Пища Ра
Древняя цивилизация славяно-ариев – возврат из забвения

Хронология

3. Археологические свидетельства древней истории

Страница 1 . 2 . 3 . 4 . 5 . 6 . 7 . 8 . 9 . 10 . 11 . 12 . 13 . 14 . 15 . 16 . 17 . 18 . 19 . 20


«Эволюционное развитие основывается на принципах сво-
бодной воли и мере ответственности, которую конкретное
существо готово взять на себя, и к которому оно готово…»


 


Страницы подлинной истории. Часть 1

Ю.Д. Петухов

Русские Боги Олимпа

Так уж повелось в нашей российской системе образования (как до пресловутого 17-го года, так и позже него, вплоть до наших дней, когда уже и системы никакой не осталось), что всему иноземному нас учат с гораздо большим усердием и последовательностью, чем своему, отечественному. Мы сейчас не будем углубляться в дебри причин сего невероятного для прочих стран факта. А отметим лишь одно: даже самый бестолковый и нерадивый ученик, по прошествии множества лет, на склоне дней без особого труда назовёт вам с десяток древнегреческих и древнеримских богов и героев, но ни за какие деньги не сможет вспомнить даже пары славянских, русских. И заслуга в том не одной лишь отечественной школы нашей, но и всей «культурно-просветительской» системы.

О богах и героях Эллады и древнего Рима сняты десятки фильмов, написаны сотни книг, вплоть до переложений, доступных, как ребёнку-несмыслёнышу, так и полуграмотному отцу семейства. Ну, кто не знает у нас верховного громовержца Зевса и красавца, покровителя муз Аполлона, прекрасную Афродиту и повелителя морских пучин Посейдона, могучего Геракла и рыцарственного Ахилла... Перечень можно продолжать, и всегда он будет оставаться неполным, ибо зарядили нас основательно и всерьёз. С трепетом сердечным и немым преклонением готовы мы почитать те древние и мудрые народы поэтов, сказителей, ваятелей, трибунов и философов, что одарили весь мир столь бесценным, классическим великолепием, имя которому не менее, как Божественный Пантеон.

Вот уже третье тысячелетие творят сочинители и живописцы, скульпторы и режиссёры, подпитываемые величайшим в мире и не имеющим равных себе античным наследием Средиземноморья. И кажемся мы, русские, самим себе рядом с этой сказочной и легендарной древностью, породившей столь блистательных титанов и гениев, богов и героев, такими молодыми и диковатыми, так недавно выползшими из первозданно-диких лесов и не имеющими ничего даже близкого античности в культуре своей, что не смеем коснуться её не то, что словом, но и мыслью своей: бесконечно далеки от неё и убоги, лишь благоговеть имеем право и восхищаться мудростью и разумом народов иных, великих, коим мы не чета.

Что ж, в том вины нашей нет, так нас учили, так нас воспитывали, указывая нам всегда на место наше в «посконному ряду». Видно, была нужда на то, и цель у «учителей» была... Но, не будем забегать вперёд.

Десятки тысяч, миллионы читателей наших восхищались подвигами древних греков, принося огонь людям вместе с Прометеем, штурмуя Трою с Агамемноном, странствуя с Одиссеем, взлетая в небо с Икаром и Дедалом... Но лишь единицы из этих читателей брали на себя труд заглянуть в энциклопедии и справочники, поинтересоваться – откуда взялись боги и герои? Да и зачем, спрашивается, если в учебниках, во всей популярной литературе ясно и чётко написано, что они древнегреческие – и точка. И всё же, дотошный и любознательный человек открывал малотиражные и труднодоступные научные издания – и удивлению его не было конца и края, ибо там, против всех этих зевсов, аполлонов, афродит, гермесов, гер и прочих значилось чётко и однозначно: «происхождение догреческое или негреческое», «с древнегреческого языка не переводится».

Данные эти подтверждаются долгими, кропотливыми и серьёзными исследованиями, которые не могут вызывать сомнений. Читатель обнаруживал, что для древнего грека имя того же Зевса было непереводимо, как и для него самого. И начинал понимать – боги и герои занесены в Древнюю Грецию со стороны или остались от некоего таинственного догреческого населения Средиземноморья. То есть, ниточка для этого любознательного читателя обрывалась, так как ни один из научных трудов не указывал, что же это за «население» такое. И дальнейшие розыски становились бессмысленными (по крайней мере, именно такое впечатление оставалось у читателя-непрофессионала по прочтении научных трудов, ведь в некоторых из оных добавлялось также, что имена богов, т.е. теонимы, не переводятся и с других индоевропейских, а также и семитских языков).

Читателя наталкивали на очень простую и бесповоротную мысль: древнейшие народы, породившие богов и героев, ушли в небытие и унесли тайну с собой, нечего и искать, надо принимать всё так, как оно есть.

Долгое время занимаясь этногенезом древних народов, я тоже не касался мифологий и вопросов происхождения теонимов, доверяя другим учёным и исследователям: мол, на нет и суда нет, неразрешимых загадок в истории хоть отбавляй. Но, прослеживая пути перемещения этносов и определяя местоположения прародин индоевропейцев, я убедился, что более 70% всей топонимики (географических названий) Эгеиды, Троады, Балкан, Апеннин и в целом Средиземноморья носит ярко выраженный славянский характер с древнейших времён. Это однозначно указывает на этнос, населявший данные территории. И вот тогда пришла идея заняться этимологией, так называемых, древнегреческих кумиров.

Открытие, совершённое мною (см. исследование «Дорогами богов»), оказалось поразительным. Здесь не место для долгих научных выкладок, аргументаций и контраргументаций, научного аппарата и т.д. И всё же, пришла пора ознакомить читателя хотя бы вкратце и выборочно с теми, кто населял легендарный Олимп и его окрестности.

Начнём с верховного божества Олимпа – с громовержца Зевса.

Зевс, Зевес. Отбрасываем греческое окончание «-с», «-ес». Остаётся корень «Зев». Ни с греческого, ни с древнегреческого, ни с других языков этот корень не переводится. Основу любого корневого сочетания всегда составляют согласные, это – аксиома, гласные могут меняться. Просматриваем теонимы славянского языческого пантеона. И обнаруживаем бога Зива-Жива, характеризующего собою живое начало в природе и роде. Сами слова «жизнь», «живой», «жить», «живительный» этимологически неразделимо связаны с теонимом Жив-Зив.

Проверим себя. Какая основная функция «греческого» Зевса? Да, мы знаем, что он повелевает громами, наказывает всех подряд, вершит суд и т.д. Но основа образа Зевса – «дарователь жизни» (именно по этой причине Зевс крайне непостоянен и практически все богини и очень многие смертные женщины имеют от него детей – он «жизнедаритель», и это его основная роль на Олимпе, но заметим сразу, жизнедаритель благородный, очеловеченный, героизированный).

Мы видим полное функциональное и лингвистическое соответствие Жива и Зевса. И совершенно ясно, что для греков русское, понятное и не изменившееся со времён глубокой архаики «Зив-Жив» непереводимо. Возможно ли совпадение в созвучии и образе? Нет, в данном случае совпадение исключено. Более того, можно продлить этимологическую цепочку: «Зив-Жив» (слав.). = «Зев'с» (др. греч.) = «Див» (слав., Иран.) = «Дио-Део» (лат.). То есть, мы приходим к выводу, что и латинизированное «Део», что означает «Верховный Бог», «Господь», «Вседержитель», также происходит от русского «Зив-Жив», что полностью подтверждается законами лингвистики.

Мы вскользь упомянули, что Зевс был героизированным «дарователем жизни». И неспроста. Потому, что до него был «жизнедатель» иного рода – слепой, сверхмогучий, беспощадный и дикий, неукротимый, олицетворяющий безудержные и страшные силы природы. Речь идет о «деде» Зевса – Уране, который породил чудовищных титанов, который был настолько сластолюбив и похотлив, что собственному сыну пришлось его оскопить. Итак, Уран. Корень «Ур», где «у» произносится, как среднее между нашими «у» и «ю». С греческого и прочих не переводится, воспринимается, как законченное, пришедшее извне имя. Но в славянских языках мы имеем слово «юр», означающее безудержное, слепое половое желание, животную похоть. В одном слове и образ Урана, и этимология!

Жена (одновременно и сестра) Зевса богиня Гера. Её имя также непереводимо с древнегреческого. Что мы знаем о ней? Гера – воинственная богиня, она изображается в шлеме, с копьём или мечом в руке, с пылающим, яростным взором. Да и сама она вспыльчивая, резкая, буйная, мстительная, яростная... Произносится её имя как нечто среднее между «Хера» и «Хара». И в этом созвучии чётко слышится корень «яр». Яростная богиня Яра! Мы опять сталкиваемся с полнейшим лингвистическим и функциональным тождеством образов. Точнее, это один образ, первоначально архаичный славянорусский, заимствованный древними греками у коренного населения Эгеиды и воспетый ими.

Далее, сын Зевса и Геры – бог войны и сражений Арес. Здесь мы также отбрасываем греческое окончание «-ес». Остаётся корень «Ар». У древних греков не было буквы «я». Но мы уже знаем то, что не знали греки. «Ар» это «яр» – «яростный», «буйный», «бесстрашный». В бою, в сражении первое дело «ярость». Но первоначальное значение этого слова более широкое и глубокое: «ярый» – это и «сильный», «здоровый», «взрывающий» (отсюда и «ор» – «оратай», и «бо-яр-ин» – «большой воин» и мн. др.), и «могущий», «наделённый», «способный», «добивающийся своего» и, главное, «напористый», «жизнеспособный» (отсюда также и «арии» = «сярии», «ярые» и бесконечные др. производные вплоть до «куде-яр» и «яровое зерно»).

«Яр» – это рвущаяся, бьющая ключом через край жизненная сила, требующая борьбы, единоборства, движения, сражений, битвы. Абсолютное равенство мифообраза и лингвистической основы. Русский архаический бог войны Яр стал у греков Ар-есом. Более того, русский корень совокупно с образом породил у греков новое слово «герой» («xep'oc»), которое спустя много лет вернулось к нам в более возвышенном значении. Здесь следует задуматься, почему у древних греков герой всегда русоволосый, «светлокудрый», как и сами ярии, как и Яр-Арес?

Но не всегда теонимы этимологизируются столь очевидно. Например, несмотря на явную схожесть первой составляющей в имени бога Посейдона с русскими словами «сеять», «посев» и т.д., данную аналогию проводить рискованно. Зато вторая составляющая «дон» – однозначно переводится как «река», «русло», «ров, пропасть, заполненные водой, дно». То есть, мы понимаем совершенно чётко, что божество имеет власть над водными стихиями или обитает в них. Из древнегреческого языка мы этого не видим. Посейдон единственный из олимпийцев имеет прямое отношение к воде. И это отношение выражено именно «водным», присущим только ему проторусским корнем. Случайность? Таких случайностей в лингвистике не бывает. Лингвистика – наука точная.

«Древнегреческая» богиня Лато (Лето) мать Аполлона и Артемиды. Вся троица – гипербореи с Севера. Значения их имён греки не понимали. Между тем, Лато – это русская Лада, мать богов, одна из двух Рожаниц. Вторая – Артемида, основу имени которой составляет корень «Арт», соответствующий русскому корню «Род» в древнегреческом произношении (данное исследование «арт» = «Род», «Артемида» = «Рожаница» проведено академиком Б.А. Рыбаковым; к сожалению, корифей русской исторической науки не пошёл дальше, остановившись на лингвистическом и функциональном доказательстве тождества второй Рожаницы Артемиде). Для примера от себя приведу читателю лингвистическое равенство «работа» = «арбайт».

Основой лингвомифообраза Аполлона явился проторусский бог Кополо («гневный», «сверкающий», «кипящий» стреловержец и мститель, покровитель пения и плясок), трансформировавшийся в славянское божество второго ряда Купалу (детальную аргументацию см. в исследовании «Дорогами богов»). Славянорусское происхождение данной троицы не подлежит ни малейшему сомнению.

Далее, как известно, мудрая и «совоокая» дочь Зевса Афина была рождена им из головы, что, разумеется, следует понимать не как некую патологию, а, как мыслеобраз. Что может породить голова, мозг? Идею, мысль, сокровенную, тайную до того (Зевс чрезвычайно долго был «беремен» Афиною, вынашивал её). Афина не стала в прямом смысле женщиной, она навечно осталась девой, в некотором смысле бестелесным образом мудрой и справедливой мысли, тайно зарождённой и тайно выпущенной в мир.

Как произносится теоним? Греческое звучание приближено к «Атена», если вы скажете греку «Афина», он не поймёт вас. Гласной «а» при переходе из русского и славянского языков в иные свойственно выходить за согласную. И потому первоначальное, исконное звучание теонима можно реконструировать как «Таена». Тайна! Она явилась пред взорами окружавших Зевса неожиданно, внезапно – в полном боевом облачении, грозная, праведная, воинственная, тайно выношенная и таинственная.

На Олимпе назревал «передел сфер влияния» – и Тайна-Афина, непостижимая, непонятная и страшная для других богов, стала опорой и защитницей громовержца. Богиня мудрости. Мудрость – всегда невысказанность, недосказанность, сокровенность, в конечном итоге тайна (и отсюда избранность, посвящённость, ограждённость и недоступность). Этимологически мифообраз убедителен.

И не только боги древних греков имели русское происхождение. Возьмём всем известного Прометея. Приставка «про» одинаково понятна, как грекам, так и славянам, она не требует перевода. Корень теонима – «мет» означает «мысль» (но уже не тайная, а открытая, несущая благо). Сравните русское «сметливый», «сметка», «смекнуть», «смекалистый» и т.д. Дословно имя звучит так – Промысл, т.е. человек, герой, несущий своей благой и претворяющейся в жизнь мыслью добро людям.

Язон, а точнее, Ясон – означает на славянских языках «светлый», «ясный». Сам теоним в полном его виде зафиксирован хронистами у славян в качестве одной из ипостасей бога света. Корень несёт в себе действенное, героическое начало – «асы» – богатыри, силачи, герои, что вполне в смысловом отношении соответствует образу искателя «золотого руна» Язона.

Главный герой древнегреческой мифологии, бесспорно, Геракл. Но и он отнюдь не грек. Само имя состоит из двух частей Гера- и -клеос. Первая часть с греческого не переводится, но, как мы уже показали, означает «Яр», «Ярый». Вторая часть вполне переводима: «клеос» = «слава». Здесь мы должны заметить, что по строгим законам лингвистики из слова «клеос» слово «слава» не могло образоваться. А вот наоборот – могло. То есть, греческое «клеос» имеет славяно-русское происхождение и дано было грекам от древнейшего населения Средиземноморья славян-русов.

