Пища Ра
Древняя цивилизация славяно-ариев – возврат из забвения

Хронология

8. Всё с начала…

Страница 1 . 2 . 3 . 4 . 5 . 6 . 7 . 8 . 9 . 10

«В русском народе ещё сохранилась драгоценная искорка духовной чистоты, ко-
торую уже полностью утратили другие народы или просто никогда её не имели»


Правители Великой Империи наших предков

Великая Тартария – огромная страна, занимавшая почти весь евроазиатский континент и существовавшая ещё в конце 18 века, была именно страной, а не территорией, как некоторые «исследователи» пытаются представить. Свою точку зрения они аргументируют тем, что английское слово country означает, как страну, так и территорию, значит и Великая Тартария была всего лишь территорией, а никакой не страной. Ну так называли эту часть Азии западные картографы. Действительно, английское слово country означает и страну, и территорию. Однако такой подход к теме существования или не существования огромной державы на евразийском континенте вызывает несколько вопросов.

Во-первых, почему критики существования государства Великой Тартарии берут за основу английский язык? Ведь, большое количество энциклопедий в 17-18 веках издавалось на французском языке, который в то время был международным, и только потом их переводили на английский. Первое издание Британской энциклопедии вышло лишь в конце 18 века – в 1771 году. А во французских энциклопедиях, которые появились в начале 18 века, Великая Тартария названа именно страной – PaÏs на средне-французском, и это слово имеет одно значение – страна.

Страница из Британской Энциклопедии 1771 г. Во-вторых, в той же британской энциклопедии, в разделе «География» есть таблица, в которой авторы энциклопедии перечислили все известные им страны и указали их площади и столицы. И столицы Тартарий там названы, а, как мы понимаем, у территории столицы быть не может.

Так, по сведениям составителей энциклопедии, в Азии находится три Тартарии. Московская со столицей в Тобольске – площадь 3 050 000 квадратных миль (втрое больше, чем государство Россия со столицей в Петербурге – 1 103 485 квадратных миль). Независимая Тартария со столицей в Самарканде и площадью 778 290 квадратных миль и Китайская Тартария со столицей в Чиньяне (Chinuan) площадью 644 000 квадратных миль.

Авторы британской энциклопедии ничего не могли сказать о государствах, расположенных восточнее Московской Тартарии, а они были, и об этом вскользь говориться в энциклопедиях французских. Но до подавления «восстания Пугачёва», а по сути, захватнической войны с остатками Великой Тартарии, туда никого не пускали и поэтому либо сведений о ней мало или вообще нет, либо эти сведения носят самый поверхностный характер, больше похожие на пересказ слухов и сплетен. Единственное, в чём все авторы абсолютно солидарны, в том, что эта страна огромна.

Вот, например, что говорится о Великой Тартарии в голландской энциклопедии на французском языке из 7 томов «Исторический Атлас или новое введение в историю, хронологию и географию, древнюю и современную…» Анри Абрама Шатлана (Henri Abraham Chatelain (1684-1743)), впервые изданной в Амстердаме 1705 году. В ней представлены новые карты того времени, статьи об истории возникновения государств и империй мира, их взлётов и падений и их правителей. В пятом томе этой энциклопедии, на странице 87, находится карта Великой Тартарии с пояснениями в правом верхнем углу, которые гласят:

«Эта Тартария называется Великой, чтобы отличить её от Малой, которая является частью Европы. Её размер значителен, если брать от границы Черкесии (Circassie) до канала или пролива Picko, которая, исходя из наблюдений, сделанных иезуитами, посланными в Сиам, находится на долготе, намного меньшей, чем с 69 до 192 градусов, в которые её обычно помещают.

В этой стране живёт совсем немного народу пропорционально её огромной [территории]: там мало городов и много пустынь. В очень многих местах земля там невозделанная и только ближе к центру на ней производится самый лучший в мире ревень. Там есть много белых медведей, горностаев и cоболей, мех которых составляет основу торговли страны».

Скажем прямо, не густо. Это всё, что могли разведать и выдумать полчища различных шпионов от «купцов» до иезуитов, которые наводнили страны, граничащие с Великой Тартарией, куда чужаков не пускали. А после того, как Романовы её разгромили в Мировой войне (и это была именно Мировая война, поскольку вся «прогрессивная» Европа помогала Романовым уничтожать последнюю Ведическую Империю), Великую Тартарию решено было стереть из памяти цивилизации и, естественно, никто не стал предпринимать усилия по уточнению и расширению знаний об этой огромной стране.

Более того, известно высказывание «российского» историка Миллера о Сибири как «земле неисторической», как известна и его деятельность по превращению её в таковую, так что мы вряд ли узнаем какие-нибудь подробности о жизни государства Великая Тартария, например, где была его столица.

Тем не менее, сохранились отрывочные сведения о её флаге, гербе, символах а также о правителях – Великих ханах, названия которых писали как Le Grand Cham (Cam, Kam) de Tartarie или Empereur de Tartarie. Здесь надо отметить, что написание слова хан на французском языке, не имеет никакого отношения к библейскому Хаму, сыну Ноя. Дело в том, что во французском языке сочетание ch даёт звук ш, а сочетание am читается как an. Так что ханами их называли иностранцы, не хамами.

Генеалогия древних императоров Тартарии, потомков Чингизхана О правителях Великой Тартарии говорится в том же «Историческом Атласе» Шатлана, где в 5 томе на стр. 94 приведено генеалогическое дерево чингизидов – Генеалогия древних императоров Тартарии, потомков Чингизхана (Genealogie Des Anciens Empereurs Tartares, Descendus De Genghiscan).

И далее до стр. 110 идёт текст о ханах Тартарии, начиная с Чингизхана. Здесь надо заметить, что никаких монголов и татар в тексте вы не найдете, речь всегда идёт о моголах (Mogol) и тартарах (Tartares). И снова заметим, что буква r в последнем слове не читается только в английском языке, в остальных же – французском, испанском, немецком и, естественно, латинском, читается. Так что речь идёт о тартарах, не татарах, как это ни прискорбно будет для критиков существования государства Великой Тартарии.

Внизу генеалогического древа чингизидов расположена карта довольно схематичная Великой Тартарии (Tartaria Magna) со следующими историческими примечаниями:

«Тартария, которая до сих пор была страной абсолютно неизвестной, как для географов, так и для историков, представлена здесь точно в своих естественных границах благодаря стараниям известного г-на Витсена, который пожаловал нам точную карту, с которой была снята точная копия.

Знаменитая стена протяженностью 400 лье, которая отделяет её от Китая, не смогла остановить тартар от вторжения и, к огорчению китайцев, превращения в хозяев их страны в 1645 году. Тем не менее, в Тартарии есть ещё много правителей, имён или мест их проживания которых до сих пор неизвестно.

В центре этой огромной страны находятся свободные народы, которые не имеют постоянного места проживания, но которые живут на открытой местности на телегах и палатках. Эти люди распределяются в войска, которые называются Ордами.

Считается, что Тартария состоит из нескольких королевств и говорят, что более тысячи лет тому назад типографское искусство было придумано в королевстве Тангут. Сложно точно сказать, когда тартары стали хозяевами всей страны, которая расположена между Танаисом и Борисфеном и, которая сегодня называется Малой Тартарией.

Но что касается Китая, война, которую вели тартары с этой страной, началась 2341 лет до н.э. По словам иезуита отца Марени, который в 1655 году утверждал, что тартары непрерывно ведут войну с китайцами вот уже на протяжении 4000 лет.

В 1280 году тартары стали хозяевами Китая и тогда род Ивен (Iven) начал там править в течение 89 лет.

До 1369 году китайцы изгнал тартар и трон заняли правители по национальности и из рода Мим (Мин. – Е.Л.).

В 1645 году Тартары под предводительством короля Xunchi, которого называют Великим ханом, вновь захватил Китайскую империю. Род Тартарского князя царствует там по сей день…»

В общем, хотя эти исторические примечания в большинстве своём оставляют нас в некотором недоумении своей отрывочностью, поверхностностью и, в общем-то, безграмотностью описания огромной богатой страны, они порождают больше вопросов, чем дают ответов. Да и говорится всё больше о Китае, чем о Тартарии, но всё же есть кое-какие интересные моменты.

Здесь говорится о существовании нескольких тартарских правителей, а значит, возможно, и государств, но кто они и что это за государства, каковы отношения между ними и метрополией, где находятся их столицы, авторам неизвестно по указанной выше причине. Поэтому в примечаниях речь всё больше идёт о Китае, который в 17 веке наводнили иезуиты и, которые могли получить информацию, как об отношениях Китая со своим северным соседом, так и кое-какие крохи о самом северном соседе. Хотя и эти крохи удивляют.

Так, например, нас поразила информация о войне тартар с китайцами, которая длилась даже не десятилетия – тысячелетия! Она длилась даже после тяжёлой войны с Китаем, которая произошла более 7000 лет назад и в честь победы в которой наши предки ввели новый календарь – от Сотворения Мира в Звёздном Храме.

Вполне возможно, что иезуит подразумевал не полномасштабные боевые действия, а какие-то конфликты и стычки, но постоянные и на протяжении такого долгого срока. Но это всего лишь предположения, пока не основанные ни на чём. Так что, похоже, наши прежние руководители погорячились, объявив китайцев «братьями навек». Увы, авторы энциклопедии не удосужились назвать причину, по которой тартары так долго конфликтовали с китайцами и так упорно стремились их завоевать. Скорее всего, не знали, а возможно уже тогда начали создавать образ «ужасного северного тоталитарного монстра», который нападает на «маленьких гордых птичек».

Ещё очень удивило упоминание о книгопечатании в Тангуте, как мы понимаем, одном из государств Тартарии, 1000 лет назад. Жаль, что подробностей также никаких не приведено.

Ещё интересна ссылка на источник «точной карты» Тартарии – г-н Витсен. Речь идёт о Николасе Витсене (Nicolaes Witsen (1641-1717)). Он был потомком влиятельной голландской семьи, известным учёным, картографом, коллекционером, писателем, дипломатом и многократно избирался на пост бургомистра Амстердама. Витсен несколько раз был в России и даже написал книгу «Путешествие в Московию 1664-1665».

Несколько лет назад в России была издана его книга «Северная и Восточная Тартария» в трёх томах. При жизни голландца она явилась обширным комментарием к подробной карте Сибири, которую Витсен издал.

Увы, ничего стоящего о Великой Тартарии Николас Витсен не написал. Ни об организации этого государства, ни о его политике, ни об экономике, ни о его великих людях – ничего. Лишь описание диких племён, которых он называет дикими тартарами, проживающих на границе с Китаем, а также описание других народов, например, черкесов, грузин, узбеков, калмыков и др.

Николас Витсен «Северная и Восточная Тартария» Народы Тартарии, описанные Витсеном – дикие и варварские, и только некоторые – оседлые, да и те живут в шалашах или ямах, покрытыми шкурами зверей. Кроме того, они даже не язычники, поклоняющиеся идолам, а вообще исповедуют какие-то первобытные верования, поклоняясь развешенным на деревьях убитым животным. Города-то у тартар есть, но всё равно они практически поголовно кочуют. То есть, огромное количество городов, изображённых в Чертёжной книге Сибири Ремезова, кто и как их построил, и чем занимались люди, живущие в них, Витсен обходит молчанием. В общем, все тартары дикие, дикие и ещё раз дикие.

Поскольку сей труд, далеко не дешёвый, был разослан во многие библиотеки России, то сдаётся нам, что здесь мы имеем дело с хорошо продуманной диверсией. Поскольку информацию о Великой Тартарии уже никак невозможно скрыть – слишком её много выплеснулось в Интернете, то противники того, чтобы люди могли узнать правду о прошлом и не просто прошлом, а великом прошлом, своей страны, решили поступить просто – не можешь победить, возглавь. Вот и выпустили поделку очень в духе зарубежных энциклопедий 17-18 вв, в которых о Тартарии рассказывали всяческие небылицы, полуправдивые истории разных путешественников, зачастую даже и не бывавшие в тех местах, о которых они рассказывали.

На вопрос же о том, откуда Шатлан взял столь подробную информацию о Чингизхане и его потомках для своего «Исторического Атласа», ответ может быть следующий – оттуда же, откуда её брали и другие.

Так, например, в 1710 году в свет вышла книга «История Великого Чингизхана, первого императора древних моголов и тартар» (Le Histoire de Genghizcan le Grand, premier empereur des anciens Mogules et Tartares), написанная Франсуа Пети (François Pétis (1622-95)), переводчиком французского королевского двора Людовика XIV с арабского и турецкого.

