обнаружено, всё же нам известно гораздо больше о дардах, чем о монах. Главная причина этого в том, что определенное количество дард всё ещё не потеряло свой язык, и выстояло волну тибетской культуры, которая их захлестнула. В настоящее время существует два дардских племени на территории бывшего ладакхского царства, которые сохранили свой родной язык: дарды из Дра и дарды из Да. Самый интересный случай представляют собой дарды из Да. Дарды из Дра стали мусульманами примерно триста лет тому назад, и в результате этого большая часть их фольклора была уничтожена. Дарды из Да не приняли ни веры Мухаммеда ни ламаизма со всей искренностью, и таким образом их уникальность была сохранена.

    Действительно, дарды из Да празднуют раз в три года праздник (а иногда и чаще), во время которого они пытаются забыть на несколько дней, что они попали под власть тибетских и догрийских правителей. В течение этих нескольких дней они хотят быть только дардами, и в длинных гимнах они воспевают прежние времена их истории. И это с помощью этих гимнов мы узнаём что-то из их прошлого. В шести из этих гимнов они называют все те колонии на реке Инд, которые были основаны этим особым дардским племенем…

    Судя по карте, становится очевидным, что влияние дард на развитие западного Тибета было огромным, и мы с удивлением спрашиваем, как же это так случилось, что они исчезли с большей части территории страны? Известна ли история их упадка? Народные предания рассказывают нам о последних днях дард; но их исчезновение было не везде одинаковым. Кажется маловероятным, что народ, который Геродот называл «самым воинственным из всех индийских народов» сдался бы так легко, и до нас дошли предания, рассказывающие об упрямом сопротивлении последних дард. Так в Nyerags приводится следующая история о падении этих дард: «Дарды были окружены в их замке (возможно тибетцами), и когда их запасы питья и еды закончились, они решили погибнуть вместе. Они все собрались в центральном зале замка, и старейшина столкнул камень, на котором стояла центральная колонна, подпирающая крышу, и упавшая крыша похоронила их всех».

    История о дардах из Хану рассказывает следующее: «Тибетский правитель, который считал жителей Хану своими подчинёнными, приказал им присоединиться к остальному населению, выполняющему принудительные работы. Один пожилой дард воспротивился правителю, говоря, что это ниже достоинства дард быть его рабами. Тогда этого старика попытались принудить работать одного в присутствии правителя. Когда и это не помогло, его замуровали живьём. Когда стена достигла его шеи, старика ещё раз спросили, готов ли он работать, но поскольку он отказался, его окончательно замуровали». Однако, похоже, что старик не погиб бесполезной смертью, поскольку, как гласит почти стёртая надпись на скале несколько миль выше Хану, правитель всё-таки освободил дард от принудительных работ… Для того, чтобы лишить дард Хану их национальных чувств, последний тибетский царь запретил говорить на языке дард, и разослал шпионов, которые доносили на каждого, кто говорил на языке дард».

    В процессе насильственной ассимиляции и запрета на свою культуру от некогда многочисленного и воинственного народа, пришедшего с Севера на эти земли, осталась лишь горстка в примерно 2000 человек, которые проживают в районе Дха-Хану и продолжают следовать тысячелетним традициям. Они сохранили свои неповторимые национальные костюмы, отличительной особенностью которых, являются головные уборы, украшенные живыми цветами.

    Дарды Дарды Дарды Дарды Дарды

    И это касается и мужчин тоже. У них он украшен красными цветами физалиса (дикой земляники). Дарды считают, что он защищает от демонов и приносит богатство. Физалис мужчины прикалывают и к повседневным головным уборам. Также мужчины носят большие серьги в ушах, а иногда и в носу. Национальный костюм женцин изобилует серебрянными ювелирными украшениями, а головной убор также украшается живыми цветами. Неотъемлемым атрибутом их жизни является символ свастики и солнца. Они им украшают резьбой дома, посуду и домашнюю утварь. Используют они и другие астрономические символы. Из мясного едят лишь баранину, при полном отказе от птицы и говядины и от всех продуктов, которые даёт корова. Дарды живут родовыми общинами, управляемыми страейшинами, которые хранят родовые знания. Все члены общины носят защитные родовые амулеты из меди, латуни и серебра.

    Защитные родовые амулеты дардов Защитные родовые амулеты дардов Защитные родовые амулеты дардов Защитные родовые амулеты дардов Защитные родовые амулеты дардов

    Последние три иллюстрации взяты из статьи Евгения Лугова «Экспедиция в арийское племя Да-Хану в Северных Гималях». Ему посчастливилось достать несколько амулетов дардов и в одном из амулетов вождей он увидел остроконечную шапку, которую он идентифицировал как восточно-скифскую! Она похожа на золотую шапку скифско-сакского вождя V века до н.э. из кургана Иссык около Алма-Аты.

    Деревня дардов В настоящее время дарды влачат убогое существование. Они живут в небольших каменных хижинах, выращивают абрикосы, сушат их и продают, а также изготавливают изделия из дерева. Они стараются не появляться в своих национальных одеждах вне своих деревень. Когда они приезжают в Лех (столица Ладака), то стараются снимать свои головные уборы и прячут их в сумки, в противном случае, монголоидная детвора частенько дразнят их.

    Сегодня дарды превратилась в туристическую приманку, в исполнителей цирковой программы, как индейцы в США, для привлечения европейских туристов в Ладакх. Для чего в Лехе проводится фестиваль Ладакхской культуры всех высокогорных племён с 1 по 15 сентября и устраивают показательные выступления, где дарады, очень оличающиеся от них и своей внешностью, и костюмами, и песнями, и танцами, игрой на барабанах, являются гвоздём программы, но это их не особенно радует.

    Печально, что когда-то великий народ, доминирующий на обширной территории, впал в такое состояние, собственно, как айны, гуанчи, амазахи и другие народы белой расы, волею судьбы оказавшиеся оторванными от своего этноса-источника на многие сотни лет. Но они не теряют веры, и в своих песнях продолжают надеяться на то, что их звёздные предки, когда-то их потерявшие, снова к ним вернутся.







  • •   Хронология
    1. Во Вселенной – миллиарды цивилизаций
    2. Мы все – пришельцы
    3. Археологические свидетельства
    4. Первая планетарная катастрофа
    5. Новая спецоперация Тёмных
    6. Атланты и Атлантида
    7. Вторая планетарная катастрофа
    8. Всё с начала…
    9. Ведические символы
    10. Тёмные продолжают наступление
    11. Создание «избранного» народа
    12. Подготовка к захвату господства над миром
    13. Организация повсеместного геноцида Русов
    14. Мария и Радомир
    15. Вечные свидетели – «Римские» виллы
    16. Белые Боги разных народов
    17. Русская культура
    18. Как было на самом деле
    19. Белые люди разных народов



    Страница 1 . 2 . 3 . 4 . 5 . 6 . 7 . 8