Само имя прославленного героя-витязя звучало первоначально «Ярослав» и лишь спустя века было трансформировано греческими сказителями в Хара-клеос – Хера-клеос – Геракл. К примеру, можно сказать, что имя славянского бога Яровита в западных хрониках упоминалось как Геровит. Чернобородые древние греки поклонялись светловолосым и светлоглазым богам и героям: и Зевс, и Лето, и Аполлон, и Гера, и Афродита, и Арес и почти все прочие небожители «златокудры», серо- или голубоглазы, белы, стройны, высоки, могучи.

Олимп заселён «яриями»-ариями, которые даже отдалённо не похожи на тех смоловолосых земных персонажей, коих мы видим на греческой керамике «классического периода». Греки пришли на смену великому и древнему народу, обитавшему на берегах Средиземного моря, долгое время они ещё управлялись царями и князьями этого народа, поклонялись его богам. И надо отдать грекам должное – они сохранили в веках и тысячелетиях великое славянорусское наследие, развили его, опоэтизировали, донесли до времён наших в виде целого океана мифов и легенд.

Я верю, что придёт пора, когда школьные и ВУЗовские учебники будут переписываться, когда русские люди, наконец, узнают, что их прямые предки, говорившие на русском языке и верившие в русских богов, не объявились вдруг, как нам пытаются внушить, в дремучих лесах в середине первого тысячелетия от Рождества Христова (не мог взяться из ничего многомиллионный народ с многотысячелетней культурой). Они жили испокон веков по берегам Срединного моря, которое по праву можно именовать Русским морем, жили по всей Центральной Европе, в Малой Азии, на Переднем Востоке, по Северному побережью Африки.

Почему я с уверенностью говорю об этом? Потому, что топонимика не может лгать, и если река называется Лабой, то по ней жили славяне, если город называется Венецией (Венетией), то его заложили венеты-славяне (о чём, кстати, однозначно говорят местные предания; да и сама Венеция стоит на сваях из русской лиственницы). Россы-пеласги положили начало расцвету Эллады. Россы-этруски создали всё, на чём позже утвердилась великая Римская империя. Вся Центральная Европа до недавних времён в хрониках называлась Венетией или Русией. Хеттская империя, имевшая гербом своим русского двуглавого орла, была основана древнерусскими племенами. Они же населяли Палестину задолго до вторжения в те благодатные края семитов-кочевников. Русский князь Ахилл со своей русской дружиной, пришедшей с берегов Дона, в составе «древнегреческого», а по существу праславянского воинства, штурмовал древнерусский город Трою... да, уже в те далёкие, легендарные времена русские были столь многочисленны, рассеяны и раздроблены, что воевали друг с другом, как и тысячелетиями позже.

Многое изменилось с тех пор. Процесс вытеснения русских, славян из Европы, Малой Азии и Ближнего Востока начался вовсе не при Горбачёве. Вот уже четыре тысячелетия Русь отступает на восток, освобождая свои исконные отчины для народов молодых, для младших братьев своих, вышедших из её же праславянского лона – для германцев, греков, италийцев, балтов... а также и для народов иных. Сейчас уже стало привычным, что Малую Азию заселяют тюрки. Но не всегда было так. Малая Азия, особенно Троада, испокон веков была русской, славянской землёй, и это знали хеттские императоры, это знали византийские базилевсы, чья империя состояла на три четверти из славян, это знал ещё в прошлом веке наш русский гений Ф.М. Достоевский, который в годы русско-турецкой войны написал свою блистательную статью «Константинополь должен быть наш!».

Царьград! Тогда русские войска уже окружили и держали в кольце осады Стамбул, стоял вопрос о воссоединении бывших славянских земель и включении Царьграда с прилегающими областями в состав России – мы просто хотели вернуть своё. Но вся Европа поднялась на дыбы... и Россия уступила. Прошло более ста лет. Но процесс не остановился. Ныне мы уступили всю Балтику – исконно русские земли, уступили Белоруссию, Украину, Молдавию. Участь этих отрезанных, отнятых русских земель будет такой же, какой была участь древнейшей Италии, Греции, Австрии, всей центральной и восточной Германии, Польши и прочих земель, прежде заселённых русскими – там будет вводиться католицизм, латиница, там будет проводиться постепенная, но неотвратимая ассимиляция (к примеру, можно сказать, что 80% всех немцев, австрийцев, литовцев это ассимилированные славяне).

Процесс идёт давно: молодые народы пожирают народ старый, давший цивилизацию и культуру всему миру, пожирают своего прародителя, отгоняя его всё дальше к Уралу, тесня, не оставляя надежды на будущее. Процесс этот требует основательного и серьёзного изучения и описания. Но как бы там ни было, мы всегда должны помнить, что Европа – это наш дом в самом прямом смысле этого слова, мы просто ушли из неё, как ушли к далёкому Тихому океану первопроходцы-казаки, исконно русские люди – ушли да и осели там.

Когда я приезжаю в Грецию, у меня нет ощущения, что я нахожусь за границей. И пусть вокруг говорят не на нашем языке, пусть люди черны и больше похожи на тюрок, всё равно – земля родная, отчая, прадедова, истоптанная вдоль и поперёк ногами русских людей на протяжении долгих тысячелетий, возделанная русскими руками. Я сижу на берегу тёплого и чистого, ласкового и по-домашнему гостеприимного, русского Эгейского моря... и кажется, что вот-вот из-за окоёма, на синей искрящейся глади полыхнут червлёными боками русские ладьи, затрепещут наполненные ветром белые паруса и ступят на родную, древнюю землю закованные в лёгкие сверкающие брони русские дружины во главе с златокудрым и ясноглазым князем в алом корзне, грянет удалая и вольная русская песня. А за спиной моей надёжной защитой высится наш русский Олимп, с которого взирают на нас величавые русские боги, покровители древнейшего народа мира – Русские Боги Олимпа.

Колыбель Зевса

Середина Средиземноморья – остров Крит, земля обетованная древних русов, сказочный край, окружённый и защищённый от недругов окиян-морем. На Крите русы не строили вокруг своих великолепных дворцов высоких каменных стен, не окапывали княжьи хоромы глубокими рвами, на Крите жили привольно и открыто, щедро и весело, нараспашку и не таясь, ибо изначальное имя, данное переселенцами-русами чудесному острову, само говорило за себя – Скрыт, Скрытень – бархатисто-синей водной гладью сокрыта была былинная земля, давшая приют нашим далёким предкам тысячелетия назад и оставшаяся в памяти народной мифическим раем-ирием...

Но, обо всём по порядку. Нашему старому читателю не надо пояснять, что не всегда в Средиземноморье, на землях нынешней Италии, Греции, Малой Азии, Северной Африки и Переднего Востока жили греки, итальянцы, турки да иудеи. Бывали времена иные, всё изменчиво и непостоянно в нашем тленном мире, народы кочуют с места на место, нарождаются и вымирают, даже великие нации, наделённые, по Л.Н. Гумилёву, сверхпассионарностью, дряхлеют, теряют память и не могут вспомнить, по прошествии десятков веков, где они появились на свет белый, где жили и творили тысячелетиями, откуда их злая судьба забросила в края нынешние на прозябание в дряхлости и немощи, беспамятстве и вырождении.

Наш читатель знает, что загадка индоевропейцев есть этап пройденный, что она разрешена автором (кому-то подобное заявление может показаться нескромным, но факт есть факт, вещи надо называть своими именами, а не играть в прятки) – прародителями почти всех европейских и части азиатских народов были наши прямые и непосредственные предки – русы. Они же стали создателями сказочной, исполинской индоевропейской, арийской цивилизации, которая в своём бурном и вихреобразном развитии разбросала, расчленила первород русов-индоевропейцев, породивших своих меньших братьев – хетто-лувийцев, романцев, германцев, балтов... Русская мифология стала основой мифологий всех народов, вычленявшихся из огромного русского этнодрева.

Мы не будем повторяться в этой маленькой статье и вновь говорить об очевидном. Но напомним, что в нынешних местах своего обитания Народ наш русский живёт совсем недавно, не более трёх тысячелетий. А до того, на протяжении ста веков, водило его по белу свету от арктических широт, через сибирско-азиатские просторы и до Срединного Русского моря, на берегах которого – в Малой Азии, на Ближнем Востоке, на Балканах и Пелопоннесе, Апеннинах и в Палестине, не говоря уже про Срединную Европу и Прикаспийские степи – провёл он большую часть своей легендарной и исторической жизни.

Практически все боги и герои античной мифологии – русские боги и герои, топонимика перечисленных регионов – в основе своей русская... И если сейчас есть о чём спорить, так это о периодизации русской истории X-I тысячелетий до н.э. и о пребывании конкретных родов и племён русских в конкретных местах. Например, нам ещё только предстоит выяснить, какие русы участвовали в знаменитой Троянской войне XIII века до н.э. (а воевали именно русы с русами, представительство, так называемых, ахейских греков, чьё существование вообще под большим вопросом, было незначительным).

В этой статье я начинаю постепенно переходить к более точной и верной терминологии, отказываясь от прежних терминов «славяне», «славяно-руссы» и т.д., по той причине, что всё следует называть не по устоявшейся «научной практике», а просто своими именами. Этноним «славяне», «словени» появился сравнительно поздно, в I тысячелетии н.э. Само название народа «рус», «рос», «рыс» с корневой основой «р-с» существует с незапамятных времён и присутствует уже у протоиндоевропейцев, то есть, у прямых предков наших прямых предков, а следовательно, у наших русских прародителей, живших за пятнадцать и двадцать тысячелетий до нас.

Кому-то может показаться странным, что в столь отдалённые времена, когда ещё и в помине не было ни германцев, ни кельтов, ни шумеров, ни латинян, ни «древних греков», русы уже жили и творили на нашей Земле-матушке. И, тем не менее, это так. Но надо помнить: не русские (производное, как лингвистическое, так и этно-антропологическое), а именно русы, называвшие себя также и «яриями», «ярами», «ариями». Вот с этим мы в своей рабочей командировке на Крит и столкнулись с первого же дня.

Если верить Г.С. Гриневичу, расшифровавшему письмена знаменитого Фестского диска, наши предки-трипольцы приплыли на Крит во II тысячелетии до н.э. Нет сомнений, что переселение XVIII-XVII веков до н.э. было реальностью, оно оставило свой внушительный след не только в пластах земли, но и в пластах духовной культуры мира. И всё же, изучая древнейшие экспонаты археологического музея Ираклеона (столица Крита), я пришёл к выводу, что переселенцы шли на остров Скрытень уже знакомым, проторенным путём. Роспись архаической керамики, характерные формы, переходящие друг в друга спирали декора сосудов III-II тысячелетий до н.э. и все прочие детали, доступные лишь опытному, намётанному глазу специалиста, говорили, что связь Крита с Трипольем, и шире, со всей русской ойкуменой, несомненна, постоянна на протяжении десятков веков и почти неразрывна.

То есть, переселение не было единичным. Мы имеем право говорить о множественном, волновом переселении русов на Крит, а также о движении обратном, менее значительном, но бесспорном – континентальные русские племена-роды, разумеется, не все, но какая-то часть их, связанная с Трипольем и родственными ему культурами, имели с Критом постоянную (не в нынешнем понимании) связь. Более того, сам Крит-Скрытень играл какую-то ещё не до конца понятую мною, но чрезвычайно существенную, если не центральную, роль. И здесь нелишне вспомнить, что по народным верованиям и легендам, сохранённым нынешним населением острова и всей античной мифологией, верховный бог древних русов Зевс, он же Зив, Жив, родился не где-нибудь, а именно на Крите – в сказочном рае-ирии, в земле обетованной, сокрытой за синим морем-окияном.

Верховные боги народов, да ещё такие, как Зевс-Жив, не рождаются где попало. Из этого следует лишь одно: для людей того далёкого времени Крит был не просто островом, затерянным в море. Миновав Малию с её знаменитым «малийским дворцом», на развалинах которого мы побывали ранее, полностью доверив свои жизни местному лихому водителю, не снижавшему скорости даже на самых крутых поворотах горного «серпантина», мы поднялись от побережья Крита в его возвышенную часть, перевалили через хребет и, поставив свечи за здравие всех живущих в старинном монастыре Святой Марии Магдалины VI века н.э., выбрались на плато Ласити. Целью нашего путешествия в этот день была знаменитая Диктейская пещера, та самая, в которой скрывался от гнева своего жестокого отца Кроноса новорождённый Зевс.

По северному склону горы Дикти пришлось подниматься на мулах... Но наши старания не были напрасными, нам удалось намного обогнать праздных туристов, спешащих к знаменитой пещере и обычно толкущихся возле неё и в ней весь день. Мы успели провести замеры и сделать нужные нам съёмки. Проводник нам попался неназойливый и спокойный, без его фонаря даже с нашей осветительной съёмочной аппаратурой во мраке пещеры можно было бы заблудиться. Рея родила Зевса у входа в Диктейскую пещеру, только потом он был опущен вниз, рос там, вскармливаемый стекающим молоком волшебной козы Амалфеи... Я не стану пересказывать всех многочисленных деталей мифа. Не в них суть.

Важно, что в самой пещере были обнаружены алтари и культовые предметы древнейшего периода, то есть, она не была заурядной пещерой, одной из тысяч, по которым путешествуют спелеологи в поисках острых ощущений и новых своих спелеологических данных. Диктейская пещера была насквозь пронизана духом многотысячелетнего присутствия в ней человека. Именно там, в глубине, над мёртвым и тихим подземным озером, во мраке, разрываемом лучом осветителя нашей камеры (проводника по завершении работ мы отпустили наверх), под глухой звон падающих со сталактитов ледяных капель родился в моей голове замысел новой книги – сразу, будто по воле кого-то незримого и потустороннего.

Для этого надо было оставить сияющий, шумный, райский поверхностный мир, опуститься в холод и сырость отрешённых, пропитанных историей недр. Посещение Диктейской пещеры выпало на предпоследний день нашего пребывания на острове Скрытие. За предыдущие две недели напряжённых, порою утомительных до самоистязания изысканий было познано, впитано в себя столь многое, что нужны были минуты этого мрака, тишины, отрешённости, чтобы накопленное количественно перешло в новое качество.

Да, переселенцы шли на Крит волнами. Всё началось не с князей Мины и Родамата (в греческой транскрипции, цари Минос и Радаманф – по имени первого, английским исследователем Артуром Эвансом цивилизация Крита II тысячелетия до н.э. была названа минойской). Эпоха Жива-Зевса предшествовала эпохе князя Мины, Дедала и Икара, Тесея и Минотавра... И, безусловно, Жив-Зевс имел какой-то прообраз – возможно, собирательный, возможно, и нет. Люди эпохи Мины и Родамата хранили память о предшественнике-герое, о русском князе, вожде Живе – уже для них он был богом, небожителем, давно усопшим и обожествлённым предком.