Полное название книги: «История Чингизхана, первого императора древних моголов и тартар в четырёх книгах, содержащая описание его жизни, развития и завоеваний, с краткой историей его преемников до сегодняшнего дня, образ жизни, обычаи и законы древних моголов и тартар, и географию обширных стран, таких как Моголистан, Туркестан, Кыпчак (Capschac), Югурестан и Восточной и Западной Тартарии». Через 12 лет эта книга была переведена на английский Пенелопой Обин (Penelope Aubin (1679-1731)), английской романисткой, поэтессой, драматургом и переводчиком.

Если посмотреть в самый конец книги, то там есть раздел, в котором указаны авторы-источники, у которых составители позаимствовали материал о Чингизхане. И, по правде сказать, этих авторов достаточно много. Отдельно идут авторы азиатские, в основном арабские (27 страниц мелким шрифтом с указанием работ, года их создания и кратких сведений об авторе) и европейские – латинские, греческие, древние и современные авторам книги (12 страниц).

Сведений о Чингизхане оказалось на удивление немало, а вот с изображениями первого императора тартар, который основал величайшую империю мира, просуществовавшую достаточно долго, оказался некоторый дефицит, что очень странно. Однако они есть, и мы представляем некоторые изображения Чингисхана из старинных миниатюр и гравюр, которые были найдены в Сети.

Коронация Чингисхана. Миниатюра из «Книги о разнообразии мира» итальянского купца Марко Поло (1254-1324) Сон Чингисхана. Белый рыцарь предсказывает его коронацию. Миниатюра из «Цветника историй земель Востока» (или «Истории тартар) Хайтона Коронация Чингисхана. «Цветник историй земель Востока» (или «История тартар) Хайтона Смерть Чингисхана. Миниатюра из средневекового манускрипта «Книга чудес» Марко Поло Чингисхан на смертном одре. Миниатюра из «Книги о разнообразии мира» итальянского купца Марко Поло (1254-1324)

Представлены следующие рисунки: Коронация Чингисхана. Миниатюра из «Книги о разнообразии мира» итальянского купца Марко Поло (1254-1324). Сон Чингисхана. Белый рыцарь предсказывает его коронацию. Коронация Чингисхана. Миниатюра из «Цветника историй земель Востока» (или «Истории тартар») Хайтона (Хетума) (середина 1240-х-1310-е). Смерть Чингисхана. Миниатюра из «Книги» Марко Поло.

Чингисхан на смертном одре. Гравюра из «Универсальной Космографии» Себастьяна Мюнстера, Швейцария, 1588 Чингисхан. Гравюра из неизвестной старинной книги Чингисхан пьёт с баязидкой. Недатированная гравюра Чингисхан. Пьер Дюфло, 1780 г. Бюст Чингисхана, Маска парк, Стамбул, Турция

Здесь представлены следующие рисунки: Чингисхан на смертном одре. Гравюра из «Универсальной Космографии» Себастьяна Мюнстера, Швейцария, 1588. Чингисхан. Гравюра из неизвестной старинной книги. Чингисхан пьёт с баязидкой. Недатированная гравюра. Чингисхан. Пьер Дюфло, 1780 г.

Как видно из этих изображений, европейцы представляли Чингисхана белым человеком, а никаким не монголоидом, что в 14 веке, что в 18 и неважно, что они могли перепутать Чингисхана и Тамерлана (Баязиды воссели на оттоманский престол на век с лишним после Чингисхана и с ними воевал Тамерлан, его преемник). Так что, возможно, что на гравюре изображён именно он. Но написано то, что написано (Genghis khan drinking with bayezid's woman).

В любом случае, получаем ещё одно доказательство тому (из собранных нами), что Тамерлан также был белым человеком, а не монголоидом. Кстати, османский султан Баязид I был рыжеволосым и светлоглазым человеком. Турки порадовали снова. Мы уже рассказывали, что они построили музей основателя Оттоманской империи Османа I в городе Сёгут. Там же есть небольшая галерея бюстов практически всех основателей империй, какие только известны в мире в настоящее время. Копии этих бюстов они поместили и в Стамбуле, в том числе и бюст Чингисхана. Он также изображён человеком белой расы.

Европейские черты Чингисхана вполне объясняются тем фактом, что люди белой расы, которые проживали в огромной стране, которую иностранцы называли Великой Тартарией, раньше называлась Скифией, а они, соответственно, скифами. Стоит только взглянуть на реконструкцию внешнего вида скифов по результатам раскопок скифских курганов и на то, как себя сами изображали скифы, и все вопросы по поводу того, как они выглядели, снимаются. О том, что Скифия и есть Великая Тартария, упоминали известные европейские энциклопедисты, работы которых мы перевели и опубликовали на нашем сайте: «Всемирная география» Дабвиля, «Всемирная история» Дионисия Петавиуса и «Атлас Азии» Николаса Сансона. Об этом же упоминает и «История Великого Чингизхана, первого императора древних моголов и тартар» Франсуа Пети.

Вот, например, что он пишет о происхождении Чингисхана:

«Он был сыном хана по имени Pisouca или Yesouca, который правил в древнем Моголистане, стране, которая находилась в Великой Тартарии, провинции Каракатай. Эта Великая Тартария в Азии, так же как и Малая Тартария в Европе ни что иное, как страны, которые в прошлом назывались Скифией. Тогда там было множество царств, но сейчас они поделены между столькими многими правителями, что практически невозможно представить полный список их количества или имён.

Восточные авторы предпочитают разделять их на четыре части.

Первая – Кыпчакия (Capschac), которая состоит из множества великих провинций, среди которых находится Getes, которая находится к востоку от могулов и к северу от Трансоксианы и страны, которую омывает река Сибон (Sibon или Ox).

Вторая часть – Загатай (Zagatay), которую древние называли Трансоксианой (Transoxiana), а арабы – Maouarannabar.

Третья часть – Каракатай (Caracatay), в которую входит Туркестан, страна найманов (Naimans), страна гелаиров (Gelayrs), из которых вышла часть кераитов (Keraites), страна уйгуров (Yugures), Тангут, Хотбан (Khotban or Kbyta or Koutan), страна калмыков и царство Courge, которое граничит с Китаем и морем.

Четвёртая часть состоит из древнего Моголистана, что есть Гог и Магог, и чьё местоположение очень по-разному описывается историками, как страну, которой действительно владел Чингисхан:

Одни располагают её в Малой Азии, другие в Лидии, другие в Колчи (Colchis) [так греки называли Южный Кавказ. – Е.Л.] и Иберии и некоторые путешественники размещали её в стране первых скифов, за Китаем на северо-востоке Азии, пытаясь поддержать предположения, что дети Магога, второго сына Яфета, пришли с севера Европы на север Азии, где они дали имя стране, в которой поселились. В общем, эта страна располагается на самом востоке, к северу от Китая, и всегда была густо населена. Восточные писатели называют людей, которые в ней живут могулами (Moguls), а европейцы дают им другие названия» (стр. 4-5. Здесь и далее перевод английского варианта «Истории Чингисхана»).

Ещё несколько упоминаний о Скифии из этого источника. Когда родился Чингисхан, ему было предсказано в скором времени стать «Великим Ханом всей Скифии» (с.14). Несториане, которых в Тартарии было достаточно много, отписывали письма своим начальникам, что они «обратили в большую часть народов Скифии» и что Ounghcan, правитель кереитов, является тем самым пресвитером Иоанном, который основал христианское государство в Азии и писал письма Папе и европейским монархам, что, мягко говоря, не соответствовало действительности, о чём и замечает 4-томник о жизни Чингисхана, подчёркивая, что он только лишь позволил христианам жить на своей земле и исповедовать их религию (с. 26).

Есть ещё несколько любопытных фактов, которые описываются в книге, например, превращение скифов в тартар:

«С тех пор как несколько скифских народов, которые стали подданными Темуджина (Temugin), стали постепенно называться общим именем, либо могулами, либо тартарами, но последнее название, в конце концов, прижилось более, и теперь всех скифов называют тартарами, как на западе, так и в южных частях Азии.

По правде говоря, название тата или татар (Tata or Tatar) не так уж и неизвестно на востоке и севере. Его давно употребляли китайцы. До пришествия нашего Господа Исуса Христа и некоторое время после они воевали с народом, который был им известен под именем тата. Это были без сомнения Soumoguls и другие народы, поскольку имя тартар нигде не было известно до времён Чингисхана. Также следует заметить, что в китайском алфавите нет буквы r, поэтому они произносят тата вместо тартар» (с. 63).

«Название Каракатай было дано стране скифов после жестокой войны скифов с китайцами. Сначала скифы в ней побеждали и, чтобы закрепить удачу, вошли в китайское царство, но, проиграв одну важную битву, они были вынуждены отступить и возвратиться в свою страну. Король Китая решил не терять преимущество этой победы и послал им вдогонку двух своих военачальников, которые их разбили и принудили к повиновению.

Он сделал более того. Страшась, что скифы поднимут бунт, он сделал этих двоих военачальников, что победили скифов, их ханами или правителями, и они стали строить форты и укреплённые города для колонизации китайскими войсками, которые он посылал для устрашения. Эти войска должны были охранять страну и держать народ в повиновении, но со временем их потомки забыли китайские обычаи и, живя среди скифов, сами стали скифами. И в конечном итоге, Китай стал их злейшим врагом.

Когда король Китая поставил над песчаной Скифией своих военачальников, он дал ей имя Каракатай, созвучное с именем его страны Катай (Cathay), чтобы обозначить завоевание, которое он совершил. И, поскольку эта страна стала приобретённым владением, он добавил эпитет кара, слово, которое тартары и турки употребляют для обозначения чёрного цвета, чтобы различать одну страну от другой, и тот факт, что Каракатай – бесплодная и неприветливая страна, а Катай, то есть, Чина (Китай) – прекрасная страна, обильная и полная всяких приятных вещей» (с. 66).

Тестем Чингисхана был хан найманов по имени Таянхан (Tayancan), один из сильнейших ханов Каракатая, который объявил войну своему зятю. И угадайте, к какому народу относит их «История Чингисхана» Франсуа Пети? «Эти найманы были народом, который древние называли скифы-исседоны и их столицей был Исседон Скифский, который современники называют Succuir» (с. 67).

Конечно, некоторые географические и другие сведения, которые приводятся в этой книге, и претендуют на точность, таковыми вовсе не являются, и, конечно, полностью доверять им нельзя, но какие-то крохи представляют интерес. Надо отдать должное автору, который приводит сразу несколько точек зрения, как в случае расположения страны Моголистан, и показывает нам, какой разброд и шатание царил в европейской географической науке в то время в отношении огромных азиатских просторов. Кроме того, в самом начале книги он честно признаётся, что произношение имён собственных большая часть европейских авторов выполняла по собственному усмотрению, иными словами, кто во что горазд. Вместо Ahdallah писали Gabdole, вмест Emir AlmouminiMiramomolin. И даже Марко Поло не избег этого – вместо Genghiscan он писал Cingiscan. Так что будем и это иметь в виду и дальше читать «Историю Чингисхана»...

Вообще-то да, написание имён в этой книге отличается от принятых в современной истории. Так, например, мы привыкли считать, что отца Чингизхана звали Есугей, но здесь он называется Pisouca или Yesouca, первую жену звали Бортэ, но здесь она названа Purta Cougine, родоначальником рода Борджигинов, откуда проихсходил Чингизхан, считается Бодончар, который здесь назван Buzengir, хан кереитов, сыгравший важную роль в жини Чингизхана, называют Ван-ханом, а в книге он Ounghcan.

Единственное, в чём нет расхождений – это настоящее имя «потрясателя Вселенной», ибо Чингизхан – это титул, который он получил на курултае весной 1206 года, а звали его Темуджин. Все авторы единодушны – отец назвал его так по имени военачальника Темуджинхана (Temugincan), которого он победил. Однако нам ранее было неизвестно, что побеждённый хан был военачальником объединённых сил сомоголов или тартар (Soumouguls or Tartars) из Каракатая, которые часто нападали на его страну. Была кровавая битва, в которой отец Чингизхана победил, и в честь этой победы он дал имя военачальника своему вскоре родившемуся сыну. Здесь интересен тот факт, что ставится знак равенства между тартарами и моголами, пусть и с приставкой «со» или «су».

По правде сказать, европейские историки имели достаточно смутное представление о том, кто есть моголы и тартары, и откуда произошло их название. Так, например, католический монах-францисканец Джованни Плано Карпини (1182-1252), который, как считается, самым первым посетил могольскую империю и встречался с Батыем, писал: «В восточных краях есть некая страна... Монгал. В старину в этой стране было четыре народа: один из них назывался йека-монгал, то есть великие монгалы; второй – су-монгал, то есть водные монгалы; сами же они именовали себя тартарами по названию некоей реки, которая протекает через их землю и называется Тартар».

Свой опыт посещения империи итальянец изложил в рукописях Historia Mongalorum quos nos Tartaros appellamus («История Монгалов, именуемых нами Татарами») и Liber Tartarorum («Книга о Тартарах»).

Другой францисканец, некий брат Бенидикт, дополняет его: «Моал [по-тартарски] – земля, монголы – означает [имя] жителей земли. Однако сами [они] называют себя тартары от [названия] большой и стремительной реки, которая пересекает их землю и называется Татар. Ибо тата на их языке означает [по-латыни] «тащить», а тартар – «тянущий».

Монах-бенедиктинец Матфей Парижский (1200-1259), англичанин, несмотря на «фамилию», создатель «Большой хроники» («Chronica majora»), писал о тартарах: «А называются они тартарами от [названия] одной реки, протекающей по горам их, через которые они уже прошли, именуемой Тартар…».

Как это ни удивительно, но реку Тартар действительно можно найти на средневековых картах.

Река Тартар на средневековой карте Река Тартар на средневековой карте Река Тартар на средневековой карте Река Тартар на средневековой карте Река Тартар на средневековой карте

На некоторых картах также видно несколько городов этого народа, в том числе города Тартар и Монгул. Примечательно, что на картах после 17 века они пропадают. Исследователи соотносят реку Тартар с современными реками Колыма или Лена. Так что Пети был прав, помещая Моголистан на север, как и страну «первых скифов». То есть и моголы с тартарами и «первые скифы» пришли с самого что ни на есть севера. Возможно даже, с территории Гипербореи.

Вернёмся, однако, к книге Пети о Чингизхане. Помимо различного написания имён собственных, в ней также есть некоторая информация о жизни Чингизхана, отличная от общепринятой. Так, например в книге Пети сказано, что Темуджин женился в 14, а не в 16 лет, что первым его ребёнком была дочь, а не сын, что первую жену похитили меркиты, но не оставили себе, а отдали её хану кереитов Ван-хану, который «отнёсся к ней как к дочери» и вернул Темуджину. Отличия, на самом деле, не очень существенные, однако Пети приводит информацию, которая до сих пор нигде не приводилась.

«В седьмом веке было два вида могол. Одних называли моголы Dirlighin, а других Niron. Продолжение этой истории покажет, почему они так назывались. Моголы Dirlighin были народом Конгората, Берласа, Меркута, Курласа (Congorat, Berlas, Mercout, Courlas) и многих других. А жители Меркита, Тангута, Мерката, Жумогула, Ниронкаята, Екамогула (Merkit, Tanjout, Mercaty, Joumogul, Nironcaiat, Yecamogul) и некоторые другие назывались моголы Niron, среди которых Екамоголы и Ниронкаяты принадлежали семье Чингизхана.

Слово «каят» означает кузнец. Кабалкан (Cabalcan), прадед Чингизхана, добавил к имени Нирон слово каят, чтобы отличаться от других ханов племени Нирон. Под этим именем стало известно его собственное племя. С этого времени это имя, как почётное звание, осталось не только за племенем, но и за самим ханом. Происхождение этого слова ведёт к неким людям, которые жили в самых отдалённых северных частях Моголистана, которых называли каяты (Cayat), потому что их вожди обустроили производство металлических изделий в горе под названием Arkenekom, чем это племя моголов заслужило огромное уважение и высокую оценку, поскольку вся страна моголов получила преимущество от этого изобретения. После этого они называли этих людей кузнецы из Аркенекома.

И т.к. предки Чингизхана, будучи им роднёй, ввиду союзов с этим народом, некоторые писатели обнародовали тот факт, что этот принц был сыном кузнеца и сам занимался этим ремеслом.

Что ещё позволило им сделать такую ошибку – это тот факт, что каждая могольская семья, чтобы сохранить память об этих прославленных основателях или кузнецах, имели обычай праздновать первый день года, во время которого они сооружали кузню с мехами, в которой они зажигали огонь и раскаляли кусок железа, который они ударяли молотками на наковальне. Эта ковка предварялась и завершалась молитвами.

Эти писатели, без сомнения, не зная о значении этого обряда и не ведая, почему семья Чингизхана носила фамилию Каят, были убеждены, что этот хан был кузнецом и, что, во благодарение богу, поднявшем его на трон, установил этот обычай.

Однако те историки, которые, ведомые любознательностью, провели свои изыскания в древность, составили о нём другое мнение. Все они говорят о его отце, Pisouca Behader*, как о самомм могущественном хане древних моголов. Они говорят, что он правил двумя большими королевствами, женился на Oulon Aikeh, дочери одного хана, его родственника, который одержал множество побед над своими врагами.**

Видно вполне ясно, что низкое рождение, приписываемое ему, идёт от невежества или злобы этих авторов, в то время как его отец происходил от Бузенгира (Buzengir), прозываемого Справедливым, чья слава была настолько велика, как в восточных, так и в северных частях Азии, что там не нашлось никакого значительного принца, который не был бы счастлив породниться с ним или быть его союзником. Мы можем быть уверены, что Чингизхан, сын Pisouca, был рождён принцем или ханом.

* Могольские императоры числом 21 правили в Персии 150 лет, среди которых был Чингизхан, сын Pisouca.

** Величайшим ханом был Бузенгир (Buzengir), от которого происходят все моголы» (стр. 6-7).

(Примечание: на французском языке моголы так и пишутся – mogols, а на английском – moguls. Слово «могол» разные авторы писали по-разному: Mungali, Mugals, Mongous, Monkoux, что тоже говорит о том, что чётких и однозначных сведений об этом народе не было.)

Вот, это да! Монголы, которые по официальной истории были исключительно кочевниками, оказывается, имели развитое кузнечное дело. Причём, достаточно древнее, настолько древнее и важное, что оно удостоилось отдельного обряда, причём не когда-нибудь, а в первый день нового года.

К сожалению, Пети больше ничего не сказал о выплавке металла моголами. А, ведь владение технологией выплавки металла и в наши дни даёт любой стране достаточно серьёзное преимущество перед странами, которые ею не владеют, а уж о временах Чингисхана и говорить не о чём. Понятно, что историкам интересней описывать грандиозные битвы и многочисленные армии. Это должно быть захватывающе. А, вот, объяснять, откуда у этих армий бралось оружие в таком количестве, совсем неинтересно.

Где брали сырьё – железную руду, где размещали производство по её переработке, как и где ковали металл, как организовывали доставку – скукота! А, ведь масштабы производства должны быть впечатляющими, даже, если считать, что в армии Чингисхана было не сотни тысяч воинов, а десятки тысяч. И наличием обозных кузнецов это объяснить не получится.

У моголов (они же тартары) должно было быть что-то вроде металлургической промышленности. И она у них была. Тот же Матфей Парижский, помимо всяких страстей о моголах, сообщает также: «Одеты в бычьи шкуры, защищены железными пластинами». Интересный факт. Технология производства металла для самурайского меча – катаны – называется «tatara», как и печь для её выплавки.

Да, Пети ничего не сказал о металлургической промышленности на Евразийском континенте. Да и не мог он ничего сказать, по той простой причине, что европейские историки вообще имели (и имеют до сих пор) смутное представление о том, что происходило на огромных просторах Великой Тартарии. Даже несмотря на то, что они качественно наводнили своими шпионами-иезуитами все близлежашие к ней страны. (Например, американский историк Давид Мангелло (David E. Mungello (род. в 1943 г.) полагает, что с 1552 и до запрещения ордена в 1773 г. в Китае активно действовали в общей сложности 920 иезуитов-миссионеров).

Однако то, что не было известно европейским историкам 17 века о металлургии древности, знают современные археологи, хотя некоторые их открытия старательно замалчиваются. Так, например, в 70-е годы 20 века советский археолог Леонид Хлобыстин открыл бронзолитейные мастерские на полуострове Таймыр 3-2 тысячелетия до н.э. (Доклад об этом откытии сделал выдающийся российский археолог, кандидат исторических наук Сергей Валентинович Гусев на конференции «Дорогами ариев» в 2015 году).

Современная российская наука не спешит признавать тот факт, что за полярным кругом существовала развитая цивилизация, обладавшая технологиями выплавки металлов достаточно высокого уровня для своего времени, поскольку этот неудобный для традиционной истории факт может косвенно подтвердить существование Гипербореи, которую настойчиво ищут независимые исследователи. Той Гиперборея, которую Клавдий Птолемей описывал в своей «Географии»:

«За Сарматским разливом лежит огромный остров, который называют Скандия или Эритий. И это есть легендарная страна наших предков гипербореев, горнило народов, кузница народов мира. Там с Ритейских гор исходят великие реки и вдоль их – славнейшие в мире луга с бесчисленными стадами скота. Там плодородные поля среди великих лесов, и нигде земля не даёт больших урожаев. Отсюда распространилось умение обрабатывать землю и ковать металл…»

Не очень широко известно также, что в середине 2 тыс. до н.э. на огромных пространствах от бассейна Днепра до Саяно-Алтая активно развивалось и укреплялось горно-металлургическое дело. Древние мастера горных дел активно разведывали и разрабатывали медные и оловорудные месторождения. Для того, чтобы оценить масштаб их деятельности, приведём выдержку из работы доктора исторических наук, профессора, член-корреспондент РАН Е. Черных и доктора наук Института истории Испанского центра научных исследований Марии Исабель Мартинес Наваррете «Древняя металлургия в глубинах евразийских степей»:

«В середине III тыс. до н.э. археологические общности Евразии, знакомые со свойствами меди и бронзы, занимали площадь не более 10-11 млн. кв.км. На рубеже III и II тыс. до н.э. народы континента вступили в эпоху поздней бронзы, что ознаменовалось стремительным распространением металлоносных культур на площади до 40-43 млн. кв.км. Эти события повлекли за собой кардинальные сдвиги в развитии горно-металлургического производства и формирование в Евразии протяженной цепи обширных систем металлургического производства, которые получили в научной литературе название «металлургических провинций». Структура каждой из провинций включала в себя ряд родственных и тесно взаимосвязанных металлопроизводящих центров…

Наибольшее впечатление производит гигантский горно-металлургический центр Каргалы на территории современной Оренбургской области. Каргалинское рудное поле занимает около 500 кв.км, на нём зафиксировано до 35 тыс. древних и старинных выработок – шахт и карьеров. Общая протяженность лабиринта подземных разработок исчисляется многими сотнями километров.

Наиболее ранние следы эксплуатации Каргалов относятся ещё к периоду ямной культуры (конец IV- начало II тыс. до н.э.). Этим временем датируется подкурганное погребение юного мастера-литейщика в самом центре Каргалов. Несравненно более активные разработки каргалинской руды осуществлялись позднее, во времена срубной культуры (XVII-XV вв. до н.э.).

В те столетия существовало не менее двух десятков поселений горняков и металлургов, среди которых наибольшую известность получило селище Горный. Обитатели Горного спускались к рудным линзам по стволам расположенных рядом с селищем бесчисленных шахт. Мастера-металлурги здесь же, на поселении, выплавляли из руды медь и отливали разнообразные изделия. Объём меди, выплавленной в эту эпоху бронзы из 5 млн. т добытой и переработанной руды, колеблется, по разным подсчётам, от 55 до 120 тыс. т, что не может не поражать своими гигантскими масштабами. Громадная масса костей домашних животных – коров, овец и коз, полученных в обмен на руду и металл, – говорит об активнейших процессах товарообмена. Руду и медь с Каргалов увозили на запад и юго-запад. Площадь охвата каргалинского экспорта приближалась к 1 млн. кв.км…»

Съёмка с вертолёта участков Каргалов со следами засыпанных горных выроботок» На фото представлена съёмка с вертолёта участков Каргалов со следами засыпанных горных выработок, а в своей работе авторы приводят фотографию каргальского поселения 2 тыс. до н.э. «Горный» на холме, окружённом более чем тысячью шахт. Людей, которые занимались этим производством, учёные называют андроновцами, а культуру – срубно-андроновской (от Урала до бассейна Днепра общностью срубная, а к востоку от Урала до Саяно-Алтая – андроновская). Это были люди белой расы.

В конце 2 тыс. до н.э. металлургическое производство в Каргалах было свёрнуто и люди ушли из этих мест по неизвестным для науки причинам, скорее всего, на юг, в связи с изменением климата, но знания и навыки в металлургии белые люди не растеряли. Об этом свидетельствуют и археологические находки древней и средневековой металлургии Алтая и Южной Сибири, в частности, медные изделия так называемого раннескифского периода (Хаврин С.В. «Анализ состава раннескифских бронз Алтая» и «Металл скифских памятников Тувы и кургана Аржан»). Так что народ, родственный предкам Чингисхана и организовавший металлургическое производство среди могол, сделал это не на пустом месте.

Так что же это был за народ, который Пети, в силу того, что ему нечего было сказать о нём, назвал «некими людьми»? Как они жили, как выглядели?