Мы не можем пока устанавливать датировку событий. Но, по всей видимости, надо говорить о конце II- начале III тысячелетий до н.э. Скорее всего, в те годы, в те века княгиня или царица одного из могущественных племён русов бежала от гнева своего всесильного супруга на Крит, где и произвела на свет Жива, трансформировавшегося позже в Зевса. Мы сейчас знаем точно – древние ничего не сочиняли, не вымышляли, они передавали из уст в уста предания, былины – были, то, что было. И это подтверждается не только археологическими находками, но и самым точным инструментом историка – лингвоанализом.

Ни одна княгиня, ни одна царица даже от самого страшного гнева не побежит в землю незнаемую. Рея со слугами, приближёнными, челядью прибыла на Крит, где наверняка прежде жили люди её племени, родня. Дорога на остров, образно выражаясь, была протоптана значительно раньше. Протоптана русами. И если её царственный муж не знал этой дороги, можно предположить, что он не принадлежал к её племени, что её, как это и бывало всегда, выдали замуж за государя иного племени-рода. Это только предположение, ничего не меняющее ни в истории, ни в наших изысканиях.

Но надо помнить, что история делалась и делается людьми, живыми людьми. В тишине и сырости нижнего зала пещеры, где ничто не мешает проникновению в толщи тысячелетий, я представлял путанные, извилистые пути этой истории. Я видел прошлое, открывающееся мне здесь, вдали от суеты и шума. И я уже чувствовал, как облекается в плоть замысел, как становятся осязаемыми, живыми сюжеты тех исторических романов, что были задуманы давно. Да, именно романов. Монография, и не одна, дай Бог, будут написаны обязательно – там я изложу всё последовательно и досконально, сделаю полный анализ и т.д., это необходимо.

Но монографии научные выходят маленькими тиражами, доступны специалистам – а в нынешних условиях они обречены на полное замалчивание или, в лучшем случае, на сокрушительную, но не аргументированную критику в узких кругах. Роман доступен каждому. Да, именно каждый русский, каждый потомок древних русов, создавших самую великую цивилизацию Земли, должен узнать хотя бы малую толику о своих славных предках, об их деяниях – должен узнать Правду!

В подавляющем большинстве «исторических» романов правды нет. Как пример, могу привести то, что чисто внешнее даже описание русского человека X, XII, XV веков, как и любого другого, в романах ложное, везде нам дают образ лубочного «мужичка» конца XIX– начала XX века, не пытаясь даже представить себе, каким был наш предок двести, триста, пятьсот лет назад. Всё это я утверждаю, как профессиональный историк и, как профессиональный писатель. Про русов, живших до нашей эры, про то величественное и могучее племя предков наших, вообще никто ещё не удосужился написать ни строки. Сейчас, когда наша страна разрушена, расчленена, разграблена, когда она утратила свою независимость, да, именно сейчас писать нашу подлинную историю необходимо.

Совсем иной дух царит над Критом. Даже сокрушительнейшее извержение вулкана Санторин, на котором мы также побывали, извержение, обратившее во прах и пепел прекраснейшие русские дворцы минойской цивилизации, не могло выжечь, испепелить того вселенского по мощи поля, что пронизывает остров со стародавних времён, того подлинно русского духа, что вбирает в себя и напояет огромной жизненной силой даже нас, далёких потомков, прибывающих сюда. Ничем иным я не могу объяснить того, что целые дни мы проводили на сорокоградусной жаре, под палящим солнцем, среди раскалённых, слепящих развалин, практически без пищи и питья... и силы не убывали, как в прохладном и уютном московском кабинете, а напротив, умножались. И было такое ощущение, что ты вернулся в эти развалины, в этот дворец-терем после долгого, трёхтысячелетнего отсутствия, вернулся в родные палаты, и отчая кровля, возвышающаяся шатрами над тобой, защищает тебя от раскалённого светила...

Нет, никакой кровли не было. Мы почти не заходили под восстановленные своды – там была новая кладка, новый камень, там уже не было того великого духа. Прежние колонны теремов в Кноссе были тоже красными – это любимейший цвет русов: красный, значит, красивый – но они были деревянными, они сгорели. Сгорели давным-давно. Важен сам факт – на Крите, каменном острове, где почти нет дерева, русские зодчие в «период старых дворцов» четыре тысячи лет назад и в «период новых дворцов» три тысячи лет назад по заказу русских князей ставили расширяющиеся кверху деревянные колонны, ставили привычные хоромы...

Кносский дворец! Да, за тысячелетия там смешалось многое – стили, декор, нравы, языки. Русы не были единственными жителями Крита-Скрытня. На сохранившихся фресках мы видели белокожих, светловолосых людей и тёмнокожих, чёрноволосых. Со временем последних прибывало, русов становилось всё меньше, они постепенно растворялись в новой этносреде. Так было и в Палестине, так было и в далёкой Индии, куда приходили (также волнами) русы-арии, принося свой язык, свои мифы и легенды, свою культуру и постепенно растворяясь среди местных племён, несмотря на соблюдение кастовости в средах жрецов, воинов и земледельцев.

В Кноссе, во дворце князя Мины, я шёл по плитам, по которым ступала когда-то нога Ярослава-Геракла, сидел на каменной скамье, где наверняка доводилось сиживать и ему – ведь Хараклеос (так переиначили на свой лад «древние греки» нашего Ярослава) совершил один из своих двенадцати подвигов именно на Крите-Скрытне. Это были плиты и скамья подлинные, древнейшие, туда не пускают простых посетителей, которым, кстати, более интересны раскрашенные «новострои». Я прижимался к древнему камню, к превращающемуся в известняк мрамору ладонями – и не ощущал холода. Я чувствовал тепло рук русских воинов и мастеров, тех, кто прикасался к этим камням, кто ступал по ним, кто опирался на них. Дух русов жил в них, он продолжает жить в них и сейчас – в виде сгустков особой, незримой энергии, и надо только настроиться определённым образом, чтобы уловить его, проникнуться им.

Дворец Мины стоит далеко от моря в чаше невысоких гор, в пяти километрах от Ираклеона (столица Крита названа так в честь Геракла, т.е. в русской транскрипции город должен зваться Ярославлем). Дворец совершенно незащищён. У русов той эпохи не было равных соперников на море, недаром египтяне прозвали русов «народами моря» – любой потенциальный враг уничтожался русским флотом ещё на подходе к Скрытню.

Именно здесь, в нынешнем Кноссе, было найдено чрезвычайно много экспонатов археологических музеев не только Ираклеона, материковой Греции, но и прежде всего Англии, США, Франции, Германии... Надо видеть эти экспонаты, чтобы понять, кто их создал. Мы часами простаивали перед глиняными уточками, амфорами-кувшинами, братинами, фигурками коров и бычков, украшенных свастиками-солнцеворотами, восьмиконечными и четырёхконечными крестами, перекрещивающимися двойными спиралями... Эти формы, эти узоры и знаки, подобных уточек и бычков, вылепленных из глины или вырезанных из дерева, можно увидеть в российских этнографических музеях – традиции сохранялись вплоть до нашего времени. Ковши в форме утиц, казалось, были взяты из Оружейной палаты, братины тоже. И везде и повсюду, практически на каждом изделии древних критских мастеров был запечатлён во множестве типично русский символ плодородия (магический знак, описанный академиком Б.А. Рыбаковым) – ромб с внутренним перекрестием и четырьмя точками в нём – «засеянное поле».

Разумеется, могло быть одно, два, десять совпадений. Но сотни, тысячи совпадений во всём и повсюду имеют уже совсем иное название – одна школа, одна традиция, один народ-созидатель. Съёмки и работа в музеях стоили нам особой затраты нервной энергии – экспонатов, доказывающих нашу правоту, было во много раз больше, чем наших сил, времени, фото- и видеоленты. Археологическому музею Ираклеона, как и многим другим музеям Крита и материковой Греции, вполне можно было присвоить название «Музей русской традиционной народной культуры», или «Русский этнографический музей».

Я сейчас ничего не стану писать про обилие солнцеворотов-свастик (исторического символа индоевропейцев на протяжении двенадцати тысячелетий) на керамике и в древней бронзе, дабы не дать повод нынешним «российским борцам с “русским фашизмом”» нагрянуть в греческие музеи и разгромить их полностью. В Греции, на Крите, положение несколько иное, чем у нас, там нет «антифашистских комитетов» и «антифашистских указов», там бесценные исторические реликвии охраняются государством и подлеца, который посмеет поднять на них руку, быстрехонько направят в достойное ему место.

О свастиках в «античном наследии» надо писать отдельный огромный труд, для помещения же репродукций всех экспонатов понадобятся тысячи объёмных альбомов. Что поделать, русский мастер второго или первого тысячелетия до нашей эры ничего не знал про «антифашистов» и старательно, с любовью вырисовывал свой родовой знак-оберег на горшке, так же, как русская крестьянка XIX века вышивала тот же оберег на рушнике, а русский иконописец XVII века украшал им орнамент иконы. Не единожды видели мы в музеях Крита, как шумливые и громогласные немецкие туристы, подходя к стендам с изделиями, украшенными свастиками, смолкали, терялись, отводили глаза и быстро уходили. Это и понятно, «мировое сообщество» выработало у немцев по сей части комплекс неполноценности и вины. Но нам надо понять одно – древние ни в чём не виноваты. И чтобы понять это, не надо быть слишком умным, надо просто не быть злонамеренным или дебилом.

Впрочем, не только свастики, кресты, символы плодородия, трипольские спирали-двойники и спирали-солнцевороты. Чрезвычайно часто на изделиях и на камнях, плитах дворцов встречался нам знак «трезубца» – исконно русский знак-тотем, знак «рарога», присвоенный ныне единолично самостийной Украиной. Княжий трезубец на стенах княжих палат в Кноссе, Фесте, Малии... на братинах, на амфорах, на мечах и щитах... Что ж тут такого? А какой ещё знак могли ставить русы на своих вещах и на своих постройках? В самом музее стоят два сокола-рарога, высеченные из камня. Там же висят щиты русских воинов с умбонами в форме голов барса-леопарда, по-русски «рыси». Рысь также тотем русских племён с корневой основой «р-с». Рысь, волк, медведь, бык, утица, петух – русские животные. Они и присутствуют на всех стендах... Но об этом надо писать отдельно, много и основательно.

Да, Зевс родился на Крите-Скрытне. Где ещё было родиться верховному русскому божеству, куда ещё было бежать русским родам-племенам со своих земель, подвергавшихся нападениям варваров – только к своим, только в место надёжное, привольное, богатое, укрытное, ограждённое синим морем-окияном. Хорош дворец русов в Кноссе, величественны даже останки его, развалины. И всё же, большее впечатление на меня произвёл меньший по размерам дворец князя Родамата, что выстроен был в Фесте, за шестьдесят с лишним километров от Кноссоса, на южном побережье Крита, омываемом Ливийским морем.

В тот день, когда мы работали на его развалинах, солнце палило особенно яростно. Где-то далеко от нас, по побережью, лежали на песке и купались в тёплом, ласковом море десятки тысяч отдыхающих. Скорее всего, они даже не представляли себе, что такое критское солнышко в его чистом виде. И всё же, ни на одну минуту там, на вершине плоского высокого холма, я не вспомнил о прохладных струях. Что-то необыкновенное пропитывало воздух над Фестским дворцом, будто он находился под невидимым колпаком. Не осталось ни единого камня, который мы не ощупали бы своими руками. И если прочие дворцы были пронизаны древним русским духом, напоены им, то этот являлся его средоточием, будто тысячелетия назад был заряжен некий духовный аккумулятор невероятной мощи, а ныне он вдруг начал отдавать вобранное в себя...

Да, русы той эпохи умели выбирать места для своих каменных теремов-крепостей – дворцовый холм стоял посреди прекрасной зелёной долины, окаймлённой чередой гор, будто в гигантской чаше. Здесь был найден знаменитый Фестский диск, чьи письмена пытались разгадать сотни учёных – разгадать, исходя из романских языков, германских... всех, кроме русского. У них ничего не получилось. Почему? Потому, что в те времена, когда был создан этот диск (XVIII век до н.э.), никаких романских, германских и прочих языков, как и самих романцев и германцев, вкупе с «древними греками», не было и в помине – они значительно позже отпочковались от русского этнодрева. А вот русский язык, разумеется, не в нынешнем виде, а в более архаичном, был. Гриневич исходил из русского – и ему удалась расшифровка, иначе и быть не могло.

Сам диск хранится в музее Ираклеона за стеклом. Мне не удалось прикоснуться к нему руками, потрогать. За сто лет после его обнаружения, желающие прикоснуться к нему истёрли бы диск напрочь, тут нельзя не согласиться с хранителями музейными. Я долго стоял перед ним, рассматривал письмена, которые смог бы воспроизвести и по памяти, с закрытыми глазами, присматривался подо всеми углами к знакам... Подлинность диска не вызывала сомнения. Почти четыре тысячелетия пролежал он в земле. Но время не стёрло причудливых знаков, выбитых русской рукой: «Хотя горести чьи бывшие в прошлом не сочтёшь...» Вот так!

А нас учили, помнится, что в VII веке н.э. появились племена славянские, дикие, с соломинами в болотах сидели, носа казать боялись... Появились? В VII веке?! Сразу десять миллионов?! И ни разу, ни один из бессчётного множества людей русских не задался простейшим вопросом: «Как же это сразу десять миллионов могут объявиться? не было! и вдруг – раз, и объявились!» Ни в одной школе, ни в одном ВУЗе не учат, что писал о древнейшей истории русов М.В. Ломоносов, будто и не писал он ничего. Будто не писали о русах до нашей эры А.Д. Чертков, Ф. Морошкин, Е.И. Классен, Ф. Волянский и др. Умалчивают. Великих русских историков!

Зевс-Жив, обернувшись белым быком (бык – сакральное критское животное, без быка древний рус не представлял своего существования, бычьих голов-ритонов и бычьих фигурок в музеях Крита хоть отбавляй), похитил финикийскую царевну Европу. Финикия – это искаженное «Виникия» = «Венеция» = «Венедия». Финикийцы – венеды-мореплаватели, русы, «народы моря». Вот вам и разгадка генезиса финикийской письменности... русский князь, прообраз бога Зевса, русская царевна (обратите внимание – Европа – именно русская!), Русское Срединное море, заселённое по берегам русами.

Все «древние греки», «древние евреи», «персы», «римляне» появятся позже, много позже, потихоньку заслоняя, затирая старших братьев, отцов-русов, присваивая их культуру, их ремёсла, часть их языка, вытесняя из Европы (исконной, подлинно русской Европы) на восток, всё дальше. Всё изменится, и, возможно, ещё через две-три тысячи лет придёт в Диктейскую пещеру, где родился русский бог Зевс, другой историк, другой писатель. Пещера останется неизменной – отрешённой, сырой, потусторонней, хранящей свои тайны. Но наверху всё будет иначе. Не останется нынешней Греции, скорее всего, не будет и России. Историю станут писать иные народы, и имена наших богов будут для них непонятны и непереводимы. Время уничтожит музеи и их экспонаты. Но развалины дворцов останутся. И дух, пропитывающий их, останется, ибо он – часть ноосферы Земли, он не может выветриться. И может быть, на какой-то миг откроется этому историку будущих веков тайна земной цивилизации, может, узрит он незримое и ощутит неосязаемое. А может, и нет. Ведь, когда мы подплывали к чёрному жерлу вулкана острова Санторин, гид напомнил нам: «Он спит, давно спит... но он может проснуться». Три с лишним часа плыли мы по синему, бархатному морю, чтобы увидеть это чёрное чудовище, этого монстра. А когда приплыли, поняли – нет, человек страшнее, значительно страшнее.

Минойская цивилизация древних русов пережила чудовищное извержение Санторина, выстояла. Наша цивилизация гибнет, убивая себя, забывая себя. Мы сами для себя беспощадный и смертный враг, от которого не скрыться ни на одном острове посреди бархатных морей. Да и не осталось для нас больше таких островов.

Германия – славянская земля

В начале этой статьи приведём отрывок из полученного нами открытого письма читателя В. Владиславова из г. Брянска. «...Побывавший в Казахстане глава, так называемого, «прусского правительства в изгнании» призвал «советских» немцев ехать в Калининградскую область и объявить её суверенной от России! В таком случае я предлагаю русским и всем славянам объявить в центре Германии суверенную Лужицкую Республику, ведь там ещё живут коренные жители – лужицкие сербы, которых насильно онемечивают! Окиньте взглядом историю славян, господа. И вы увидите, что мир обязан своими достижениями, цивилизацией и культурой – русским! В бронзовом веке (4 тысячи лет назад) наши предки уже обладали государственностью, строили цветущие города и на всю ойкумену славились, как лучшие мореходы. А где были немцы? По словам великого Ломоносова, совершенно дикие германцы ещё в шкурах бегали...

...Во II тысячелетии до н.э. славянские народы и племена расселились на огромной территории Европы от Эльбы (Лабы) – на западе, до Днепра – на востоке. И только спустя много времени, в начале нашей эры, древние германцы начали выходить с «острова Скандзы» (Скандинавии) и Ютландского полуострова на захват кельтских и славянских земель. Знаменитый «немецкий» Берлин – это искажённое название древнейшего города полабских славян, основанного в I тысячелетии до н.э., в переводе означавшее «запруда» (бурлин). Почти все германские города были основаны западными славянами. Судите сами.

Ольденбург – это славянский Староград (Старигард).
Деммин – Дымин.
Мекленбург – ранее назывался Рарог (Рерик), позднее – Микулин Бор.
Шверин – бодричский Зверин.
Ратцебург – древний город воинов – Ратибор.
Бранденбург – Бранибор.
Дрезден – Дроздяны.
Лейпциг – Липск, Липецк.
Бреслау – Бреславль.
Хемниц – Каменица.
Рослау – Русислава.
Прильвиц – Прилебица.
Регенсбург – Резно.
Мейссен – Мишно.
Росток – так и есть Росток.
Мерзебург – Межибор.

А вот современные немецкие города, о древних названиях которых вы и так догадаетесь: Любек, Бремен, Вейден, Люббен, Торгау, Клюц, Рибниц, Каров, Тетеров, Мальхин, Миров, Россов, Кириц, Бесков, Каменц, Лебау, Зебниц и т.д., и т.п. Сюда уместно добавить, что австрийская столица Вена – это славянский Виндебож, а г. Цветль – Светла. Сама же Австрия называлась до онемечивания княжеством Острия

Итак, наш читатель В. Владиславов перечислил свыше двадцати славянских названий немецких городов и селений. Если же приглядеться к данной проблеме внимательней, то на карте нынешней Европы можно найти тысячи и даже десятки тысяч тех неизгладимых следов, что оставили наши прямые предки в местах своего обитания. Да, те, кого принято называть славянами, славянорусами, венедами и т.д., а если быть более точными, просто русами, чувствовали себя на всей территории Европы, как дома. Европа и была их домом, Европа была нашим домом, нашей родиной – мы просто забыли об этом. Но топонимика помнит. Исторические хроники и летописи можно исказить, дополнить, переписать. Но невозможно выправить и переиначить сотни тысяч названий городов, сёл, рек, ручьёв, озёр, равнин, лесов, болот, гор. Невозможно абсолютно переделать язык народа. И потому для нынешнего историка-исследователя основным инструментом является именно лингвистика, и шире того, всё, что связано со словом.

Вот, к примеру, В. Владиславов употребляет слова «Германия», «германский», «германцы» в совершенно определённом значении, имея в виду немцев. Но сами немцы называют себя «дойче». Откуда же появился этноним «германцы»? И что он означает на самом деле? «Германцами», а точнее, «германами», называли северных варваров римские историки и более поздние раннесредневековые хроникёры, писавшие на латыни. Подразумевали ли они под «германами» подлинных немцев, «дойче»? Нет. По той простой причине, что «дойче»-немцы не проживали в те времена в Центральной и Восточной Европе, на землях нынешней Германии. Там проживали племена русов-венедов, трансформировавшихся в хрониках в «вандалов», и других русов (их наименования без труда можно найти в писаниях упомянутых римских историков).

Вышесказанное однозначно подтверждается топонимикой Европы, а также совершенно чёткими указаниями средневековых хроникёров (см. Мавро Орбини и др.), которые писали прямо, что Европу заселяли те, кого позже стали обозначать этнонимом «славяне». Так почему же римляне называли славян-русов «германами»? Нам это кажется сейчас странным, потому что мы закоренели в одной из многовековых ошибок (или предвзятостей). Для римлян же всё было понятно и ясно. Они называли северных варваров по одному из их собственных самоназваний, добавляя лишь слово «маны» – «люди», то есть, «гep-люди» или «люди, зовущие себя «гер».

Слово «херр», т.е. «человек, мужчина, господин», у немцев появилось сравнительно поздно и под влиянием русов. Лингвистика исключает возможность вхождения этого слова в двухчастное «германы». К тому же, здесь получается явная тавтология, «люди-люди», которой образованные римские учёные-историки себе бы не позволили. Само слово «гер-» имеет основой своей русское «яр-», «ар-», то есть «ярый, ярий, арий», не требующее для нас, русскоязычных, никакого перевода. В средневековую латынь, как и в латынь римлян, слово «яр-» трансформируется однозначно, как «гер-» (хронисты, к примеру, записывают славянское божество Яровита «Геровитом», и т.д., такой переход полностью отвечает строжайшим и неукоснительным правилам точной науки лингвистики). Мы получаем исходное «яр-люди» или «люди», назвавшие себя «ярами», «яриями», «ариями».

И здесь не следует удивляться, что «подлинными арийцами» были вовсе не «дойче», которые присвоили себе не совсем понятное для них русское самоназвание «яр-», «ар-», а наши предки русы-индо-европейцы, прародители всех европейских и части азиатских народов. Мы их прямые потомки, и потому для нас не нужен перевод этнонима «арий», «ярий», каждый из нас может с ходу привести однокоренные слова «ярый», «ярость», «яростный», «ярить» и т.д., вплоть до слова «бо-ярин», то есть, «большой-ярый», «большой воин», «воевода».

Сами древние римляне, когда писали про «германцев», определённо и чётко имели в виду вовсе не малое и неведомое племя «дойче», а именно русов, окружавших их со всех сторон и, в конце концов, разрушивших Римскую империю. Просто за последующие века многое в Европе изменилось, русы-славяне были вытеснены из неё племенами молодыми и энергичными, племенами сыновними, каковыми и были, в частности, «дойче» и пр., значительно большую часть славян они ассимилировали, навязав свой язык, свой уклад... топонимика же Европы, хоть и в искажённом виде, осталась прежней, подлинной, русской. Процесс «штурма и натиска на Восток» – есть один из сложнейших исторических процессов, который длится уже тысячелетия, и о нём надо писать отдельно.

Предположение В. Владиславова, что «древние германцы», под которыми он подразумевает явно «дойче»-немцев, начали выходить со Скандинавского полуострова, неверно. Ниоткуда немцы, скандинавы, балты, а ранее и романцы, греки, хетто-лувийцы не выходили – не может ни один народ появиться где-то на «пустынном брегу» и саморазвиться до уровня общей, бытующей на тот момент цивилизации. Домыслы о подобных «выходах» и «исходах» были уместны для историков XVIII и начала XIX веков, когда не было ни лингвистики, ни антропологии, ни топонимики, ни метаисторического анализа. Ныне о подобном говорить несерьёзно и ненаучно.

Народы не выходили из каких-то географических мест (за исключением дикарей-аборигенов), а отпочковывались в виде сыновних и дочерних племён от народа-отца. Вот таким народом-отцом для отпочковавшихся от него балтов, немцев, англо-саксов, французов, итальянцев, иранцев, индусов (белых) и так далее и был народ русов, народ индоевропейцев. Попросту выражаясь, «дойче», как и многие другие племена, вычленились из огромного и древнего этноса русов, вычленились, когда подошло их время, когда их «пассионарность» достигла наивысшего пика. Вычленились и, находясь в этноэнергическом для себя максимуме, и начали тот самый пресловутый «натиск на Восток», пользуясь тем, что отцовнее племя, супернарод русов выплеснул практически всю свою энергию, все свои силы и лучших людей своих отдал на борьбу с Римом и другими врагами.

Народы-сыны успешно заменили в Европе обессилевшего отца своего, как это всегда и бывает в Истории. Повторяясь, можно сказать, что часть русов была уничтожена в войнах, часть ассимилирована, часть оттеснена на восток... И всё же, Народ-отец, прародитель европейских наций, был настолько силён и духовно мощен, что сокрушить его полностью не удалось – русы собрали силы, восстановили государство, Империю на новом месте, как бывало уже не единожды.

Напоследок мы хотели бы порекомендовать В. Владиславову более мудро и философски подходить к оценке своего и окружающих народов в историческом процессе. Да, лужицкие сербы заслуживают иметь свою суверенную республику на территории нынешней Германии. Но мы помним, что большая часть, так называемых, «дойче» этнически является славяно-русами, а сами «дойче» – нашими младшими братьями. Так стоит ли проводить внутри «родни» какую-то межу? Это первое. И второе, в пафосе письма В. Владиславова ощущается чувство некой обиды, которая может перейти в «комплекс неполноценности» и зависти к удачливым и оборотистым «германцам», захватившим славянские земли. Да, «дойче» достигли в своём историческом пути определённых успехов, во многом обогнали нас – они моложе и энергичнее, они пришли на готовое место, в среду народов более цивилизованных на тот момент, чем они сами, в среду русов и римлян, они не останавливали хода своего развития.

Исконным же русам, перебравшимся на восток, пришлось значительно труднее, они пришли в среду диких, практически первобытных племён финно-угорской и уральской языковых семей. Кроме того, они попали между молотом и наковальней Запада и Востока. И, тем не менее, русы, доказывая своё первородство и свой колоссальный духовный потенциал, возродили величайшую в мире Империю. И потому нам всем, прямым потомкам русов, надлежит гордиться своими великими предками и добросклонно относиться к младшим братьям. Почему добросклонно? Потому, что могут настать такие времена, когда лишь наши родные младшие братья смогут омолодить наш древний Народ и не дать ему, как этносу, имеющему право на жизнь, раствориться в народах кавказских семей и тюркоязычных народах. Процесс растворения уже идёт чрезвычайно интенсивно. Но это тема для отдельного разговора.

Двуглавый орёл – наследие предков

Двуглавый орёл. Что он представляет собой? Откуда взялся? Неужто лишь случайность – женитьба Ивана III на царевне Софье Палеолог подарила России этот герб? И неужели только потому, что Россия в будущем обещала стать преемницей Светоча Православия, преемницей Византии? В истории частенько случайности играют весомую роль, но ещё чаще обходится без них.

Николай Лысенко пишет: «Русские геральдисты выводили самое первое известное изображение двуглавого орла из древней Птерии – на границе с Ассирией и относили к правлению мидийского царя Киаксара (625-584 годы до н.э.)». Да, русскими геральдистами, которых упоминает автор известной статьи, проделана колоссальная работа, честь им и слава за это. Но нужно добавить, что за последние сто лет наука историческая несколько продвинулась вперед. И хотя не обо всём пишут открыто, особенно если это касается русской, славянской истории, тем не менее, мы сейчас можем опираться на более весомые доказательства, чем свидетельства Ксенофонта и архивные изыскания Коне.

Византийская империя. Фракия и Малая Азия, омываемые Чёрным, Мраморным, Эгейским и Средиземным морями. Земли, над которыми распростёр свои крылья царственный двуглавый орёл. О самой Византии можно почти ничего и не писать, могущественная православная (ортодоксальная) держава, Константинополь-Царьград – Второй Рим – средоточие мира, величие, культура, до которой, прямо скажем, Европа и первый Рим явно не дотягивали.

Напомним читателю лишь одну маленькую деталь, о которой почему-то не принято упоминать ни в научных, ни в научно-популярных трудах: тюркоязычное население появилось в Малой Азии сравнительно недавно, да и большинство нынешних турок отнюдь не природные тюрки, но ассимилированные народы, населявшие Византию. Сербам и болгарам на их землях повезло, часть из них стала мусульманами, перестала считать себя сербами и болгарами, другая сохранила своё этническое лицо. У народов, живших в Малой Азии, когда пришли тюрки-завоеватели, выбора не было – или принятие мусульманства, языка и т.д., т.е. полная ассимиляция, или смерть.

Так кто же жил в Византии до тюрок? Да, мы знаем, по побережьям всех морей жили в основном греки. А по всей остальной огромной территории? Не будем забегать вперёд. В нынешней Турции двуглавого орла можно увидеть на гербе города Конья. Во время нашей изыскательской экспедиции мы встречали этого неувенчанного коронами орла в Конье, где не ступала нога учёных наших, повсюду – от госучреждений до почтовых отделений. Конья город особый, тихий и славный, известный своими дервишами. Но за его пределами двуглавых орлов вы можете встретить только в музеях. Например, в знаменитом Музее Анатолийских цивилизаций в Анкаре, где, к сожалению, за всё время нашего пребывания, мы также не встретили ни одного «россиянина».

Музей хранит память о великом довизантийском прошлом Малой Азии, Анатолии. Большая часть его экспонатов извлечена из Хаттусы, Богазкея и Язылыкая – стольного града и святилищ великой Хеттской империи, которая существовала и успешно соперничала с Древним Египтом во II тысячелетии до н.э. Подробнее эти святилища и могущественную столицу хеттов Хаттусу я опишу в отдельной работе, хеттская проблема более чем заслуживает этого. Не за горами тот день, когда наш зритель увидит то, о чём прежде можно было прочитать только в специальной литературе, собственными глазами (мы снимали там и во многих других местах фильм о древних цивилизациях).