Увы, ни Гильом де Рубрук (1220-1293) – фламандский монах-францисканец, совершивший путешествие к монголам в 1253-1255 годах по поручению французского короля Людовика IX, ни Пети, который и взял у последнего эту информацию, ничего не говорят об этом народе. Но, поскольку предки Чингисхана приходились ему роднёй, то будет полезным поискать что-нибудь об их происхождении и внешности.

Известно, что род боржигинов, к которому принадлежал Темуджин, начался с женщины по имени Алан-хоа (Alancoua у Пети), жившая за 400 лет до него (8 в н.э.). Источником сведений о ней служит «Сокровенное сказание монголов», которое, считается, было составлено в 1240 году неизвестным автором-монголом и дошло до нас на монгольском языке в китайской иероглифической транскрипции. Что это был за монгольский язык – это отдельная тема.

В «Сказании» говорится, что, после смерти мужа, Алан-хоа родила трёх сыновей. Старшие сыновья (от мужа) стали возмущаться по этому поводу, на что мать им отвачала: «Вы два сына моих обсуждаете меня, говоря: «Вот родила трёх сыновей, чьи это сыновья? Но каждую ночь, бывало, через дымник йурты, в час, когда светило внутри [погасло], входит ко мне светло-русый человек; он поглаживает мне чрево, и свет его проникает мне в чрево. А уходит так: в час; когда солнце с луной сходится, процарапываясь, уходит, словно жёлтый пёс. Что ж болтаете всякий вздор? Ведь, если уразуметь всё, то эти сыновья отмечены печатью небесного происхождения. Как же вы могли болтать о них, как о таких, которые под пару простым смертным? Когда станут они царями царей, ханами над всеми, вот тогда только и уразумеют всё это простые люди!» (Сокровенное сказание. § 21)».

Один из этих трёх внебрачных сыновей и стал родоначальником рода боржигинов, в котором родился Чингисхан.

В этой легенде обращает на себя внимание имя родоначальницы – Алан и внешность отца троих мальчиков – светло-русый человек. Различные авторы, которые оставили свои свидетельства о тех монголах, отмечают, что боржигины не только имели синие глаза, но и отличались светлыми волосами (Рашид-ад-Дин пишет, что «когда Хубилай явился на свет, Чингис-хан удивился тёмному цвету его волос, так как все дети его были белокурыми»), что означает, что и мать была светловолосой и светлоглазой.

О глазах потомков Алан-хоа Рашид-ад-Дин говорит следующее «…Значение «бурджигин» – «синеокий», и, как это ни странно, те потомки, которые до настоящего времени произошли от Есугей-бахадура, его детей и уруга [потомка, сородича] его, по большей части синеоки и рыжи. Это объясняется тем, что Алан-Гоа в то время, когда забеременела, сказала: «[По ночам] перед моими очами [вдруг] появляется сияние в образе человека рыжего и синеокого, и уходит!».

Так как ещё в восьмом колене, которым является Есугей-бахадур, обнаруживается этот отличительный признак, а согласно их (монголов) словам, он является знаком царской власти детей Алан-хоа, о котором она говорила, то подобная внешность была доказательством правдивости её слов и достоверности и очевидности этого обстоятельства…» (Рашид-ад-Дин. Т. 1. Кн. 2. С. 48.)

Из этого свидетельства следует, что светлый цвет волос и голубые или серо-зелёные глаза (по свидетельству историка 17 в., хивинского хана, потомка Чингисхана, Абулгази, тёмно-синие глаза боржигинов были окружены бурым ободком – так называемые «кошачьи глаза») доминировали у всех потомков Алан-хоа и светловолосого человека, имени которого история не сохранила, на протяжении многих поколений до Чингисхана и после него.

То есть, за редким исключением, не только предки, но и потомки Чингисхана, и, естественно он сам, были светловолосыми и светлоглазыми, что предполагает, что и супруги были такими же. Кожа их была тоже светлой. Вот, несколько свидетельств.

Рашид-ад-Дин о племяннике Чингисхана, Есунгу: «Есунгу был высокого роста, румян и имел продолговатое лицо и длинную бороду».

Рубрук о сыне Джочи Бату: «Бату внимательно осмотрел нас, а мы его; и по росту, показалось мне, он похож на господина Жана де Бомон, да почиет в мире его душа. Лицо Бату было тогда покрыто красноватыми пятнами».

Марко Поло о внуке Чингисхана Хубилае: «Великий государь царей Кубилай-хан с виду вот каков: росту хорошего, не мал и не велик, среднего роста; толст в меру и сложен хорошо; лицом бел и как роза румян; глаза чёрные, славные, и нос хорош, как следует».

Согласитесь, что о монголах, в современном понимании этого слова, вряд ли скажешь «лицом бел и как роза румян».

Теперь по поводу «монгольского языка» и имени прародительницы боржигинов. Исключительно интересное исследование провела Залина Джиоева, автор книги «Чингис-хан. Аланский след». Она перевела 1135 различных слов, которые содержатся в летописи Рашид-ад-Дина, «Сокровенном сказании» и других средневековых источниках, с осетинского на русский. Причём, слова эти не нужно было никак изменять. Они полностью и целиком переводятся на русский.

Например, «…Слово «бурджигин» означает рыжую кошку, т.е. тигра (бур, бор – жёлтый, рыжий, джи, джын – суффикс, усиливающий значение, гино – кошка, тигр), который был не только тотемом племени бурджигин, но и символом государственной власти, доказательством высочайших полномочий монгольских чиновников, носивших на поясе золотую пластину с изображением именно тигра…» (Чингис-хан. Аланский след. Глава 1).

Большое внимание Залина Джиоева уделила именам собственным монгольских правителей и тоже их перевела. Она отметила, что среди элиты монголов очень много имён с корнем «бур» и «бор», означающим жёлтый, рыжий, золотой: Бурхан, Буркан, Буре, Бури, Борагул. Известно, что первую жену Чингисхана звали Борте, то есть она была либо светловолосой, либо рыжеволосой, а старшую супругу Угедея, сына Чингисхана, звали Борахджин (борахсин – пепельно-русая, осет.).

При чём здесь осетины? – спросите Вы.

Дело в том, что осетины считаются потомками скифского племени алан и сохранили многое от них, в том числе и язык. Если вернуться к именам монгол времён Чингисхана, то по исследованиям упомянутого автора, практически вся элита монголов того времени носила скифские и аланские имена, начиная со своей прародительницы – Алан-хоа (хо – сестра).

Деда Темуджина звали Бардан (Purtan у Пети) означает чувал для шерсти, т.е. грузный. Само имя Чингисхана – Темуджин означает «тот, кто духовный, душевный, имеющий душу». Его сыновья от первой жены носили древние аланские имена. Монгольские воины носили скифские имена – Алинак, Адьяк, Бадак, Тархан, Таргитай, Буркан, Тохта, Тура, Пурак, Бури, Ширак.

Из вышеупмянутого можно сделать вывод, вся монгольская элита того времени, включая Чингисхана, были скифо-аланам, о которых древнеримский историк Аммиан Марцеллин говорил: «Почти все аланы высоки ростом и красивы, с умеренно белокурыми волосами, они страшны сдержанно-грозным взглядом своих очей», а древний грек Лукиан отмечал одинаковость причёсок алан и скифов: «Так говорил Макент, и одеждой и языком подобный аланам. Ибо и то и другое одинаково у алан и скифов; только аланы не носят таких длинных волос, как скифы».

И эта средневековая монгольская элита не имеет ничего общего с современными монголам, но со скифо-аланами, людьми белой расы.

Биография Чингисхана, представленная Пети, достаточно подробно описывающая его завоевательные походы, не даёт ответа на несколько вопросов. Первый из которых – зачем он это делал? К слову сказать, традиционная история никогда и никак не объясняет причины создания великих империй древности. Что, в общем-то, и неудивительно. Для этого, во-первых, надо действительно знать, что в реальности происходило в мире. Например, какие могущественные силы стояли за созданием той или иной империи, государства и пр. Причём, эти силы были намного могущественнее, чем номинальные создатели этих образований. И таких сил было, как минимум две, и обе, так сказать, с противоположным знаком.

Также надо было знать, как эти силы противоборствовали, какие у них были союзники, в чём была цель и тех, и других, какими возможностями обладали и какие методы использовали и те, и другие на разных исторических отрезках, что им мешало, что помогало, как они корректировали свои планы в случае поражения и т.п. А эта информация, даже очень частичная, если и была доступна историкам, то совсем не многим. Да и те предпочитали её не афишировать, боясь, как минимум, получить ярлык фриков, а то и расстаться с жизнью.

Поэтому и получается в предлагаемой нам истории так, что великие Империи возникали как бы случайно, особенно, если это случилось в результате волевого усилия одного человека. Ну, так получилось, нечаянно. Вот, захотелось одному правителю организовать военный поход на соседей, и понеслось. Бедолага, как встал в колею, так и не смог из неё выбраться до самой смерти – завоевание, за завоеванием, а потом из необходимости как-то упорядочить завоёванное, приходилось ломать голову и как-то организовывать Империю.

Надо было Законы придумывать, а также выстраивать административный аппарат, всякие системы, типа судебной, налоговой, религиозной и пр., торговлю, защиту границ, армию и много ещё чего, да ещё следить за собственной безопасностью. Так, нам рассказывают, создавалась Империя Кира, Александра Македонского и Чингисхана.

Спрашивается: к чему такая головная боль? Просто, как говорится, из любви к искусству или были какие-то очень весомые причины для того, чтобы взваливать на себя такую ношу?

Увы, ничего случайного в мире не происходит. И, если, как говорится, «звёзды зажигаются, значит, это было кому-то нужно». Например, информация о том, зачем Чёрный воин Александр Македонский отправился в завоевательные походы очень далеко от своего дома и как бы создал ненадолго обширную империю, которая и развалилась после его смерти, просочилась в мир. Теперь нам известно, кто и зачем его воспитывал и направлял. И не создание империи было нужно направляющим, это сейчас является просто прикрытием для реальной цели, а разрушение империй, созданных славяно-ариями и уничтожение источников Ведического знания, до которых они только могли дотянуться.

В этом ему помогали и направляли, например, «великий» Аристотель и его родственники. Так, племянник Аристотеля, Каллисфен, надзирал за сбором и отправкой научных трудов, которые находились в Вавилоне, да и самих учёных, в Македонию. Например, Аристотель для своих астрономических занятий получил от своего племянника астрономические наблюдения халдеев, составленные за 1900 лет до Македонского.

Вот откуда тогда взялся невиданный прорыв в эллинистической науке и слава Греции как колыбели науки, философии и техники. Древнегреческие «учёные» просто присвоили себе чужие труды, ни одним словечком не обмолвившись об их источнике, предав оригиналы, предварительно переведенные на греческий, огню. Тактика паразитов не менялась на протяжении тысячелетий – своё могущество они строили на материальном и духовном ограблении других народов и присвоении всех их заслуг себе.

Ещё одним надзирателем и направителем Александра был маг и прорицатель Аристандр Телмесский, который неотлучно находился в его свите во время военных походов. Считается, что Македонский доверял ему настолько, что советовался с ним по любому поводу и, по мнению некоторых историков, становился жертвой манипуляций со стороны мистика.

В своей книге «Александр Великий или Книга о Боге» Морис Дрюон приводит такие слова, написанные на стелле Аристандра: «Я был его руками и головою, дабы свершились его деяния и мысли. Поэтому имя Аристандра не должно отделять от имени Александра…» Когда же Македонский выполнил свою задачу, да ещё и стал подозревать о действительной цели своих действий, продравшись сквозь морок своей «божественности», которым его с детства опутывали кукловоды, его просто убрали. Подозревают, что к этому делу приложил руку его «верный» учитель Аристотель, который умер через год после Александра.

Однако Тёмные-разрушители не только взращивали и контролировали своих кукол, но и выбирали удачное время для их действий. Так поход Македонского для уничтожения ведических знаний и империй, созданных нашими предками, пришёлся на конец предпоследней Ночи Сварога, в самое тёмное предрассветное время, как и первая разрушительная атака на Персидскую Империю, исполненная Мордехаем и Эсфирью, которая помогла Македонскому справиться с персами, но последним всё-таки удалось устоять. Тёмные ждали почти тысячу лет и нанесли добивающий удар по Персии во второй половине предпоследнего Дня Сварога, когда «эволюционное солнце» ещё светит, но уже не греет, после чего империя, созданная и совершенствуемая нашими предками, умерла, как таковая.

Однако, Светлые Силы никогда не сидели сложа руки и предпринимали собственные действия по противодействию своим противникам, обосновавшимся на нашей планете, и обеспечению безопасности людей белой расы. Об их действиях известно меньше по понятным причинам, но кое-что всё-таки можно разглядеть. Они также взращивали проводников своей политики, помогали и оберегали их. И также использовали благоприятное время Дней Сварога для созидательной деятельности и загодя готовились к опасным для земной цивилизации Ночам Сварога. И это напрямую относится к жизни и деятельности человека по имени Чингисхан, который действовал в самом начале последней Ночи Сварога, которая продлилась на Земле чуть больше тысячи лет.