Хетты владели тайной железа, царствовали по всей Малой Азии, контролировали проливы. Это был великий народ – народ индоевропейский, поклоняющийся богам Пирве (Перун, Первый) и Сивату (Свету)... А гербом хетты имели двуглавого орла – за две-три тысячи лет до византийцев. Хеттский орёл сохранился не только на штандартах, в каменных барельефах, но и на хеттских печатях – двуглавый орёл, государственный герб – неопровержимое, вещественное доказательство преемственности культур, преемственности империй.

Об этом орле ничего не знали русские геральдисты – в их эпоху остатки хеттских городов ещё лежали под землёй. Но в Анатолии имеются и более древние поселения. Не могли мы оставить без внимания раскоп близ поселения Алача-Уюк[1]. Это поселение бронзового века, IV-III тысячелетий до н.э. Но и здесь, наряду с многочисленными скульптурными и бронзовыми изображениями свастик-солнцеворотов и других индоевропейских традиционных знаков-оберегов, мы встречаем рельефы двуглавого орла. Они выполнены чётко, уверенной рукой мастера своего дела – и не оставляют ни малейших сомнений в своём государственном, державном предназначении. Служители на раскопе и в местном музее разводили руками – мы были первыми русскими в этих краях.

Да, мы всё видели собственными глазами. Кое-что можете увидеть и вы, наши читатели, если заглянете в малотиражные труднодоступные научные издания. Находки последних шести-семи десятилетий не слишком популяризируют, потому что они слишком очевидны, они подрывают напрочь фундамент англо-германской «классической» версии истории. Но об этом также отдельный разговор. Мы же продолжаем наши изыскания о двуглавом орле.

Итак, Алача IV тысячелетия до н.э. – Хаттуса II тысячелетия до н.э. – Византия I-II тысячелетй н.э. – Россия XV-XX веков н.э. Вот цепь преемственности государственного герба, государственного символа. Случайна ли она? И ещё вопрос: откуда эта двухголовость вообще взялась? Ведь в Музее Анатолийских цивилизаций есть и иные экспонаты: двухголовая уточка (точную копию её я приобрёл в Богазкее, у тех раскопов, где её нашли – и сейчас, когда я пишу эти строки, двухголовая уточка стоит предо мною, дивное и забавное чудо), множество двухголовых, трёхголовых идолов. Такие идолы были распространены не только по Малой Азии, вы сможете их найти и во Фракии, и на Кикладах, греческих островах того же Эгейского моря, и в Чатал-Уюке...

Древнее поселение Чатала – особая тема, о нём надо писать отдельную книгу. Старше Чатала среди городов индоевропейцев, пожалуй, только Иерихон. Иерихону десять тысяч лет, Чаталу – восемь. Египетские и ближневосточные «наидревнейшие» цивилизации рядом с этими подлинно древними старцами выглядят младенчески юными. Но и в Чатале, стоя в зарастающем травою раскопе, глядя на кладку, которая вдвое старше египетских пирамид, я видел ту же картину – раскопки решено законсервировать. Почему? Потому, что они дают «учёному миру» нежелательные результаты, те феноменальные результаты, которые не оставляют камня на камне от «классической» схемы истории.

Здесь, посреди Анатолии, немыслимо далеко от туристических троп, где на нас, русских, смотрели как на инопланетян, где не было ни одного советского, российского археолога, историка и т.д., были найдены не только святилища Велеса со священными головами буйволов, не только неолитическая «мадонна с леопардами-рысями», но и всё те же двухголовые идолы. Для тех, кто ещё не догадался, о чём идёт речь, я приведу слова д-ра А. Хулткрантца: «Идея многоголовых богов является чисто славянской»[2]. Итак, речь идёт именно об известных нам Двуглавах, Триглавах-Троянах, четырёхголовых Святовидах-Свентовитах, Семарглах-Семиглавах и т.д. Какой бы период в истории рассматриваемого нами региона мы ни начали бы изучать, где бы ни проводили раскопки в Средиземноморье, везде мы вольно или невольно наталкиваемся на эту бесконечно повторяющуюся «чисто славянскую идею многоголовости», на славянскую топонимику, на останки славянских культовых сооружений, на изображения во всех видах славянских свастик-солнцеворотов...

Одно это может служить неоспоримым доказательством того, что мы имеем дело не с отвлечённо-абстрактными (по «классической» схеме) индоевропейцами, а непосредственно с протославянами-праславянами-славянами. Мифоанализ и лингвоанализ культурного и языкового пластов не оставляют у нас ни малейших сомнений в том, что чисто славянская не только сама идея, но и её носители, проживавшие в Средиземноморье и Причерноморье на протяжении тысячелетий.

Мы живём в эпоху, последовавшую после «великого переселения народов», мы привыкли к этнокарте нынешнего мира, нам она кажется незыблемой. Но ещё шестьсот-тысячу лет назад этнокарта Европы выглядела совсем иначе: наши прямые предки жили на Балканах, в Малой Азии, на Кикладах, на Крите и т.д. Мы прямые потомки подлинных, а не книжных индоевропейцев. Вернёмся к Византии. Несмотря на то, что официальным языком Империи, языком, на котором Ортодоксальная церковь совершала обряды и вела службы, был греческий, подавляющее большинство населения Империи составляли славяне, говорили они на своём языке (даже в нынешней Турции, которую мы изъездили вдоль и поперёк, большинство жителей имеет не тюркский, но славянский антропологический тип).

Лидийцы, карийцы, мидийцы, предшествовавшие «византийцам», а также обитатели легендарной Трои также были отнюдь не греками, носили височные кольца (атрибутика, отличающая славян). Древние хетты говорили на языке, который ближе всего к русскому, поклонялись славянским богам, украшали свой быт теми же изображениями-оберегами, которыми украшают свою жизнь и поныне русские крестьяне в ещё уцелевших от погромов деревнях. Люди бронзового века, люди Алачи и люди неолита, жители Чатала были непосредственными предками всех, кого мы перечислили выше.

На очень коротких, но убедительных примерах мы приходим к пониманию того, что на протяжении десяти-двенадцати тысячелетий преемственность поколений в рассматриваемой области не нарушалась, не обрывалась этническая цепь. То есть, по сути, мы имеем дело с одним и тем же народом, который, несмотря на происходившие политико-социальные изменения, случавшиеся катаклизмы и вторжения, несмотря на изменения этнонимов, коими его обозначали в разные времена, оставался самим собою. Так стоит ли удивляться, что этот народ пронёс через тысячелетия и века свою «чисто славянскую идею», множество своих традиций и особенностей, свойственных только ему? Стоит ли удивляться, что он сохранил свой государственный герб, свой символ – двуглавого орла?!

Многие могут спросить: а причём тут Россия? Ответ прост. Славянская колонизация земель нынешней России, в частности, Киевской Руси, Московской Руси и т.д., начиналась в древности с Балкан, из Причерноморья, из Малой Азии – то есть, с тех мест, что по праву считаются прародинами индоевропейцев. Русы-славяне расселялись по всей Европе, Центральной и Западной – один из бесчисленных примеров тому герб города Толедо, тот же гордый двуглавый орёл – расселялись по Северу Африки, уходили далеко на Восток, в Индию. Казалось бы, все они имели право на традиционную символику своих прародителей. Но после упрочения Христианства, и особенно после раскола Церкви на Восточную-Ортодоксальную и Западную-католическую, в преддверии этнической катастрофы, которую несли и принесли Византии тюрки, правильным решением могло быть одно единственное: передача традиционных регалий и гербов не просто прямым этническим наследникам, переселившимся на север, но и наследникам духовным. Таким образом двуглавый орёл оказался на московской Руси, позже – в России. Архаика всегда передаётся по прямой линии.

При всём уважении к геральдистам, надо прямо сказать, что их научная база явно недостаточна для проведения серьёзного исследования, ибо геральдика – лишь одна из прикладных дисциплин, одна из составных частей исторической науки. В деталях герб много раз изменялся, и он не мог не изменяться, так как менялись формации, менялся с учётом поздних наслоений язык, менялась географическая среда (в частности, пустынные плоскогорья нынешней Анатолии во времена Хеттской империи были земным раем, цветущим садом, в котором обитали даже львы). В сравнении со всем этим герб изменялся крайне незначительно, как почти не изменилась свастика-солнцеворот. Так что, мы вправе сегодня утверждать с полным основанием, что гербу нашему российскому, двуглавому орлу, по меньшей мере, шесть-семь тысячелетий.

С ещё большим нравом мы можем сказать, что герб наш не был получен нами от кого-то со стороны, не был подарен нам некими доброжелателями-чужаками, нет. Двуглавый орёл – наследие наших предков, порождённое в их этнокультурной среде изначально, передававшееся из рук в руки, полученное нами не до конца понятым и осмысленным. Этот факт непреложен. И всё же, главное состоит не в самом орле, не и гербе, не в символе, а в том, что, благодаря подобным атрибутам, мы имеем возможность ещё раз на множестве убедительнейших примеров засвидетельствовать верность открытия последних лет, которое и заключается в том, что подлинными индоевропейцами, т.е. прародителями всех европейских народов, были русы, те, кого позже стали называть славянами.

Какую бы историческую проблему мы ни пытались бы разрешить, углубляясь в прошлое с I тысячелетия н.э. и на десять-двадцать тысячелетий, мы повсюду будем встречать следы древних русов. История Европы, история Евразии в значительной мере – это история народа русов, и только начиная со II века до н.э. она становится одновременно и историей иных, сыновних и дочерних народов, отпочковавшихся от единого этнодрева русов-индоевропейцев и вобравших в себя часть неиндоевропейских племён, становится историей италиков, персов, белых индусов, германцев и пр.

Сейчас общественное мнение, находящееся в тенетах «классической» схемы-версии, ещё недостаточно готово к восприятию Подлинной истории человечества, которая совершенно однозначно и безвариантно реконструируется лингвоанализом и мифоанализом. Ибо подделать можно любые археологические находки, первоисточники, хроники и т.д., но подделать язык и подделать мифоархаику невозможно. На уровне мифо- и лингвоанализа история становится точной наукой. Тем же, кому ближе материальные символы, ещё раз напомню – вы, потомки русов, живёте и ныне под двуглавым орлом, тем самым, под которым жили с небольшими незначительными для истории перерывами ваши предки – русские, славяне, русы на протяжении многих тысячелетий.

Двуглавый орёл вернулся к нам. Будем надеяться, что и другие незаслуженно забытые, а то и намеренно оклеветанные родовые символы и обережные знаки русов-славян будут нам возвращены и займут со временем достойное место.

Источник

Страницы подлинной истории. Часть 2

Ю.Д. Петухов

Скандинавия – русская земля, или Юг против Севера и Востока

Не стёрлись из памяти ещё благословенные времена в России, когда норманисты и антинорманисты мирно спорили друг с другом, выставляя на каждый аргумент оппонентов два новых контраргумента, а посторонний наблюдатель, малознакомый с существом дела, всё ждал – вот-вот в этом споре родится истина. Но истина не родилась. К власти в России пришли правители, представляющие «общечеловеческие» и «общеевропейские» интересы – и спор завершился на уровне политического решения мудрого руководства, направляемого «европейски образованными» советниками.

А Европа, как известно, научными дискуссиями по сей части себя не утруждает, в Европе всё давно решено и определено на том же политическом уровне. И потому – не сразу, а как-то постепенно, незаметно, но основательно и незыблемо во вновь издаваемых отечественных учебниках, справочниках, энциклопедиях спор разрешился в пользу Европы, в пользу норманистов. На антинорманистов стали ссылаться (а чаще и вовсе не ссылаться), как на некий исторический полузабытый курьёз – дескать, во времена тоталитарного режима была и такая, навязанная тоталитарной идеологией точка зрения, но мы, мол, прозревшие демократы и стремящиеся к «европейской образованности» свободно и демократически мыслящие индивидуумы, давно от неё отказались, мол, антинорманизм – это пережиток коммунистической пропаганды, узконациональной ограниченности, великодержавного шовинизма и т.д. и т.п.

Школьные учебники один за другим начали писать про отважных шведов-мореходов, про то, как они сами гребли вёслами, и про то, что смышлёные финны, прознав про это, стали называть их словом неизвестного происхождения «руотси», что якобы и означает на неизвестном языке «гребцы». Ну, а несмышленые, погрязшие в распрях словени, услыхав от финнов про гребцов-«руотси» отважной и лихой шведской национальности, призвали их к себе править, грабить, собирать с себя дань и продавать себя в рабство, а заодно и прозвали себя в честь призванных шведов красивым нешведским и нефинским словом неизвестного и непонятного происхождения «руотси», которое услыхали от финнов. И стали они, по неграмотности и простоте перековеркав красивое непонятное слово «руотси», русскими, а страна их стала Русью...

Кто здесь страдает дебильностью – мифические «несмышлёные словени» или составители учебников, пусть ставит диагноз смышлёный читатель. Учебники, обучающие школьников мыслить с логичностью бреда, продолжают издаваться немыслимыми тиражами. Но так как «европейски мыслящим» просветителям сотен миллионов экземпляров новоотечественных учебников и справочников показалось недостаточно в деле просвещения несмышлёных и трудно просвещаемых славян, они принялись издавать переводные прекрасно иллюстрированные, красочные детские энциклопедии английских, итальянских, шведских, американских и прочих авторов. С этими популярными детскими изданиями было проще, ибо в них уже не только упоминаний и ссылок на пережитки и курьёзы не было, но писалось всё однозначно, твёрдо и безапелляционно.

Да, «мировое сообщество», при посредстве местных проводников «европейской образованности», принялось бомбардировать умы российских детей и юношества с такой же уверенностью в своей правоте и с такой же безапелляционностью, с какой Соединённые Штаты и НАТО (то есть, то же самое «мировое сообщество») бомбардируют бомбами и ракетами суверенные беззащитные страны.

Прежде чем перейти к сути нашей работы, приведём несколько примеров, чтобы понять – в мире каких образов растёт нынешний русский, россиянин.

«Сначала викинги грабили славянские племена. Но позднее они перешли к оседлой жизни, а шведские вожди стали править славянскими городами – Новгородом и Киевом», – вот, что написано в книге «Викинги», изданной в серии «Иллюстрированная мировая история» 50-тысячным тиражом, как «научно-познавательная литература для младшего и среднего школьного возраста». Прямо скажем, познавательная литература... Викингам было тяжело на Руси, и они «часто прибегали к помощи рабов-славян». В «шведы-викинги» записаны Рюрик, Олег, Владимир, Ярослав и прочие. В общем, «господа-шведы» «германского племени» и «погрязшие в распрях» «рабы-славяне» – в прекрасно иллюстрированном альбоме для славянских детишек «младшего и среднего школьного возраста».