Вот, что пишет Валерий Михайлович Дёмин в своей книге «От Ариев к Русичам» по поводу происходжения рода Чингисхана:

«Прямое отношение к этому событию имеет белое жречество. Только белое жречество Рассении, жёстко соблюдавшее законы Рода и Крови, внимательно следило за развитием белых родов и, когда было нужно, вмешивалось в ситуацию, чтобы наиболее древние и знаменитые рода не прервали своего существования. Вполне понятно, что белые жрецы не были заинтересованы в раскрытии своих секретов, поэтому женщина, имевшая связь с русоволосым мужчиной, подвергалась наущению, что она рожала детей от светоносного духа. Таким образом, в 970 году от светло-русого мужчины Алан-гоа родила сына, которого назвали Бодончаром.

Возмужав, Бодончар освоил охоту с соколом. Кстати, это любимый вид охоты всех без исключения славяно-арийских князей. В это же время, естественно, не без помощи белых жрецов, он подчинил себе прежний свой род и дал начало остальным монгольским родам. Таким образом, Бодончар является предком Чинги. Если мы это учтём, то станет ясно, почему Чинги удалось пройти через все испытания, остаться в живых и объединить народы Монголии.

Именно белые жрецы, имевшие в среде монголов огромное влияние, знали, что Тэмуджин (Чинги) имеет родословную от белых людей. Кроме этого, сметливость, энергия, властность и осторожность Тэмуджина (Чинги) позволяли расчитывать на него, как на потенциального правителя. Этим и была обусловлена помощь, которую оказывали Тэмуджину белые жрецы через своих людей в среде монголов, что и помогло ему выпутаться из многих сложных ситуаций. Через людей, действовавших в среде монголов, белые жрецы Рассении внесли в их среду идею объединения, в центре которого и должен был встать Тэмуджин (Чинги)…»

А объединяться было необходимо, ибо многочисленные племена белых моголов (или скифов, о чём писал Пети), кыргызов, кераитов, меркитов и найманов, которые часто воевали между собой, ждала судьба западных славян. Этого белые жрецы Рассении допустить не могли. Но сначала будущий объединитель могольских племён должен был учиться, в том числе военному делу и дипломатии, и он исчезает на 18 лет.

Этот факт никак не объясняют различные исследователи, а те, кто писал два источника, на которых и основываются все сведения о Чингисхане – «Сокровенное сказание» и «Тайная история монголов», не были посвящены во многие вещи, в том числе и в то, что Тэмуджин в течение 18 лет обучался у белых жрецов Рассении. И именно их волю он исполнял, когда объединял племена и выковывал из них народ-армию. Не зря же закон, Ясса, по которому отныне должень был жить объединённый народ, был ничем иным как «Законами Ассы» (Законы войны) славяно-ариев. Гербом чингисхана стал кречет со свастикой на груди, который был изображён и на девятиконечном белом знамени.

Знамя Чингисхана Рисунок из книги Хренжена Хара-Давана «Чингисхан, как полководец и его наследие» сделан по проекту автора, согласно описанию этого знамени в монгольских летописях «Сокровенное сказание», «Алтан-Тобчи». Серый кречет монголами считается благословенной птицей. «Символ был выбран не случайно. Он определял единство белых людей ведического мировоззрения, признавших деление мироздания на три мира: Прави, Яви и Нави. Объединение этих трёх частей мироздания даёт девятиконечную звезду или девять концов белого знамени…» (В.М. Дёмин «От Ариев к Русичам»). Высшим органом управления созданным народом-войском был курултай – народное вече, как и у славяно-ариев, который избирал и доверял управление собой тому или иному лицу.

Итак, войско-народ было создано (около 100 тысяч человек способных носить оружие в возрасте от 14 до 70 лет) и с его помощью белое жречество Рассении теперь могло устранить угрозу, исходящую от чжурдженей – народа, возникшего из изгоев белой расы народа киданей, которые разгромили их государство и собирались завоевать не только Китай и Дальний Восток, но и продвигаться на Север.

Создание народа-войска Чингисхана позволило Рассении (Великой Тартарии) не распылять свою армию, занятую в это время проблемой турок-сельджуков, которые в 11 веке захватили Хорезм, почти весь Иран и Курдистан, Ирак, Армению и Малую Азию и желающих продолжить свою экспансию на Север. Армия Рассении нанесла им поражение в битве на Катванской равнине в 1141 году и подчинила себе Среднюю Азию, но после этого стал набирать силу мусульманский Хорезм, также стремившийся расширить свои владения за счёт, Афганистана, Ирана и Азербайджана и Средней Азии. Вместе с войском Рассении против Хорезма выступало войско Чингисхана.

Созданное им войско состояло из 9 туменов (тумен – 10 тысяч человек), то есть Рассения могла рассчитывать на дополнительные 90 тысяч воинов, чтобы успешно отражать различные опасности, гозящие ведическому миру с запада и юга во время набирающей силы «Ночи Сварога». Тумены подразделялись на десятки, сотни и тысячи, во главе которых стояли, соответственно, десятники, сотники и тысячники. Примечательно, что такое деление было принято не только для армии, но и для гражданского населения империи Чингисхана. И начальников над тысячью кибиток он назначал лично.

Система разделения на структурные единицы была достаточно жёсткой, особенно в армии. Ни один воин не имел права уйти из своей боевой единицы, а его командир принять кого-либо по своей воле. Исключением был приказ самого хана, либо решение курултая, либо (редко) приказ автономно действующего военачальника, вызванный военной необходимостью.

Такое жесткое следование «штатному расписанию» имело свои причины. Солдаты годами действовали в едином составе, зная плюсы и минусы каждого, что способствовало боевому сплочению и слаживанию, а, кроме того, никакие случайные люди, тем более, лазутчики не имели никаких шансов проникнуть в войско.

Новым было и то, что боевые единицы (десятки, сотни и т.д.) набирались из воинов разных родов и племён, а командирами над ними назначались из числа проверенных сподвижников Тимуджина. В армии отменялся принцип родового подчинения, т.е. приказы никакого родового вождя не имели для воина никакой силы – только приказ своего непосредственного начальника – десятника, сотника, тысячника, а за неподчинение им наказание было одно – смертная казнь.

Кроме регулярной армии Темуджин также создал гвардию, которая обязана была смотреть за порядком в войске. Гвардейцев Чингисхана, так же как и Бессмертных Ахеменидов, было ровно 10 тысяч. Гвардейцы по положению были выше на ступень армейских командных чинов. Наиболее проверенные гвардейцы набирались в две стражи – дневную и ночную, которые непосредственно подчинялись Чингисхану и находились при нём неотлучно.

Весьма любопытны принципы, на которые опирался хан при формировании командного состава своей армии. Они действительно любопытны, учитывая тот факт, что применялись они в 12 веке, тогда как «просвещённая» Европа дошла до них только к веку 19-му.

Многие авторы относят все достижения Чингисхана в деле организации армии, империи и общества на счёт гениальности Темуджина. Однако, нужно всё-таки понимать, что каким бы трижды гениальным ни был предводитель кочевого племени (а у Темуджина поначалу и этого не было), без специальных знаний, не говоря уже о поддержке словом и делом со стороны могущественных сил, в данном случае – белых жрецов, ничего и близко к тому, что он организовал, он сам организовать не смог бы.

По той простой причине, что эффективная организация, в данном случае, успешно действующая армия и заточенного под неё народа, собранного из совершенно разных по уровню развития, как эволюционого, так и, скажем так, материально-технического племён, не под силу одному человеку, к тому же, имевшему небольшой жизненный опыт и только лишь кочевой жизни.

Для этого требуется общество, в котором бы накапливался, сохранялся и передавался опыт и знания поколений на протяжении достаточно долгого времени, а человек должен был «вариться» в этом обществе и впитывать в себя этот опыт. Так что Темуджина обучали и обучали достаточно долго и разным вещам, в том числе и эффективной кадровой политике, которая и поныне удивляет всех исследователей.

Мол, как мог степной кочевник 12 века додуматься до таких вещей, которые и по меркам века 21 являются вполне передовыми. Ничего удивительного, просто степной кочевник учился у Светлых Сил.

Так, несмотря на то, что все сколь-нибудь значимые посты были отданы проверенным соратникам Чингисхана, тем не менее, он давал зелёную улицу всем, кто хотел и мог достичь большего, вплоть до самых высокх должностей. «Всякий, кто может вести верно дом свой, может вести и владение; всякий, кто может устроить десять человек согласно условию, прилично дать тому и тысячу, и тумен, и он может устроить хорошо» – это слова Чингисова наставления, которые были равносильны закону его государства.

Однако, с теми, кто не справлялся со своими обязанностями, поступали сурово – разжалование, а иногда и смертная казнь, в зависимости от тяжести невыполненных обязательств. Новым начальником назначался наиболее подходящий человек из той же войсковой единицы. Такая система действовала на всех уровнях. Не справляешься – вон с должности, будь ты десятником или темником!

Чингисхан ввёл ещё одно правило, которое стало применяться только в 19 веке в европейских армиях, а в современных является одним из основных – при отсутствии командира, даже на несколько часов, командование переходит ко временному. Не стоит говорить, что такая система во время непредсказуемых военных действий была очень эффективной.

Принципы отбора Чингисхана на командные должности замечательно характеризуют его собственные слова: «Нет бахадура, подобного Есунбаю, и нет человека, подобного ему по дарованиям. Но так как он не страдает от тягот похода и не ведает голода и жажды, то считает всех прочих людей, нукеров и ратников подобными себе в перенесении тягот, они же не в силах [их переносить]. По этой причине он не годен быть начальником. Достоин же быть таковым тот человек, который сам знает, что такое голод и жажда, и судит по этому о состоянии других, тот, который в пути идёт с расчётом и не допускает, чтобы войско голодало и испытывало жажду, а скот отощал». (Рашид ад-Дин «Сборник летописей2. Т. I. Кн. 2. с. 261-262.)

Да, ответственность командира за приданных ему людей была велика. Кроме того, младший командный состав отвечал и за готовность воинов к бою. Проверялось всё – от состояния вооружения и формы, до наличия иголки с ниткой. Кто ненадлежаще укомплетовался, того наказывали. За поверхностный осмотр и недочёты наказывали уже командира вместе с проштарфимшимся воином, причём наказание было одно и то же, как для воина, так и для командира – батоги, так батоги, смертная казнь, так смертная казнь. Об этом знали все, и поэтому дисциплина в войске Чингисхана была железной на всех уровнях.

Вооружение воинов кавалерии Монгольской империи Кроме обязательных иголок с нитками воин Чингисхана должен был иметь при себе (не считая вооружения) «…полный комплект упряжи (а желательно два), специальный напильник или точило для острения стрел, шило, огниво, глиняный горшок для варки пищи, двухлитровая кожаная баклага с кумысом (в походе она использовалась и как ёмкость для воды). В двух седельных сумках хранился неприкосновенный запас пищевых продуктов: в одной – провяленные на солнце полоски мяса, в другой – уже известный нам хурут [Сушёный особым способом творог, способный храниться месяцами. – Е.Л].

Как правило, у монголов имелся и дополнительный комплект одежды, но обязательным он не был. Кроме того, в комплект снаряжения входил также большой бурдюк, обычно из воловьей шкуры. Применение его было многофункциональным: на походе он мог служить и как обычная попона, и быть подобием матраца; при переходах через пустыни он использовался в роли вместилища для больших запасов воды.

И наконец, надутый воздухом, он становился отличным средством для переправы через реки; по сведениям наших источников, даже столь серьёзные водные преграды, как Волга или Хуанхэ, монголы преодолевали при помощи этого нехитрого приспособления. И такие мгновенные монгольские переправы часто тоже становились шоком для обороняющейся стороны». (Александр Доманин «Монгольская империя Чингизидов. Чингисхан и его преемники». Гл. 9.)

С командиров строго спрашивали, но властью на своём участки они пользовались огромной. Приказ начальника должен был выполняться беЗпрекословно. За любой проступок, даже небольшой, следовало наказание, конечно не смертная казнь за всё, но подчинённым не спускали малейшего неповиновения – били бамбуковыми палками и батогами.

Серьёзным преступлением считалось начало грабежа противника без разрешения командира. При этом военные начальники не получали никакого преимущества при грабеже. Там всё зависело от личных качеств – кто первым затял, того, как говорится и тапки, более никто на эту собственность права не имел. Единственное – из всего выделялась ханская десятина.

Однако в войске Чингисхана не только наказывали за разные большие и малые проступки (так, например серьёзному наказанию подвергали за неоказание помощи попавшему в беду боевому товарищу), но и существовала система поощрений. Так Чингисхан настраивал своих воинов на уничтожение командного состава противника.