«Шведы основали в Восточной Европе большое королевство и назвали его Русь, от которого и произошло в дальнейшем понятие “Россия”» – так написано в «Историческом атласе для детей» Нила де Марко. Тираж тоже весьма и весьма приличный. Оформление чрезвычайно наглядное и убедительное – одним словом, Европа!

«Скандинавы основали Киев, Новгород и Смоленск, открыли Русь для торговли... настолько освоились, что княжили в Древней Руси до XI века». Это из детской книги-альбома «Викинги», автор Энн Пирсон.

«Начиная с IX века большая равнина, заселённая славянами, становится привычным пейзажем для шведов... они используют все крупные водные пути для создания целой торговой сети и центров торговли: одним из самых крупных становится Киев... Новгород, основанный шведами, являлся основным торговым центром...» – так пишет в иллюстрированном детском альбоме «Викинги» почётный профессор археологии Тулузского университета Луи-Рене Нужье, большой, видимо, специалист по шведам на Руси.

И опять: «Погрязшие в междоусобицах славянские племена уговорили вождя викингов Рюрика прийти править ими... Начиная с Рюрика и вплоть до сына Ивана Грозного Фёдора, эти скандинавы правили самой крупной средневековой державой Европы – Россией», – сообщает нам энциклопедия «Исчезнувшие цивилизации» в выпуске «Викинги: набеги с севера». Издание более чем солидное на вид, внушающее немалое доверие.

А вот ещё перл: «...славянские общины управлялись шведскими викингами – торговцами, которых называли русами. Первым вождём русов был Рюрик. Он основал Новгород и Киев», далее: «862 г. – шведские викинги под предводительством Рюрика захватили власть на севере и основали факторию в Новгороде» – это из «Иллюстрированной истории мира» – перевод под редакцией доктора исторических наук Михаила Ненашева.

Вот вам и доктор наук, который всё знает про «славянские общины, управляемые шведами»! Такого заслуженно пригласят на симпозиумы в Стокгольм, Осло, Копенгаген и переведут по всему миру, такой доктор понимает всё правильно, «по-европейски».

А вот, что пишет детская энциклопедия «Открытие мира юношеством» в выпуске «От континента к континенту»: «Шведские викинги обращаются к востоку... очень скоро обнаруживают, какие богатства таят в себе славянские земли, поставляющие им меха и рабов».

Словом, опять «рабы-славяне», опять предприимчивые «шведы»-«германцы» и прочие «господа», правящие «неразумными славянами» – всё, как и прежде, в духе пресловутой геббельсовской пропаганды. И это в конце XX- начале XXI века! И это в книгах, более того, учебных пособиях, предназначенных для наших школьников. Кто-то может возразить – мол, что поделаешь, так оно, видно, и было, против фактов, дескать, не пойдёшь.

Но так не было. И факты говорят о другом. Никаких шведов в VII-XI веках, как и норвежцев с датчанами, не было. Эти народности сформировались, в лучшем случае, к XV веку. А языки – шведский, норвежский, датский – сложились только к XVII-XVIII векам. И потому говорить о том, что «шведы основали Русь», это ещё глупее, чем сказать «американцы открыли Америку».

А кто же тогда был? И на каком языке разговаривал?

Были предки шведов, норвежцев, датчан, исландцев, фарерцев. Говорили они на одном языке – как принято считать, древнескандинавском. Само название – «древнескандинавский» имеет лишь поздний, географический смысл и звучит столь же нелепо, как «древнемалоазийский» или «новокрымский». В этом позднем искусственном названии нет необходимой и достаточной этнической основы. Принято считать, что древнескандинавский язык входил в северную подгруппу германской группы индоевропейской языковой семьи. Есть ли основания для этого? Только одно – в современных шведском, норвежском, датском, исландском языках чрезвычайно много германских построений и германизмов (как и латинизмов). Можно ли отсюда сделать вывод, что древнескандинавский язык был одним из германских языков? Можно... но только при заданности этой целью.

А можно поступить иначе, так, как обязан поступать учёный, если он считает себя учёным, а не популяризатором политических идей, – реконструировать древнескандинавский язык, очистив его от многовековых языковых напластований и заимствований, и убедиться, что – да, общеиндоевропейские основы в нём, безусловно, есть, так как он один из индоевропейских языков, – но чисто германских, увы, до Х века не прослеживается. Рассмотрим вкратце, кто же проживал по побережьям Балтийского (Варяжского) и Северного (Немецкого) морей или в циркумбалтийской этногеографической зоне.

Норвегия и норвежцы. Современные названия Норге и нордмен (германское заимствование). В сагах и хрониках Норвегия называется – Норег, норвежцы – нореги. Норег = Норек, нореги = нореки. Здесь мы сразу видим удивительное сходство топонима и этнонима с летописной землёй, родиной славян Нориком и самими славянами, русами – нориками. Учитывая, что предки норегов не автохтоны в Скандинавии, а пришли туда, по мнению археологов, с юго-востока в III-II тысячелетиях до н.э., можно предположить, что мы имеем дело не со случайным совпадением.

В середине I тысячелетия н.э.[1] на территории будущей Норвегии, то есть, в Нореге-Норике, проживали племена хайлегов, трендов, ранриков, раумов, аугандов, граниев и ругов. Руги, как известно, балтийские славяне, иначе – русы. Именно они составляли основу народонаселения Норега-Норика. Антропологически норвежцы-нореги относятся к балтийскому типу атланто-балтийской расы большой европеоидной расы. К тому же типу относятся и западные славяне Балтийского и Североморского побережий. Нореги отличаются высоким ростом. Вспомните описание Ибн Фадланом русов: «Они высоки, как пальмы и красны лицом». Ругии-русы – означает «светлые, красные, рыжие» (сравните «рудый», «русый» и пр.).

Свой язык норвежцы-нореги и по сию пору называют словом «мол»: «риксмол» – государственный язык, «букмол» – книжный язык, «лансмол» – язык страны. Здесь чётко просматривается русско-славянский корень «мол» в значении «речь, язык» (сравни – «мол-ва, мол-вить, молитва, мол-чать и т.д.). На исходном языковом уровне подобные случайные совпадения исключены. Есть ещё одно обозначение норвежского языка – «норск», здесь мы чётко определяем суффикс «-ск», типично славянский. Реконструируя утраченное окончание, мы получаем «норск-ий» (как, к примеру, «русск-ий, норикс-кий, славянск-ий»).

В летописях мы часто встречаем и обратную трансформацию «язык словенск», что нам понятно без перевода, что родственно и однотипно сочетанию «язык норск». И никаких «lange». На архаическом языковом уровне в Нореге-Норвегии мы имеем дело со славянской речью-языком-молвой. «Русско-норвежский» даже на современном норвежском звучит и пишется «russik-norsk» в соответствии со славянским, русским словообразованием. А это отнюдь не «russian-norvegian». Так же и другие, к примеру, прилагательные: «historik» – «исторический»; «asket-asketisk» – «аскет-аскетический». Тысячелетнее подавляющее присутствие германцев, языковая и культурная ассимиляция не смогли полностью уничтожить в Норике-Нореге-Норвегии изначальных славянских корней-основ, славяно-русского (руги-русы) начала.

То же самое мы можем сказать о других скандинавах. Фарерские острова, фарерцы. В основном переселенцы из Норега-Норвегии, норвежцы. Антропологический тип тот же, балтийский, западно-славянский. Само название – фэройнгары. Слово состоит из двух частей. Первая, по-видимому, от англизированного позже этнонима «франки» (о нём ниже будет особый разговор); восстановительно – «фаранк-фаранц-варанк-варанц». Вторая часть – «ар». Это хорошо знакомое нам словообразующее славяно-русское «ар-арь», несущее мужское, деятельное начало и приставляемое к корню-существительному: «ток-арь, слес-арь, пек-арь, пах-арь» и более архаичные – типа «рыбарь-рыбак».

Немецкое словообразующее «er» – «он» вторично, не имеет глубокой архаики и развилось достаточно поздно через посредство славяно-балтских языков, оно уже не несло и не несёт первичной смысловой нагрузки, как и «Herr» – «господин, хозяин». Оба эти немецких слова развились из славяно-русского «арь-ярь» (к примеру, славянское «Яровит» преобразуется в немецком в «Неrоyv»). Этимология данного «арь» проста и восходит к праиндоевропейскому «арь-ярь», понятному нам и без перевода («ярь-яр» – мужская, жизненная, пассионарная сила, энергия). В этногенезе фарерцев принимали участие и кельты – этнос, отпочковавшийся от индоевропейского этнодрева русов-индоевропейцев ещё до распада германо-балто-славянской общности. В I тысячелетии н.э. кельты (галаты – сколоты) ещё недалеко ушли от русов-славян в языково-культурном отношении, не далее, чем нынешние поляки, скажем, от русских. В I тысячелетии н.э. это были ещё два близкородственных этноса. И потому вливание кельтской компоненты в любой славянский этнос мы не можем рассматривать, как чужеродное. Фарерцы-варанц-яры VII-XII веков – это русы-славяне.

Исландия и исландцы. Самоназвание – ислендингар, то есть – исландик-ар, исландик-яр = «исландские яры», или «островные яры». Этимология этнонима, исходя из вышеизложеного, нам ясна. Тем более, что данные «яры» также выходцы из славяно-русской (для I тысячелетия н.э.) Норвегии-Нореги-Норика. Этническая основа «островных Яров» – нореги-норики-руги-русы с примесью кельтов-ирландцев (Ир = Айр = «ар-яр», то есть «ир-ландия» также есть «страна яров»). Значительную примесь составили также антропологически чужеродные «британцы», завозимые русами-ругами-норегами на остров в качестве рабов (см. указ. справочник «Народы мира»).

Здесь уместно вспомнить цитаты из детских переводных энциклопедий о «господах-германцах» и «рабах-славянах» (что есть, фальшивка-перевёртыш), ибо фактически, исторически свободные русы-руги-норики (славяне этнические) завозили невольников-рабов германцев, в частности, в Исландию. В дальнейшем расплодившиеся германцы, бывшие рабы, сумели существенно повлиять на язык и культуру «островных Яров». Но отметим попутно, что вместе с размножением и упрочением данного племени в Исландии иссякает и пассионарность (ярь-энергия) её обитателей. Исландский язык хорошо сохранил архаику средних веков, и мы предлагаем читателю самому покопаться в словарях и найти множество соответствий (корневых основ) общего исходного языка русов-яров (речь идёт не об общих индоевропейских корнях, но о более позднем и устойчивом родстве). Характерно, что в отличие от романо-германцев, исландцы, подобно русским, сохранили практику употребления имён с отчествами до нашего времени – это чрезвычайно важная этнокультурная особенность.

Дания и датчане. Данмарк (германизм) – современное название страны. В основе чётко просматривается славянорусский корень «дан-дань». Учитывая реальность средневековья, когда господство Дании над окрестными землями и народами, обложенными данью, было неоспоримым, этимология названия не вызывает сомнений. Разумеется, можно предположить, что основой послужило общеиндоевропейское «дн-» – «река, русло, дно». Но такая трактовка менее вероятна. Самоназвание народа – данскере. Мы опять сталкиваемся со славяно-русским словообразованием «данск ере» = «данские яры». И снова славяно-русские суффиксы «-ск», и снова «датско-русский» – «dansk-russik», а вовсе не «даниш-русиш» или «данишн-рашен». Впрочем, здесь и справочник «Народы мира» не скрывает, что в этногенезе датчан, помимо данов и фризов принимали участие прибалтийские славяне.

Остаётся добавить, что даны с фризами – есть не меньшие славяне, чем прочие прибалтийские и не прибалтийские. Этимология данов нам ясна без перевода, антропология – атланто-балтийская раса, не вызывает сомнений, язык – тем более, изначально – славянский. Фризы этимологически есть «варяги» в древнерусской форме «варязи-врязи», где «в» = «ф» (сравни «von» = «фон»). «Фриз» = «врязь». Ещё Герман Голлман отмечал удивительное сходство древнерусского языка с древнефризским[2]. Все этнические компоненты «данских Яров» – чисто русо-славянские. Пришли даны, подобно норегам-норикам, в Скандинавию во II тысячелетии до н.э. с юго-востока. Нет ни малейшего сомнения в том, что и пришли в Скандинавию не даны, нореги, свей и прочие славянские праэтносы по отдельности, но их общие предки. Уже со временем они разделились, как русские, скажем, разделились со временем на великороссов, малороссов и белорусов.

Именно потому они говорили не на своих языках каждый, а на общем, как «предполагает» научный мир Западной Европы, на «древнескандинавском», а фактически – на славянском (мы не будем сейчас расставлять приставки «пра-, прото», ибо здесь легко ошибиться, да и не в этом суть). Не будем также останавливаться на личных именах «скандинавов» – любознательный читатель без особого труда сможет и сам убедиться, что подавляющее большинство княжеских, королевских и прочих имён имеет исконное, двусложное славяно-русское происхождение, а звучание и написание данных имён лишь несколько искажено в результате долгого употребления в германо-язычной среде, германо- и латиноязычных хрониках, сагах, надписях...

Швеция и шведы. Современное название страны – Сверика («Sverige») – древнешведское «Svearike». Предки шведов – свионы, или свей, впервые описаны Тацитом. «Возможно, в слове «свей» представлен тот же корень, что и в русском «свой» – пишется в «Введении в германскую филологию» (М., 1998). Не будем оспаривать этого вывода, он вполне логичен, особенно с учётом того, что ранним и средневековым этносам свойственно было идентифицировать себя, как «свои», а прочие этносы, как «чужие», «немцы» и т.п. Самоназвание шведов – свенскар («свенск ар» = «свенские яры»). Вновь мы видим вполне славянские прилагательные, причём сплошь и рядом: «svensk-risk» – «шведско-русский»; «indisk» – «индийский» и т.д.

Рассмотрим простейший пример словообразования в шведском (свенск-ом) языке, который входит якобы в северную подгруппу германской группы языков. Существительное «arbete» – «работа» (напомним, что в немецкий «арбайте» попало из славянских; перевёртыши типа «арб» = «раб», «арт» = «род» характерны при переходе из славянских в германские языки). Восстановим слово «работник» приставлением мужского активного начала «ар» – получаем в древнерусском «работ-арь», в шведском «arbet-ar». Проверяем по словарю – мы не ошиблись. Соответственно, «работница» – «arbetar-ska». To есть, мы имеем дело с изначально славянским языком, до предела германизированным, основательно латинизированным и представленным на бумаге латиницей. Архаическая основа этого языка – славяно-русская. Вспомним заодно, что современный шведский язык, на котором пишутся романы про «викингов», был сформирован при самом активном участии немцев лишь к концу XVII века, значительно изменён в последующие три столетия дальнейшей германизацией. Нынешние шведы и свеи-варяги VII-XI веков говорили на разных языках, и доведись их представителям встретиться, они бы не поняли друг друга в разговоре и не смогли бы понять ни строчки из написанного другой стороной.