Простой воин убивший или пленивший воеводу или князя врага, сразу становился сотником с присвоением звания батыра, что освобождало его семью от налогов, и сулило значительное денежное вознаграждение. Не стоит говорить, что воины страстно стремились в первую очередь выкосить «высший командный состав» врага – князей, воевод и их окружение. Задача обезглавливания вражеской армии являлась одной из причин, по которой войска Чингисхана успешно справлялись даже с превосходящими силами противника.

Была у Чингисхана в войске и своя конная разведка в размере целого тумена, разбитого на более мелкие отряды, которая высылалась вперёд на день-два и, кроме собственно разведывательных действий, занимались и зачисткой населения, чтобы никто не мог предупредить о подходе Чигисханова войска, определяли подходящие места стоянок, пастбища и водопои для коней, служила своего рода караульными отрядами, окружая войско со всех сторон.

Сама идея конной разведки и определения мест стоянок для войска была не нова – ею пользовались все степные племена, и только Чингисхан поднял её на новый уровень. Конные караулы становились теперь обязательными, и их отсутствие каралось смертью, независимо, к каким послелствиям оно привело.

Кроме армейской разведки, чингисхан использовал и гражданскую, попросту говоря шпионов, в качестве которых выступали послы и купцы, которые старательно собирали сведения о предполагаемом противнике, одновременно скармливая ему дезинформацию, подкупая нужных людей, ведя конрпропаганду и пр.

Среди выдающихся разведчиков Чингисхана был хорезмиский купец Махмуд Ялавач, который сыграл важную роль в подготовке похода на Среднюю Азию, будучи послом Чингис-хана к хорезмшаху Мухаммеду II в 1218 году. Его заслуги были высоко оценены Чингизидами.

После завоевания Средней Азии сын Чингисхана Угэдэй назначил его наместником Мавераннахра с резиденцией в Ходженде, а сын последнего назначил его наместником Пекина. Сын же Махмуда получил в управление все области от китайской границы до Бухары. Ещё один разведчик – уйгурский торговец Джафар-ходжа, отличившийся при подготовке первой китайской кампании. За свои заслуги он был назначен наместником Северного Китая.

Да и рядовые купцы и торговцы, вошедших в империю Чингисхана стран, помогали всем, чем могли, по причине получения от Великого Хана значительных привилегий. Они осуществляли предварительную разведку, распространяли нужные слухи, посылали к военачальникам и крупным официальным лицам противника письма с агитацией либо угрозами, а также выполняли мелкие диверсионные акты. Эти «торговцы» настолько хорошо выполняли поставленные перед ними задачи, что большинство городов сдавались на милость Чингисхана, едва увидев его войско.

Кроме всего прочего, Чингисхан повелел всем сыновьям своего высшего командного состава учиться военному делу – боевым приёмам, стратегии, тактики и пр. Так он формировал свою собственную потомственную военную элиту. Новым было и то, что два раза в год все темники, тысячники и сотники обязаны были посещать ставку Великого Хана, чтобы «послушать его мысли», где они также имели возможность обменяться боевым опытом и обсудить различные мнения по тем или иным вопросам. То есть Чинхисхан организовал своеобразную Академию Генштаба, которая существовала и после его смерти.

Ещё одним примечательным явлением в войске Чингисхана были так называемые облавные охоты, которые хан проводил пару раз в год. Примечательность этих охот была в том, что они устраивались для всей армии и, по сути, служили аналогом полномасштабных военных учений. Да и наказания за ошибки во время этих охот были точно такими же, как и в военное время.

* * *

Интересен и тот факт, что в войсках Чингисхана были и, так сказать, военно-инженерные войска, которые заведовали осадной техникой. Причём камнеметательные машины и обученный обслуживающий персонал появились в войске с самого начала. То есть до того, как Чингисхан завоевал «цивилизованные» государства Китая и Хорезма, и всё у них перенял, как утверждают историки. А ведь, заблуждение о том, что только с помощью китайских инженеров и их осадной чудо-техники орды отсталых кочевников смогли покорить могучие развитые государства, штурмом взяв их укреплённые города, которые до того никакие кочевники взять не могли, весьма распространён даже в научной литературе. Однако, есть некоторые факты, которые не вписываются в общепринятую картину.

Как известно, сначала Чингисхан пошёл на государство Тангут, чтобы оно не смогло оказать поддержку империи чжурчженей, которая, после завоевания окрестных стран, угрожала двинуться на Север (и для устранения этой угрозы в том числе белыми жрецами и был создан народ-войско Чингисхана). Тангут был расположен в гористой местности и обладал многочисленными хорошо укреплёнными крепостями. Тем не менее, «кочевники» эти крепости постепенно взяли все. Причём самая первая крепость Хэйчэн (Лицзили), по словам Рашид ад-Дина представляла собой «место чрезвычайно укреплённое», но она была взята «в короткое время» и разрушена до основания. (Рашид ад-Дин Сборник летописей, т. I, ч.2, издательство АН СССР, М.-Л. 1952, с.150)

В связи с этим, возникает несколько вопросов. Почему за сотни лет до Чингисхана кочевые племена так и не удосужились применить осадную технику оседлых народов? А ведь им было у кого её копировать. Историки утверждают, что у китайцев осадное искусство было весьма на уровне уже в 5 в до н.э. Почему мы взяли для примера китайцев, так ведь потому, что историки настаивают на том, что Чингисхан скопировал у Китая и осадные машины, и специалистов-камнемётов получил у него же.

Ещё вопросы. Откуда у только что сформированного Чингизова войска, состоявшего якобы из кочевников, взялись средства (да и умения тоже) для взятия «чрезвычайно укреплённых» крепостей осёдлого народа Тангута, который он завоевал до похода в Китай? Иными словами, где он взял осадную технику, без которой укреплённые горные цитадели взять невозможно? Ответ простой – там же, где они взяли и своё вооружение – у белых жрецов огромного северного государства.

Кроме того, известен факт, что главным специалистом по камнемётному делу в войске Чингисхана был Аньмухай – родственник хана по линии Алан-гоа – «прародительницы монголов» и «золотого рода» Чингисхана, который за заслуги в осадном деле наделил его золотой пайцзой с головой тигра – высшей степенью пайцзы.

Аньмухай отобрал первых 500 человек и лично обучал их камнемётному делу. Заметим, что именно монгол изначально занимался камнемётным делом в войске Чингисхана, а не тангут, чжурчжень, китаец или хорезмиец, как представители народов, более продвинутых в этом деле.

При этом, как повествует «Юань ши» – летопись царствования в Китае Юаньской династии чингизидов, Чингисхан советовался с Аньмухаем по поводу тактики взятия городов и использовал его в качестве своеобразного кризис-менеджера, посылая на проблемные участки. «Aньмyxaй, монгол из рода баргутов, вместе со [своим] отцом Бохэчу, вдвоем служили Тай-цзу и в боевых походах имели заслуги. Император расспрашивал [его] о способах нападения на крепостные стены, захвата вражеских земель, какое оружие [надо применять] прежде всего, [Аньмухай] отвечал так: «Нападение на крепостные стены проводится прежде всего через [удары] камнями камнемётов, потому что [их] сила велика и действует на дальние расстояния». Император был доволен и тут же приказал [Аньмухаю] сделаться камнемётчиком.

В год цзя-сюй (1214) тайши гован Мухали шёл в поход на юг, император дал ему указание, сказав так: «Аньмухай рассказывал, что стратегия использовать камнемёты для нападения на укрепленные города очень хорошая. Ты можешь назначить его на должность и [если] какой-то город нельзя разрушить, то сразу же давай золотую пайцзу и посылай в соответствующем направлении в качестве даругачи камнемётчиков». Аньмухай выбрал 500 с лишним человек, которых обучали [камнемётному делу], и впоследствии наводил порядок во всех странах, только лишь опираясь на их силы»» (Юань ши, цз. 122).

Оборона Козельска. Миниатюра из русской летописи

После смерти Аньмухая дело отца продолжил его сын Тэмутэр, также получивший золотую пайцзу темника. К сожалению, летопись не говорит о том, откуда же всё-таки Аньмухай получил знания по осадному делу, которые позволили ему, снова напомним – степному кочевнику – не только разбираться в тактике осады городов, да так, что к его словам прислушивается сам создатель объединённого войска монголов, но и вообще использовать камнемётное орудие.

Мы склоняемся к мысли, что, как и Тэмуджин, Аньмухай и, возможно, другие воины, которые должны были составить костяк будущей монгольской армии, также обучались на Севере, только по более узкопрофильным предметам, чем их будущий руководитель.

Ещё одним фактом того, что войско Чингисхана получало достаточно серьёзную поддержку в вооружении с Севера, является неожиданное количество видов стрел монгольских воинов. «Монгольские стрелы и сами по себе представляют нечто особенное. Поражает разнообразие их боевых характеристик. Существовали специальные бронебойные наконечники, причём, тоже разные – под кольчужный, под пластинчатый и под кожаный доспех.

Были стрелы с очень широкими и острыми наконечниками (так называемый «срезень»), способными отрезать руку, а то и голову. У начальников обязательно имелось несколько свистящих сигнальных стрел. Были и другие типы, которые применялись, в зависимости от характера боя.

(Удивительную разносторонность монгольских стрел автор может засвидетельствовать лично: во время раскопок в Нижегородском Кремле в 2001-2002 годах, в которых я принимал участие, археологами было найдено более пятнадцати различных видов наконечников стрел. Почти все они были монгольского (татарского) происхождения и относились к XIII-XIV векам.) Такая специализация значительно повышала эффективность стрельбы в бою и становилась одним из главных залогов победы». (Александр Доманин «Монгольская империя Чингизидов. Чингисхан и его преемники». Гл. 9.)

Вооружение монгольского воина. Музей Куликовской битвы Вооружение монгольского воина. Музей Куликовской битвы Вооружение монгольского воина. Музей Куликовской битвы Вооружение монгольского воина. Музей Куликовской битвы. (фото Е. Холмогорова) Вооружение монгольского воина. Музей Куликовской битвы. (фото Е. Холмогорова)

Примечательно, что в Музее Куликовской битвы явно видно, что «монгольские» кольчуги выполнены гораздо качественнее кольчуг русских воинов – они значительно тяжелее, а плетение колец двойное и очень плотное, в то время как кульчуги русских – гораздо легче, плетение одинарное и более редкое.

И это неудивительно, учитывая тот факт, что в Великой Тартарии была собственная развитая металлургия, причём, и об этом говорят археологи, на протяжении сотен лет. Выше мы уже говорили о Каргалинских копях, металл из которых распространился по огромной территории Евразии. Древние металурги жили и у села Чича Здвинского района Новосибирской области и покинули его в 8 в.н.э.

Однако самое значительное и захватывающее открытие археологи сделали на юге Большереченского района Омской области в урочище Батаково. Там нашли более 100 археологических памятников. Огромный город площадью в 15 тысяч гектаров назвали Вендогардом. Жители этого города занимались металлургией, причём обладали такими технологиями, которые неизвестны современным специалистам (например, они не смогли распознать шлаки, обнаруженные в Вендогарде, не совсем им понятно устройство подземной плавильной печи).

Ещё во 2 в до н.э. в Вендогарде производили «сияющие доспехи» – археологи обнаружили пластины воинского доспеха, изготовленные из драгоценного металла, покрытого плотным слоем гидроокислов железа. Однако, учёные не знают, как древние люди производили такой высококачественный металл.

Монгольские завоевания

Ещё одним свидетельством того, что так называемая «Монгольская империя» была создана с помощью и для решения определённых задач, стоящим перед её северным соседом, является тот факт, что ни Чингисхан, ни его потомки никогда не ходили завоёвывать Север. Вам скажут традиционные историки, что, мол, там нечего было завоёвывать, что, как говорил «отец» новейшей русской истории Миллер – «Сибирь земля неисторическая» и тому подобную ложь.

Стоит только взглянуть на «Чертёжную книгу Сибири» Семёна Ремезова и его трёх сыновей, и станет ясно, что в Сибири было достаточно много больших и малых городов. О том, что только на северо-западе Сибири существует около сотни городов, указывается в «Книге Большого Чертежа», которая была начата в 1552 году по приказу Ивана Грозного составить Большой чертёж русской земли, и закончена в 1627 году.

Кроме того, по данным Посольского приказа, только в Приобье в конце 17 века пушным ясаком было обложено 94 города. Арабский путешественник 8-9 вв. Тамим ибн ал-Муттаваи сообщал о столице царя кимаков на Иртыше. Это был большой укреплённый город, окружённый возделанной землёй с деревнями. В городе 12 огромных железных ворот, много жителей, теснота, оживлённая торговля на многочисленных базарах.

К сожалению, сотни сибирских городов исчезли с лица земли. Российский археолог-востоковед Л.Р. Кызласов (1924-2007), всю жизнь посвятивший археологии Сибири, отмечал, что у кимаков по Иртышу стояло 16 хорошо укреплённых городов, у уйгуров 17, у татар более 30, у хантов и манси – десятки городков.

Арабский географ 12 века ал-Идриси помещает на своей карте пять городов Енисейских киргизов. Персидский учёный 13 века и министр огромного государства, основанного чингизидом Хулагу, Рашид ад-Дин прибавляет к ним ещё два города. Русские купцы тоговали с городами кыргызов ещё с 12 века. Не будем также забывать об изделиях в скифском зверином стиле, которые находят по всему Евразийскому континенту и, конечно же, в Сибири.

Вспомним об «Алтайской принцессе» – мумии европеоидной расы, обнаруженной на плато Укок в 1990-х. Взглянём на карты западных картографов Ортелиуса, Меркатора, Дженкинсона, Хондиуса, Сансона и других, на которых показаны города, которые к 17 веку уже исчезли. Николай Новгородов приводит некоторые из них: Орнах, Инанч (Инандж), Кары-Сайрам, Каракорум (Саркуни), Алакчин (Алафхин), Кемиджкет, Хакан Хирхир, Даранд Хирхир, Нашран Хирхир, Орду-балык, Камкамчут, Апручир, Чинхай, Кянь, Илай, Арса (Арта), Сахадруг, Грустина (Грасиона, Карасу), Серпонов, Коссин, Тером, Камбалык, Кирополь, Газа, Массага (Массака, Мазаха), Пура, Базиры, Таксилы, Пейкелатис, Пазан, Палимботры, Тавала, Ника (Ика, Кикас) Букефалия, Александрия (минимум три города).

Так что Сибирь – земля очень даже историческая, и на Севере было много чего, но, тем не менее, чингизиды никогда на него не посягали.

* * *

Войска Чингисхана ходили на восток, юг и запад, хотя самое большее, куда они продвинулись на запад – это Средняя Азия. В основном же войны они вели на востоке – в Китае, Корее, Японии и Индокитае. А вот на Север не ходили. В отличие от древних македонцев и китайцев. Что, в общем-то, и неудивительно. Цели-то совсем разные были. Поскольку Чингисхан пользовался поддержкой белых волхвов северной страны, то, естественно, ни о каком покушении на Источник Жизни, что пытались сделать китайцы, или об уничтоженнии Вед, что планировал Македонский, и речи быть не могло.

Кроме того, те монголо-татары, которые пришли на Русь, как нам говорят, с завоевательным походом, тоже вели себя необычно. Ведь для чего, собственно говоря, завоеватели организовывают завоевательные походы в другие страны? Ответ на этот вопрос простой – значительно улучшить своё финансовое состояние, учитывая тот факт, что оснастка этих самых походов – дело далеко не дешёвое, и прирасти территориями, которые это самое финансовое состояние должны улучшать как можно дольше.

Так поступали все, во все времена. Взять хотя бы колонизаторские войны «просвещённых» европейцев. Например, вспомним хотя бы завоевание американского континента испанскими и португальскими головорезами. Аборигены грабились нещадно и уничтожались миллионами, зато захиревшие было Испания с Португалией поднялись как никогда. Та же самая история с Британией и Францией, знатно порезвившихся в Индии и Африке, завоевательные походы которых обдирали как липку покорённые страны, накачивая серебром и золотом метрополии. При этом европейцы тратили на колонизацию других народов и построение колониальных империй по сотне лет, если не больше, а монголы лихо обошлись двумя десятилетиями, растянув свою империю от Китая до Адриатики.

И скорость построения этой огромной как бы монгольской колонии не единственная странность во всей этой истории. Не менее странным было так называемое монголо-татарское иго на Руси.

Во-первых, «колонизаторы» брали с покорённого народа сравнительно немного – по сведениям Московского летописного свода – десятину «во всём, во князех и в людех и в конех». А в Киеве по свидетельству ватиканского посла в ставку Великого хана, монаха Плано Карпини, в 1246 году постановили: чтобы каждый, как малый, так и большой, даже однодневный младенец, или бедный, или богатый, платил такую дань, именно, чтобы он давал одну шкуру медведя, одного чёрного бобра, одного чёрного соболя и одну лисью шкуру». Но сначала монголы прислали своих налоговых инспекторов, чтобы сделать перепись населения.

При этом, никакого оккупационного правительства монголы на Руси не оставляли. Кроме налоговых инспекторов (баскаков) с охраной, монголы на оккупационном хозяйстве никого не оставляли. В отличие от колонизаторов-европейцев, которые сразу же организовывали свою администрацию и вытесняли местных со всех кровней управления. Кроме собственно налоговых дел баскак также отвечал за почту и отправку вспомогательных русских отрядов в монгольские войска (!).

Интересная ситуация получается: абсолютно ничего не опасаясь, захватчик спокойно вводит в свои войска военные части захваченной страны. Заметим, не янычар – славянских мальчиков, которых османы воспитывали и затем посылали уничтожать славян же, а уже взрослых мужчин-воинов. Такая «оккупационная» политика, как минимум, выглядит очень странно.

Вывод может быть только один – никакой оккупации, то есть никакого монголо-татарского ига, не было. А было обеспечение полевым войском Рассении единства Славяно-Арийской Державы. Обязанностями Орды было оборонять рубежи Державы, отражать внешнюю агрессию и поддерживать мир, пресекая всевозможные распри внутри неё. В свете вышесказанного, все «странности» ига перестают таковыми быть. Но мы всё-таки рассмотрим некоторые из них.

Во-вторых, свирепые кочевники оказались на удивление веротерпимыми. Они не только не стали навязывать свою веру, культуру и обычаи, хотя так легче править и так поступали все колонизаторы, но и всячески способствовали процветанию местной веры. Так церкви были освобождены от всяческих налогов, пользовались значительными льготами, и их имущество повелевалось оставить в неприкосновенности.

Существует самый ранний дошедший до нас ханский ярлык об освобождении христианской церкви от налогов. Он датирован августом 1267 года и был выдан ханом Менгу-Тимуром, внуком Батыя. Документ сохранился в переводе с монгольского на русский язык в рукописи XV века:

«Чингис царь постановил, что если будет дань или корм, то пусть не трогают церковных людей, да искренним сердцем молятся Богу за нас и за племя наше и благословляют нас... И последующие цари тем же путем пожаловали попов... И мы, Богу молясь, их грамоты не переиначили... Какая бы ни была дань, да не требуют и не дают; или если что церкви принадлежит – земля, вода, огород, мельницы, зимовища, летовища, – да не замают. А если забрали, то пусть назад отдадут. И церковных мастеров – сокольников, пардусников – кто бы ни был, – пусть не забирают. Или что по закону их – книги или иное что – пусть не отбирают, не захватывают, не раздирают, не портят. А кто будет веру их хулить, тот человек виновен будет и умрет... А попы от нас пожалованы по прежней грамоте, чтобы Бога молили и благословляли. А если кто будет неискренним сердцем о нас молиться, тот грех на вас будет...»

К слову сказать, нет ни одного источника тех событий на монгольском языке, хотя письменность у монголов была – старомонгольская (уйгурская). Однако нет никаких хроник от самих завоевателей, хотя любая воюющая нация их оставляет, тем более совершив такие колоссальные завоевания.

В Институте восточных рукописей Академии наук в Санкт-Петербурге есть огромный фонд исторических документов о Центральной Азии – самых разных документов: от шаманских рукописей до словарей. Их 8 000 и среди них есть только один, относящийся к монголам того времени – «Сокровенное сказание» – биография Чингисхана. Он был обнаружен в начале 19 века в Китае, написан на китайском и только в начале 20 века переписан старомонгольским языком.

Кроме того, за время «ига» было построено значительное количество церквей и монастырей – более, чем когда-либо. По сведениям российского историка В.О. Ключевского (1841-1911,), в первое столетие «ига» основано 30 монастырей и 150 – во второе столетие. Удивительно, что язычники монголы вдруг настолько озаботились духовным воспитанием покорённого народа. Хотя всё встаёт на место, если предположить, что никакое это было не монголо-татарское, а ордыское войско Рассении, и что позволяли они строить не христианские (или не только христианские), а православные, т.е. ведические храмы, которые позже были присвоены христианами.

Так сколько же платила Русь Орде?

«По итогам последней ордынской переписи на северо-востоке Руси, прошедшей в 1275 году, дань составила «по полугривне с сохи». Исходя из стандартного веса древнерусской серебряной гривны в 150-200 граммов, историки подсчитали, что в тот год Владимиро-Суздальская Русь уплатила Орде примерно полторы тонны серебра. Сумма для страны, не имевшей своих серебряных рудников, очень внушительная, даже огромная, но не фантастическая…

Ежегодно с берегов реки Хуанхе на берега Волги отправлялось 4,5 тонны серебра. Ещё не завоёванная монголами империя Сун, занимавшая южную половину Китая, откупалась от монгольских набегов ежегодной данью в размере 7,5 тонны серебра, не считая больших объёмов шёлка. Поэтому полторы русские тонны на этом фоне не выглядят чрезвычайно огромными. Однако, судя по доступным источникам, в иные годы дань бывала меньше и платилась с большими задержками.

Дань с Великого княжества Владимирского составляла 5000 рублей. Нижегородско-Суздальское княжество в тот же период платило 1500 рублей. Дань с территорий собственно Московского княжества была размером 1280 рублей.

Для сравнения, только один город Хаджитархан (Астрахань), через который в те века шла большая транзитная торговля, давал в казну Золотой Орды 60 тысяч алтын (1800 рублей) налогов ежегодно.

Город Галич, ныне райцентр Костромской области, а тогда Галич Мерьский, центр довольно крупного княжества с богатыми по меркам Владимирской Руси соляными промыслами, платил 525 рублей дани. Город Коломна с окрестностям платил 342 рубля, Звенигород с окрестностями – 272 рубля, Можайск – 167 рублей.

Город Серпухов, точнее небольшое Серпуховское княжество платило 320 рублей, а совсем маленькое Городецкое княжество выплачивало 160 рублей дани. Город Дмитров платил 111 рублей, а Вятка «з городы и волости» 128 рублей.

По подсчётам историков вся Северо-Восточная Русь в этот период платила в Орду порядка 12-14 тысяч рублей.

Опять же для сравнения укажем, что в момент расцвета монгольской империи, когда потомки Чингисхана владели всем Китаем, только налоговые сборы с китайских городов давали в монгольскую казну в десять раз больше серебра, чем вся дань с северо-восточной Руси». А. Волынец «Сколько Русь платила Орде?»

Выше мы упоминали, что монголы не ставили своих администраций на Руси. Управление народом так и осталось в руках русских князей. Более того, вскорости и сбор налогов перешёл тоже к ним после того, как отданный на откуп среднеазиатским купцам, сбор налогов производился с огромными нарушениями. И это неудивительно, купцы платили в монгольскую казну фиксированную сумму, а потом выжимали и её и дополнительную прибыль с населения по максимуму. Однако и русские князья не смогли избежать соблазна. Так, например, известна такая история.

В 1321 году тверской князь Дмитрий передал дань в размере 2000 рублей серебром (примерно 200 килограммов) московскому князю Юрию, который имел ярлык на великое княжение и поэтому нёс ответственность за доставку дани в Орду. Но тот отвёз тверскую дань в Новгород и пустил в оборот под проценты. Разборки, шедшие несколько лет, закончились плачевно. Тверской князь зарубил московского, не дождавшись окончания следствия в Золотой Орде (и немудрено – московский князь был мужем младшей сестры хана Золотой Орды). Хан, хоть и одобрил убийство афериста, но по закону должен был казнить Дмитрия, и казнил. А дань с Твери стали собирать снова.

Как видим, поживиться на Руси монголам особенно нечем было. Гораздо ближе к ним находились более лакомые куски с точки зрения наживы и территорий.

Так почему монгольские войска шли тысячи километров, неизвестно куда и зачем? И почему Русь за сотни лет так называемого ига и не думала давать отпор, а покорно платила дань, чего более в истории России никогда не случалось?

Наверное, логично будет признать, что официальная сказка о монголо-татарском иге не выдерживает никакой критики. И что нам не рассказали о реальном положении дел тогда в мире. О роли Рассении, котору европейцы будут называть Великой Тартарией, в мировой политике и её попытке во время последней Ночи Сварога стабилизировать русский мир и всеми средствами, если не прекратить, то хотя бы затормозить наступление тёмных на восток, в сердце Евразии.