Антропологически предки шведов относились всё к тому же балтийскому типу атланто-балтийской расы. В этногенезе шведов принимали участие помимо свеев-своих еты, геты или гауты. В этих этнонимах мы без труда узнаем готов-гетов-хеттов-хаттов, тех самых готов-хаттов, что безуспешно причисляются к племенам германским, каковыми они никогда не были. В пользу их условно-германского происхождения служит лишь упоминание их Тацитом в области Германия. Всё прочее свидетельствует о славянском происхождении готов-хаттов. Безусловно, между племенами, к примеру, материковых свеев и островных готов (о. Готланд) существовали различия, подтверждённые археологическими изысканиями, как существовали различия между полянами и, скажем, вятичами, но эти отличительные особенности никогда не выходили за рамки славянской общности. Да и сам Тацит, как и прочие античные авторы, никогда не вкладывал в понятия Германия и германцы этнического содержания, не отождествлял германцев с современными нам «дойче», каковых в его времена просто-напросто не существовало.

Лингвисты ещё продолжают по инерции делить (даже «Лингвистический энциклопедический словарь» подчёркивает – «традиционно делятся») германские языки на три подгруппы: северную (шведский, датский, норвежский, исландский, фарерский – с их генезисом мы вкратце ознакомились и признаём, что к германской группе можно отнести с натяжкой только эти современные языки, образованные в XVI-XVIII веках при активном участии «дойче», но не «древнескандинавский»!), западную (английский!!! – об английском особая речь – немецкий, нидерландский, люксембургский, африкаанс, фризский) и восточную (вымершие готский, бургундский, вандальский, гепидский, герульский). Очень «традиционно» – раз языки вымершие, можно причислять к германским. Между тем, вандалы, гепиды и герулы говорили на славянских диалектах и носили славянские имена. И этот факт до недавнего времени был хорошо известен самим «германцам»-дойче. Ещё Фридрих II писал, предупреждая соотечественников от столкновений с жестоким и непобедимым народом: «Русские происходят от гепидов, разрушивших Римскую империю...»

В готском и бургундском столько архаичных гото-скандинавских изоглосс (языковых соответствий-равенств), что родство их с «древнескандинавским» (негерманским) – неоспоримо. То же подтверждают топонимика и археология. Все носители вымерших языков «восточной германской языковой подгруппы» вышли из Скандинавии, точнее, из циркум-балтийской зоны. И никакой «восточной подгруппы» исторически не было, она – подгруппа эта – плод напряжённой творческой работы немецких лингвистов-историков, пытающихся подвести «историко-лингвистическую» базу под современную политическую карту Европы. Сама же наука лингвистика для I тысячелетия н.э. делит германские диалекты не на три, а на две основные группы: скандинавскую (северную) и континентальную (южную). На рубеже I тысячелетия до н.э. и I тысячелетия н.э. часть обитателей Скандинавии, носителей «древнескандинавского» (негерманского) языка, переселилась на побережье Балтийского моря, в низовья Вислы и Одера... и образовала группу племён, противостоявшую носителям «германских» диалектов южной (континентальной) группы.

Среди переселенцев были и готы, разделившиеся затем на остготов и вестготов. Традиция традицией, но объективности ради, рано или поздно, всем нам придётся признать очевидное – «восточная подгруппа германских языков» есть миф. Герулы, гепиды, готы, бургунды и вандалы-венеды говорили на западно-северских славянских диалектах, которые в исходной, начальной фазе, когда они составляли один язык, теоретически можно назвать по территориальному признаку «древнескандинавским», то есть, тем, на коем говорили славяноязычные предки шведов, норвежцев, датчан, исландцев – свей, норики, даны. Никаких фактических подтверждений того, что все вышеперечисленные этносы имели хоть какое-то отношение к реальным историческим германцам-немцам-«дойче», нет – ни единого. Всех их принято считать германцами без аргументации – традиционно. Некоторый повод для этого, правда, дают исследователям древнейшие саги, записанные на исландском языке, в котором прослеживаются известные германизмы.

Но, во-первых, саги записаны (сочинены), как предполагают литературоведы, в XIII веке, то есть, через семьсот, пятьсот, триста лет после описываемых событий и записаны, естественно, не языком их героев – за такие временные отрезки язык зачастую меняется до полной неузнаваемости. Но, даже если признать, что в XIII веке саги были реально записаны, посмотрим, что осталось от этих записей. «Kringia» («Круг земной»), XIII век – «сохранился только один лист»; «Jofraksina» («Круг земной»), 1320 год – «сгорела; сохранилось только четыре листа» и т.д.[3] Фактически мы имеем дело не с текстами даже XII-XIV веков, а с более поздними списками, прошедшими обработку в руках исследователей-германистов, вытягивающих обрывки текстов на свой лад, в соответствии со специальностью, которую они получили, и родным для себя одним из германских (поздних, реально германских) языков. До нас доходят произведения, прочитанные и переписанные этническими и языковыми германцами спустя уже тысячу, семьсот, пятьсот соответственно лет после событий.

Во-вторых, и это немаловажно – языковеды-германисты утверждают: исландский язык сохранился столь хорошо, что современный исландец, говорящий на современном исландском языке, свободно читает текст саг XIII века. Мы согласны, исландский сохранил архаику до-германского, «древнескандинавского» языка. Но не настолько, чтобы не измениться за семьсот лет. Напрашивается менее восторженный, но более объективный вывод – современный исландец очень хорошо понимает текст древних caг, потому что они были фактически записаны (переписаны) не так давно – в XVIII-XIX веках. Говоря проще, историзм саг следует признать. Но язык саг за почти тысячелетие их переписывания изменился до неузнаваемости, превратившись из «древнескандинавского»-славянского языка, благодаря трудолюбивым переписчикам, в близкий к германским – в исландский.

Да, подобные трансформации происходят сплошь и рядом. Время и люди перерабатывают языки. Славянорусская былина, сложенная певцом-складом (сканд. «скальд» происходит от слава «склад» – в соответствии со всеми действующими законами лингвистики – как и «вальд» от «Влад») в V-VI веках, передаваемая устно из поколения в поколение в межэтнической воинско-княжеской среде, век от века всё более разбавляемой пришлыми балтами и германцами, выходцами с «континентального юга» (вспомним про германскую континентальную языковую группу, про реальных германцев), приобретает всё больше славяно-германских изоглосс, прямых германизмов, особенностей германских диалектов – а германоязычная экспансия в циркумбалтийскую зону продолжается из года в год, из века в век – и вот уже в XIII-XIV веках исландский интеллектуал-монах, взросший не на одном простонародном «лансмоле», но больше на германизированной латыни или латинизированном «древне-германском», записывает дошедшую до него в германо-лансмоло-славянско-норегском языковом варианте былину-сагу трансформированной латиницей – записывает, внося очень серьёзную правку, как и подобает ему, европейски образованному средневековому интеллектуалу, перерабатывающему низкий простонародный язык в современный ему высокий язык интеллектуальной элиты (ибо он знает, его писание будет читать не мужик с улицы, но европейски просвещённый аристократ, купец, священослужитель и т.д. – а в XIV веке эта прослойка в основном или германцы, или германизированные аборигены из высших слоёв).

После этого его писание переписывается веками, перерабатывается лексически и т.д. И в результате, из славянской былины получается «скандинавско-германо-норманнская» сага. Но... но вкрапления непереработанных, пусть и искажённых, изначальных слов, в большей степени – топонимика, имена героев и т.п. позволяют специалисту разглядеть основу саги-былины и даже частично реконструировать её. И основа эта, база, стержень, архаическое ядро саги-былины оказывается славяно-русским. Кстати, наименование наиболее популярного собрания саг Снорри Стурлусона «Heimskringia», формально переводимое, как «Круг земной», вполне читается даже на современном русском при учёте особенностей исландского произношения – «Хеймскрингла» = «Хемькригла» = «Земькругла» («heim» = «земь» – это изоглосса, языковое равенство) = «земля круглая», или «землекруг».

Рунические памятники Скандинавии полностью подтверждают вышесказанное. И если в младшерунических поздних надписях мы встречаем иногда пришлый «германский» элемент и даже отдельные реальные германизмы, то с наиболее древними старшими рунами всё обстоит иначе. Чтобы самые пристрастные «германолюбы викингов шведского происхождения» могли нас проверить, приведём выдержку не из специальных малотиражных изданий, а из доступного «Лингвистического энциклопедического словаря» (М., 1990, с. 424-425): «Старшерунические надписи встречаются на оружии, украшениях, а с V в. также на камнях. Их язык, отличающийся большим единообразием и архаичностью, не может быть отождествлён ни с одним конкретным древнегерманским языком».

Строго, точно, научно. К Скандинавии и скандинавам I тысячелетия н.э. германцы не имеют ни малейшего отношения. Недаром ведь Птолемей называл Балтийское море Венедским, то есть, Славянским.

Письменные первоисточники, данные археологии, топонимики, лингвистики, антропологии подтверждают тот факт, что тысячелетие назад в рассматриваемых областях никаких реальных германцев-«дойче», носителей диалектов германского языка, не было (за ислючением отдельных путешественников, торговцев и по большей части – захваченных рабов). И финны называли и называют доныне Скандинавию Ruotsi совсем не потому, что «шведы» были «гребцами» и «неразумные, погрязшие в распрях словени» по простоте своей и невежеству, видимо, решили подделаться под заморских «гребцов» (натянутость и заданность данной лжегипотезы очевидна), а потому, что в Скандинавии и жили русы, индоевропейский народ славянской языковой группы, а сама Скандинавия называлась по самоназванию народа, населявшего её, Русь. «Русь», трансформированное в финно-угорских диалектах, это и есть «Ruotsi» («i» на конце заменяет отсутствующий в латинице «ь»).

Русь Скандинавская – это такая же историческая реальность, как Русь Московская, Русь Киевская, Русь Рюгенская, Русь Полабская...

Тут надо пояснить, что «славяне-словени» есть довольно-таки поздний этноним, и мы не всегда его правильно употребляем, внося иногда невольную путаницу в исторически-описательный процесс – меньшую значительно, чем даёт неверное применение этнонима «германцы» – но всё же путаницу. Самоназвание древнейшего суперэтноса праиндоевропейцев, прямой ветвью-продолжением коих и являются славяне, – есть русы. И правильнее было применять этот этноним. Но в данной статье, учитывая определённую традиционную подготовку историков-профессионалов и читателей, мы пользуемся и привычной терминологией. Русь, русы в I тысячелетии н.э. – это отнюдь не племя и не племенной союз, а именно суперэтнос, существующий уже в качестве суперэтноса не одно тысячелетие и достаточно широко рассеянный по Европе и Азии (вспомним о «спорах» Прокопия Кесарийского). И потому ничего странного в том, что русы проживают и на привычной нам Новгородско-Киевской Руси и в Скандинавской Руси, нет. Напротив – это закономерно.

И это есть даже в «Повести временных лет», о которой многие рассуждают, не читая её, а если читают наспех – так очень заданно и с уже готовой установкой, помнят только о том, что «погрязшие в распрях словени» идоша за море к варягом, к руси. Хотя в летописи чётко написано под 6370 (862) годом: «Реша русь, чюдь, словени и кривичи и вси: “Земля наша велика и обильна, а наряда[4] в ней нет. Да пойдите княжит и володети нами”. И избраша три братья с роды своими, пояша по собе всю русь...». Чётко и ясно написано «реша русь...» – то есть русы, Русь Новгородская и призывала на княжение русов, Русь Скандинавскую – прямых этнических, антропологических, языковых родичей своих, русов-славян. И призвали. Объединились.

И ничего иного – никаких «шведских викингов» и прочих фантомов в реальной истории не было – таковыми мы обязаны политикам, самоутверждающим свои государства на славянских землях, и сочинителям-романтикам (большая – «литературно-поэтическая», в отличие от подлинно-архаической – часть германской мифологии была сочинена в XVIII-XIX веках, в этот период немецкого романтизма, когда по Рейну и др. местам росли, как грибы, «средневековые, мрачные, в тевтонском духе» замки-новоделы). Надо уметь отличать подлинную древность от подделки, от стилизации. Нам понятно стремление молодых народностей, пришедших на земли, которые прежде занимали народы древние, автохтонные, пересмотреть, переписать историю в свою пользу, доказать своё право на эти земли, на автохтонность – это стремление практически воплощают в жизнь политики, историки данных народностей. Но нас интересуют не их субъективные пожелания и устремления, история не субъективная, но объективная, подлинная. И потому мы должны знать правду.

В Центральной, Северной, Восточной Европе в 1 тысячелетии н.э., до католической, романо-«германской» (антропологически-средиземноморскорасовой) экспансии безраздельно господствовали славяне-русы. Всё германское в «древнескандинавский» праязык (язык славянской группы) привнесено в течение последнего тысячелетия в результате менее известного, чем «дранг нах остен», но объективного и исторически зафиксированного физического, военного, этнического, культурного и языкового романо-германского «дранг нах норден», осуществляемого планомерно и последовательно вот уже пятнадцать веков. При научном подходе к проблеме миф о неких пассионарных «германоязычных белокурых бестиях» и прочих «шведах-господах» в VII-XII веках лопается, словно мыльный пузырь. В циркумбалтийской зоне, захватывающей и побережье Северного моря, проживали славяне-русы, варяги. Их можно называть по территориальному признаку скандинавами и «норманнами»-«северными людьми».

Но следует помнить, что скандинавы-норманны были того же рода-племени, что и славяне Восточной и Центральной Европы. Следует помнить, что для рассматриваемого периода русы-славяне были не только автохтонным, но и основным, преобладающим населением Европы (до сих пор славяне, несмотря на то что до 50-60% их было ассимилировано и стало «шведами, немцами, австрийцами» и т.д., являются в Европе самой крупной этническо-языковой группой, превышающей по численности, как германцев, так и романцев). Но при этом мы должны помнить, что русы-славяне Скандинавии, в том числе и те, что проникали в Новгородскую и Киевскую Русь, не могли быть «цивилизаторами» и «культуртрегерами», тем более, основателями уже существовавших государств. «Дело в том, – говорится в том же “Введении в германскую филологию”, – что в рассматриваемый период Русь находилась на более высокой ступени исторического развития: здесь уже существовали города, а в Скандинавии они возникли позднее, Русь называлась скандинавами Гардарикой – “страной городов”; на Руси раньше начали складываться феодальные отношения; христианизация Руси произошла раньше, чем христианизация скандинавских стран».