Именно поэтому белые жрецы воспитали и поддерживали Чингисхана. Ведь знаменитый полководец Субудай, которого называли «цепным псом Чингисхана» и который был непревзойдённым военным стратегом и тактиком, нагнавшим страху на Европу, был ордынским темником, который пришёл с Чингисханом в 1200 году со своим туменом из Рассении…

Стоит отметить интересный факт. В 1826 году Императорская Академия наук России объявила конкурс, предложив ученым ответить на несложный, казалось бы, вопрос:

«Какие последствия произвело господство монголов в России, и именно, какое имело оно влияние на политические связи государства, на образ правления и на внутреннее управление оного, равно как на просвещение и образование народа?»

Вопрос несложен, поскольку монголы бушевали тут четверть тысячелетия и, конечно, должны были сильно «наследить» в политике, языке, образовании. Срок представления работ был назначен на 1 января 1829 года, значит, ученые имели три года на подготовку.

К назначенному сроку было представлено лишь одно сочинение, да и то на немецком языке, которое не было признанным достойным награды. Итак, за три года ученые не смогли обнаружить последствий господства в России монголов.

В 1832 году, проявляя последовательность и упорство, Императорская Академия наук опять предложила решить эту задачу, со сроком подачи работ 1 августа 1835 года. Вот формулировка темы:

«Владычество Монгольской династии, известной у нас под именем Золотой орды, у магометан под названием Улуса Джучи или Чингизова Ханства Дешт Кипчакского, а у самих Монголов под названием Тогмака, было в течение почти двух с половиною веков ужасом и бичом России. Оно держало её в узах безусловного порабощения и располагало своенравно венцом и жизнью князей её.

Владычество сие долженствовало иметь более или менее влияния на судьбу, устройство, постановления, образование, нравы и язык нашего отечества. История сей династии образует необходимое звено Российской истории, и само собою ясно, что ближайшее познание первой не только служит к точнейшему уразумению последней в сем достопамятном и злополучном периоде, но и много способствует к пояснению наших понятий о влиянии, которое Монгольское владычество имело на постановления и народный быт России…

Со всем тем, однако, недостаёт у нас достоверной истории сего поколения Монголов… Каждый, ближе освоившийся с сим предметом, легко согласится в том, что всё, доселе сделанное в сем отношении, отнюдь не удовлетворительно…

Усладительна мысль, что при нынешнем столь благоприятно изменившимся состоянии наук в России, подобное предприятие не есть более невозможное… С каждым годом возрастает число знатоков и любителей Восточной Словесности… Академия уже ныне может предложить задачу, коей решение кроме основательных сведений о Российском языке и истории требует столь же глубокого познания языков восточных, а именно, магометанских. Задача сия заключается в следующем:

Написать Историю Улуса Джучи или, так называемой, Золотой Орды, критически обработанную на основании как восточных, особенно магометанских историков и сохранившихся от Ханов сей династии монетных памятников, так и древних русских, польских, венгерских и прочих летописей и других, встречающихся в сочинениях современных европейцев, сведений».

И что же вы думаете? Чем кончился конкурс? Опять была представлена лишь одна работа, и опять на немецком языке, и опять была она признана неудовлетворительной.

И сегодня вопрос о значении монгольского ига для русской истории остаётся без ответа (Д. Калюжный, С. Валянский «Другая история Руси. От Европы до Монголии»).

* * *

Ответ о месте так называемого «монгольского ига» в русской истории мы дали выше – Ведическая Держава, могучая северная страна пыталась обеспечить покой на своих рубежах с помощью, как своего, так и вновь созданного войска Чингисхана. Именно этим объясняются все непонятности поведения «монголов» на территории Руси. Например, странная веротерпимость «диких кочевников», которую отмечают практически все средневековые авторы, которые затрагивали этот вопрос.

Персидский автор Ала ад-дин Джувейни (1226-1283), написавший исторический труд о завоеваниях Чингисхана «История мирозавоевателя», отмечает: «Поскольку Чингис не принадлежал какой-либо религии и не следовал какой-либо вере, он избегал фанатизма и не предпочитал одну веру другой или не превозносил одних над другими. Напротив, он поддерживал престиж любимых и уважаемых мудрецов и отшельников любого племени, рассматривая это как акт любви к богу».

Египетский историк и географ Такиюддин фль-Макризи (1364-1442) в своём труде «Книга путей к познанию правящих династий», в части, посвященной Золотой Орде, писал: «Он (Чингисхан) приказал уважать все религии и не выказывать предпочтения какой-либо из них».

Эти свидетельства позволяют утверждать, что командующий сводным моголо-тартарским войском-народом придерживался ведических принципов и претворял их в жизнь, как и все выдающиеся государственные деятели, стоящие на стороне Светлых Сил. Так поступал, например, и персидский царь Кир Великий (Ки-Рус, Ку-Руш), который поддерживал, в том числе и материально, все религии своей огромной империи.

Именно отношение к культуре и вере покорённых народов является прекрасным показателем того, на какой стороне находится тот или иной завоеватель. Там, где людей насильно лишают их исконной веры, вырывают с корнем их культуру, навязывая, зачастую насильно, чуждых им богов, там действуют Тёмные. Там, где сохраняют духовные и культурные уклады покорённого народа, где просвещают и помогают, там действуют Светлые.

К сожалению, такой подход имеет и свои недостатки. Оставив в покое на Руси очаги лунного культа или греческой религии, которую ей навязали через кровавого крестителя Владимира, и даже оказывая им поддержку наравне с другими верованиями, рассенцы позволили закабалить сознание европейских русов на столетия. Они не стали решительно выкорчёвывать заразу, возможно, просто не отдавая отчёта в опасности этой религии, как это сделали харийцы в Дравидии, уничтожив культ богини Кали, хотя и они ошиблись, только лишь изгнав её жрецов, а не уничтожив. И спустя столетия, модифицированный ими культ смерти появился на Руси.

Непосредственное руководство северной ведической Державы моголами объясняет и факт передовой экипировки монгольского войска, и ведические символы на щитах воинов и не только на них. Свастичные орнаменты повсеместно распространены в современной Монголии.

Монгольский воин в боевом снаряжении Монгольский воин в боевом снаряжении Монгольские боевые щиты с ведическими символами Монгольские боевые щиты с ведическими символами. Irving Arts Center Монгольские боевые щиты с ведическими символами. Irving Arts Center

Именно планами правителей Рассении пресечь «натиск на Восток» Запада в лице Римской католической церкви и объясняются походы «татаро-монголов» на Русь и в Европу. Известно, что римские папы неоднократно собирали крестовые походы на Русь, пытаясь обратить её в католичество.

В 1227 году римский папа Гонорий III направил послание к «Королям Руси», где настоятельно предлагал им принять католичество: «…Итак, желая от вас получить подтверждение, хотите ли вы принять легата Римской церкви, чтобы под воздействием его здравых наставлений вы постигли истину католической веры, без которой никто не спасётся, всех вас настойчиво просим, увещеваем и умоляем, чтобы об этом желании вашем сообщили нам в посланиях и через надёжных послов. Пока же, поддерживая прочный мир с христианами Ливонии и Эстонии, не мешайте распространению веры христианской и тогда не вызовете негодования божественного апостольского престола, который при желании легко может воздать вам возмездием…»

В 1232 году папа римский Григорий IX призвал крестоносцев к походу против Новгорода, а в 1238 году благословил короля Швеции на крестовый поход против него же (Новгород препятствовал католизации финских племён), коий шведы и осуществили в 1240 году, но были разбиты Алексанром Невским. В этом же году немецкие рыцари захватили немало новгородских земель, но наслаждались ими недолго. В апреле 1242 года Александр Невский наголову их разгромил и поставил точку в планах захвата Западом земель Пскова и Новгорода.

В освобождении земель северо-западных земель Руси от крестоносцев активное участие принимала «монгольская» конница. В 1243 году великий князь Ярослав, отец Александра Невского, призвал русских князей признать хана Батыя «своим царём» (В 13 веке на Руси «царями» именовали двух правителей: императора Византии и хана Золотой Орды.). И даже после смерти Александра, когда немцы опять пошли на Новгород, хан Менгу-Тимур, внук Батыя, верный договору о побратимстве, прислал конницу в помощь новгородцам, немцы отступили и подписали мир на новгородских условиях.

Тут надо заметить, что «монгольские» полководцы не только разбирались с внешними захватчиками, но и приструнивали русских князей, слишком тяготеющих к «просвещённой» Европе и католичеству. Так Даниилу Галицкого, настойчиво ведущего прозападную политику, в 1259 году темник Бурундай заставил срыть все крепости и дать войско для похода на Польшу. После чего Галиция так ослабела, что легко была присоединена к Польше в 1339, окатоличена и захирела, став задворками европейской «цивилизации».

Однако одними крестовыми походами Папы не ограничивались. Вышеупомянутые папы Гонорий и Григорий объявляли всевозможные санкции и торговые блокады Руси, запрещали соседним государствам торговать с русскими городами, в первую очередь оружием и продовольствием. Папа Климент VI в своей булле к шведскому архиепископу от 2 марта 1351 г. объявил: «Русские – враги католической церкви». Однако, католикам Русь оказалась не по зубам, в большей степени потому, что на её страже стояли «монгольские» регулярные части.

Кроме того, в пользу того, что Иго никаким игом не было, говорит и тот факт, что за триста лет Русь не оказала никакого серьёзного сопротивления «поработителям». Никаких действий ни регулярной армии, ни партизанских вылазок мирного населения. Да в первые два-три года вторжения Батыя какие-то сражения были, но далее – как отрезало.

Были лишь отдельные редкие стычки в 1257 году в Новгороде, в 1262 году – в Ростове, Суздале, Устюге, Владимире и Ярославле, в 1327 году, была стычка в Твери. Но причиной их являлась перепись населения для сбора дани, которая шла в оплату ордынским войскам за военную помощь против крестовых походов католического Запада. Князья знали, для чего перепись и куда идут деньги, но народу не трудились объяснять, а вспышки недовольства жестоко подавляли.

Кстати, наличие регулярных военных частей Рассении объясняет ещё одну загадку – загадку этнической идентичности воинов Руси, и воинов так называемых монголо-татарских орд. На всех иллюстрациях в русских и европейских летописях «татаро-монголы» имеют вполне европейскую наружность, ничего азиатского в них нет.

Это объясняется тем, что на Русь отправился тумен, изначально принадлежащий Рассении – тумен гениального полководца Субэдея, который «покорил 32 народа и одержал 65 побед в сражениях (Richard A. Gabriel. Genghis Khan's Greatest General: Subotai the Valiant). А в те времена в войсках Рассении и Орды процент белых людей был подавляющим.

Надо заметить, что это был единственный раз, когда Чингисхан не подчинился Рассении. Случилось это в 1227, когда она настаивала бросить все силы на Запад и добить ослабевшего противника, укрепив тем самым славяно-арийский мир. Но у Чингисхана были свои планы и от повёл свои войска на Тангут.

Он добился победы над Тангутом, обеспечив тем самым своё господство над Центральной Азией, но сам погиб при взятии города Эцзип-ай. А Рассении пришлось обходиться своими силами, забрав у Чингисхана корпус Субэдэя и бросив все свои силы на Запад, которые усешно справились с поставленной задачей. В 1229 году войско Рассении разгромило объединённые силы крещёных половцев, булгар и угров у Саксина.

Кстати сказать, Смерть старшего сына Чингисхана – Джучи – имеет совсем другую причину. Его казнили не потому, что он якобы мягко относился к покорённым народам, как считает официальная историческая наука. Джучи стал на сторону Рассении и ратовал за поход на Запад. Его казнили, а дети – Бату и Орду смогли сбежать в Рассению, да и смерть деда спасла их от смерти.

Потом жрецы Рассении обеспечили избрание Орду князем Южной Сибири, а Бату – князем урало-каспийских степей и Хорезма. За ними присматривали и помогали так же, как и присматривали и помогали их деду на протяжении всей его жизни, предупреджая о заговорах, советуя как лучше поступить, устраняя неблагонадёжных или опасных людей в окружении. Тем не менее, разлад между Рассенией и созданным ею государством-армией начался и дальше шёл по-нарастающей...




Продолжение следует...



•   Хронология
1. Во Вселенной – миллиарды цивилизаций
2. Мы все – пришельцы
3. Археологические свидетельства
4. Первая планетарная катастрофа
5. Новая спецоперация Тёмных
6. Атланты и Атлантида
7. Вторая планетарная катастрофа
8. Всё с начала…
9. Ведические символы
10. Тёмные продолжают наступление
11. Создание «избранного» народа
12. Подготовка к захвату господства над миром
13. Организация повсеместного геноцида Русов
14. Мария и Радомир
15. Вечные свидетели – «Римские» виллы
16. Белые Боги разных народов
17. Русская культура
18. Как было на самом деле
19. Белые люди разных народов



Страница 1 . 2 . 3 . 4 . 5 . 6 . 7 . 8 . 9 . 10