Это всё – известнейшие факты. Славянин-скандинав, рус-свей, рус-норег приезжали на Русь Новгородско-Киевскую подобно тороватым и предприимчивым мужичкам-поселянам, приезжающим в большой развитый город (недаром во всех практически работах о «варягах-норманнах» отмечается, что скандинавские «гости», побывавшие на Руси, быстро перенимали обычаи, моды – они возвращались назад в русских меховых шапках, в русских рубахах, штанах, сапогах, плащах – и вводили эту «городскую-гардарикскую» моду у себя в поселениях-виках («vic» = «вис, весь» индоевроп. – селение, посёлок, деревня; слово «викинг-викинк-викинск-ий» означает – «поселковый, сельский, деревенский, выходец из деревни» в отличие от «градника-гардарника-гардаринга» – горожанина, городского жителя или выходца из города-града-гарда)).

Варяги-скандинавы без труда понимали словен, полян и других, все говорили на диалектах одного языка. Варяги-славяне охотно шли на службу к русским князьям, это было престижно, поселковая скандинавская молодёжь мечтала о подобной доле, но не всем выпадала такая честь, брали только отменных воинов. Варяги-скандинавы никогда не разбойничали на Руси – это также отмечено подавляющим большинством российских и зарубежных серьёзных исследователей – они торговали, служили, оседали мирно и тихо в среде этнически- и языково-однородного населения, в обществе более высокого развития.

Но на западе, в среде находящихся на более низкой ступени развития, полудиких «бриттов», германцев и романоязычных предков поздних французов они позволяли себе больше свободы действий – вплоть до разбоя, нападений, погромов, осад (к примеру, знаменитая осада укреплённого посёлка Парижа-Паризия-Лютеции) – в чужеродной среде русы-варяги преследовали свои цели без излишней дипломатии: невольничьи рынки Востока были наводнены рабами, захваченными варягами на землях, где ныне расположены Англия, Франция, Германия. Доходило до того, что в рабство угоняли британских католических монахов и монашенок. Скандинавские язычники-русы, достаточно уважительно относившиеся к ортодоксально-православным священослужителям (на Руси, в «королевстве» Сицилии и Неаполя, в меровингской Франции; беспощадные и кровавые набеги на земли будущей Франции начались лишь после того, как там была свергнута славяно-русская династия Меровингов, исповедовавшая ортодоксально-православную веру византийского образца и на смену ей пришли романо-германцы католики пипиниды), не распространяли такое отношение на иные ветви христианства.

Именно поэтому «англо-саксонские» монастырские хроники, составленные на латыни (предки англичан в VII-XII веках ещё не имели ни своей письменности, ни, по сути, своего «английского» языка, появившегося в результате симбиоза вульгаризированной латыни и германских диалектов к XVII веку), проникнуты откровенной ненавистью к «норманнам»-варягам. Результат противостояния латино-германского Рима и славянской Скандинавии известен: за свои вторжения в «зоны влияния» папского престола варяги-русы поплатились своим языком, землями, культурой – они были практически полностью ассимилированы в процессе уже упоминавшегося «дранг нах норден». И всё же, исторические жители Скандинавии и североевропейского побережья даже в XII-XIV веках говорили если не на чисто славянских диалектах, то на языке чрезвычайно приближённом к ним и относящемся к балто-славянской группе индоевропейской языковой семьи с преимущественным креном в сторону славянской группы.

Научный мир Европы и Америки закрывает глаза на очевидное. И это понятно, в данном случае, на первый план выступают политические соображения. Апологеты норманизма, как одной из составных частей германо-латиноцентризма, понимая, что своей «теорией» они не в состоянии объяснить подавляющего числа фактов и событий, ссылаются, как правило, на «тёмные века» истории. Это удивительно действующая уловка: стоит только в Центре или на Севере Европы засвидетельствовать присутствие славян (а больше там, по сути дела, никого и не было), как это присутствие подвергается замалчиванию и в ход идут ссылки на «тёмные века», на отсутствие материала, хроник, свидетельств и т.д.

Автор данной статьи неоднократно бывал в археологических раскопах Европы и Азии, где все работы были полностью свёрнуты по одной причине – результаты раскопок подтверждали присутствие носителей славянских культур. К сожалению, говорить о том, что современная мировая наука объективна и не лишена политических пристрастий, не приходится. Славянофобия и русофобия в мире (как было показано выше на примере переводных детских энциклопедий) узаконены на уровне государственно-политическом. Славянофобия и русофобия прививаются сотням миллионов людей с детства, со школьной скамьи. Природа русофобии и славянофобии в самом полуторатысячелетнем противостоянии романо-германского мира русам-славянам.

Полтора тысячелетия проводить на практике в самых широких масштабах политику вытеснения славян из Европы, истребления их или порабощения с дальнейшим «онемечиванием» и не пропитаться насквозь духом славянофобии – вражды, презрения, нетерпимости к извечному противнику, невозможно. Поэтому достаточно просто понять авторов детских и взрослых энциклопедий, которые автоматически пишут про «германцев-господ» и «славян-рабов», у них это в крови, глубоко «в мозгах», они пропитаны таким отношением, как молоком матери, с самых «младых ногтей». В этом духе – естественном для них – они воспитывают и подрастающие поколения. Никакие «разрядки напряжённости» и «разрушения берлинских стен» не смогут преломить тысячелетний глубоко усвоенный рефлекс. Тем более, что всё тот же средиземноморский центр, теперь уже опираясь не только на новоевропейских, но и на заокеанских варваров, продолжает инициировать продвижение на восток, подавление славян до полного их исчезновения.

Русофобия порой приобретает карикатурные формы. Так, во «всеобъемлющем справочном издании» английского производства «Религии мира» (Белфакс, 1994) авторы, восторженно, чуть ли не с патетическими слезами воспевающие красоту и величавость германской мифологии, походя с презрением бросают: «Славянские религии – боги страха». Ну, кому ещё, мол, могли поклоняться со страха пугливые «неразумные словени», боящиеся всего на свете: викингов-шведов, бури, грома, грозы... только «богам страха». И тут же привычный русофобско-расистский бред на заданную, впитанную с молоком матери тему: «Совершенно очевидно, что культ Перуна развился под влиянием скандинавского культа Тора; Киев, фактически, был колонией викингов» (с. 124). И это издание, претендующее на «научность» – на переплёте крупно: «специальный научный глоссарий» и т.п.

Воистину, несть числа невежеству и невеждам!

Ведь «Перун», коим клялись русы у Царьграда, это единственный теоним бога-громовника, в чистом виде сохранённый только славянами-русами (и в искажённом виде литовцами) со времени праиндоевропейской общности 5-10 тысячелетий до н.э., ничего подобного у германцев, тем более у «британцев», не сохранилось. А Тор лишь один из поздних – и то не теонимов, а эпитетов того же древнего бога-громовника, табулированного в Центральной и Северной Европе Перуна. Кто составляет справочники! Чрезвычайно печально и прискорбно то, что наиболее пропитан духом славяно- и русофобии именно научный мир Запада и, как следствие, – «европейски образованная», то есть, воспитанная в духе европейской традиционной русофобии, значительная часть российского научного мира и российской интеллигенции. Читателю может показаться, что автор отклоняется от выбранной темы и предаётся публицистическому отступлению. Нет. Затронутый аспект нашей темы чрезвычайно важен, ибо противостояние в Европе начал славянского и германо-романского, их конфликт – и есть сама европейская история, всё прочее лишь детали и частности.

Безусловно, войны и столкновения случались и внутри германо-романского мира. Но при столкновении с миром славянским эти внутренние конфликты отходили на задний план. Натиск на Центр, Север Европы, а затем и на Восток никогда не ослабевал. Как известно, в «застойном тихом болоте» история не вершится, там её просто нет. Исторический процесс идёт параллельно с борьбою миров, эпох, формаций, народов, наций, личностей – он идёт в обстановке постоянного непрерывного, временами импульсивного конфликта. Теперь мы можем свободно говорить не только о некой безликой политической истории, в которой принимают участие классы, группы населения, государства, но и об истории этнической, расовой, национальной. В Европе мы сталкиваемся с феноменом не менее чем полуторатысячелетней расово-политической непрекращающейся войны.

Эту супервойну ведёт средиземноморская раса большой европеоидной расы, имеющая значительную примесь большой негроидной расы и основательную примесь западно-атлантической расы, с растворённым в ней неиндоевропейским (доиндоевропейским) субстратом и реликтовыми протоевропейскими этносами Европы. Она опирается на духовно-политический центр «западноримского» католического толка (протестантизм, лютеранство и прочие западные религиозные течения – лишь формы существования западной иудеохристианской цивилизации). И проводит она активную наступательную гиперстратегию в отношении расы «нордической» и центрально-европейской, включающей в себя подрасы балтийскую, восточно-атлантическую, восточноевропейскую, то есть, в отношении тех, кого можно по праву считать базовым ядром индоевропейской этническо-языковой семьи, против арийского ядра большой европеоидной расы (непосредственно против русов-славян).

Причём, в ходе данной супервойны, особенно в последние три столетия, происходит всё большее смещение понятий, когда представители средиземноморской и переднеазиатской рас, всё в большей степени заполняющие Европу, замещающие этнокультурную лакуну ассимилируемых или истребляемых ими индоевропейцев-ариев, принимают и начинают применять в отношении себя этнонимы поглощаемых. Вследствие этого происходит путаница не только в понятиях, но и в терминологии, в представлениях. Под вполне историческими топонимами и этнонимами возникают, стараниями политиков и «мастеров художественных жанров», совершенно ложные образы, типажи – призраки «истории». И мы начинаем видеть Европу прошлого глазами этих «мастеров»: в местах плотного и постоянного проживания славяноязычных этносов появляются вдруг некие мифические «германцы» – они основывают царства и империи, цивилизуют «погрязших в усобицах славян», несут повсюду прогресс и т.п.

Можно согласиться ещё с подменой в рамках художественных произведений, когда, к примеру, в американских фильмах «Викинги» и «Спартак» варяга-норманна-викинга и руса-фракийца соответственно играет талантливый актёр Кёрк Дуглас – одесский еврей по происхождению. Или, скажем в советском фильме «Семнадцать мгновений весны» роли немцев-«арийцев» исполняют те, чьих сородичей эти «арийцы» морили в концлагерях. Но История – это не художественное произведение, не плод чьей-то фантазии. В Истории подобные подмены, когда один, вполне определённый этнос и его представителей подменяют другим, приписывая историческую жизнь одного народа, его дела и свершения народу другому, захватившему жизненное пространство первого народа, да ещё задним числом, спустя столетия – такие подмены категорически недопустимы.

В рамках большой расовой войны, безусловно, ведётся война идеологическая – мало победить противника, растворить его в себе, уничтожить или оттеснить, надо его победить духовно, растоптать морально, то есть, создать видимость, что идёт не просто жестокая и беспощадная война не на жизнь, а на смерть, но война «справедливая», где свет, просвещение, добро, порядок, прогресс и высшие ценности побеждают хаос, сумятицу, зло, тьму. Вот здесь-то и корни русофобии и славянофобии. Чтобы побеждать противника, причём противника более сильного, многочисленного, талантливого и могучего, надо постоянно разжигать в себе ненависть и презрение к этому противнику, «заводить» себя. И ещё кое-что необходимо делать... Разделять, стравливать и властвовать.

Активная, пассионарная сторона в этом полуторатысячелетнем конфликте действовала и продолжает действовать в этом плане чрезвычайно настойчиво. Будучи изначально во много крат малочисленной и слабее, она умела для решения конкретных задач привлекать на свою сторону племена, народности, союзы племён противника – и их руками сокрушала его, затем столь же изощрённо подавляя и бывших союзников. Таким образом полностью оказались во власти средиземноморской расы во главе с её католическим центром многие подвергшиеся ассимиляции славянские этносы и уже не мифические, а антропологически подлинные германцы, в том числе и упоминавшиеся нами, возникшие в результате долгого этногенеза к XV-XVIII векам шведы, норвежцы, датчане, голландцы, бельгийцы, австрийцы, восточные и северные немцы.

Все, принявшие господство новых хозяев Европы, безоговорочно принимались в лоно новой западноевропейской цивилизации, вплоть до подчинившейся католическому престолу и практически отрёкшейся от своего славянского прошлого, служившей буферной зоной Польши (трагедия польского народа заслуживает особого разговора). Мы вынуждены говорить обо всём этом без утайки, так как без знания механизма извечного европейского конфликта невозможно познать подлинную историю Европы. Активная, романо-германская сторона конфликта, как показало время, не готова идти на мирное сосуществование двух основных противоборствующих рас, её устраивает лишь абсолютное господство.

Наивные, не понимающие хода истории наблюдатели считают, что для того, чтобы войти в «европейское сообщество», достаточно «сменить окрас» – из «красных» стать «белыми», из «коммунистов-совдеповцев» превратиться в «демократов-либералов». Это – заблуждение. Запад не примет Россию и славян, не отрёкшихся от своего славянства, ни в каком виде – только полная ассимиляция, полный переход под власть средиземноморско-атлантического идеологического центра с дальнейшим пребыванием на третьих ролях, то есть, при условии полного растворения на периферии западного германо-романского мира. И немудрено, что все споры и конфликты в Европе и мире разрешаются всегда «мировым» и «европейским сообществом» (по сути, тем же германо-романским миром) в пользу противников славян (примеры – Босния, Хорватия, Косово).

Но, не будем касаться данной темы. После разрушения Варшавского договора и расчленения России «дранг нах остен» продолжается. Этот великий экспансионистский поход начался полтора тысячелетия назад. Сколько ещё веков, десятилетий, а может статься, и лет Россия и славянский мир смогут противостоять ему? Неизвестно. Время покажет. Мы же вернёмся к нашим изысканиям...

Источник

Продолжение следует...



 
•   Хронология
1. Во Вселенной – миллиарды цивилизаций
2. Мы все – пришельцы
3. Археологические свидетельства
4. Первая планетарная катастрофа
5. Новая спецоперация Тёмных
6. Атланты и Атлантида
7. Вторая планетарная катастрофа
8. Всё с начала…
9. Ведические символы
10. Тёмные продолжают наступление
11. Создание «избранного» народа
12. Подготовка к захвату господства над миром
13. Организация повсеместного геноцида Русов
14. Мария и Радомир
15. Вечные свидетели – «Римские» виллы
16. Белые Боги разных народов
17. Русская культура
18. Как было на самом деле
19. Белые люди разных народов


Под Куполом новую серию на http://fanserials.tv/under-the-dome/ добавили.

Страница 1 . 2 . 3 . 4 . 5 . 6 . 7 . 8 . 9 . 10 . 11 . 12 . 13 . 14 . 15 . 16 . 17 . 18 . 19 . 20