Пища Ра
Древняя цивилизация славяно-ариев – возврат из забвения

Хронология

19. Белые люди разных народов

Страница 1 . 2 . 3 . 4 . 5 . 6 . 7 . 8

9 (73). Многие из Родов Расы Великой
разойдутся по всем краям Мидгард-Земли,
за Рипейскими горами, и поставят новые
Грады и Капища и сохранят Веру Первопредков,
и сокровенные Веды данные Тархом
Даждьбогом... и другими Светлыми Богами...


  • Империя Сасанидов

    Ардашир Так возникла династия Сасанидов, почему-то называющаяся не по имени собственно её основателя, а по имени его деда Сасана, который был правителем Истахра, древнего города Персии, недалеко от Персеполиса, а также жрецом-магом местного храма богини Анахиты (персидским вариантом вавилонской Иштар). Сасанидская империя, которую сами Сасаниды называли Эраншахр (Eranshahr) «Государством ариев», просуществовала чуть больше 400 лет – с 224 по 651 годы нашей эры. И хотя Сасаниды всячески подчёркивали, что они являются наследниками и продолжателями дела Ахеменидов, в реальности это получилось не в полной мере.

    Во-первых, полностью повторить конфигурацию границ державы Ахеменидов им так и не удалось. Они почти достигли этого при правлении царя Хосрова II Парвиза, который правил империей с 591 по 628 год, то есть почти перед самым её падением. Тогда сасанидское Государство ариев включало земли современного Ирана, Ирака, Азербайджана, Армении, Афганистана, восточную часть современной Турции и части Индии, Сирии, Пакистана, Кавказа, Центральной Азии, Аравийского полуострова, Египта, а также земли современных Иордании, Израиля и Палестины.

    Во-вторых, Сасаниды многое оставили себе из парфянского наследства. Например, Ардашир не стал переносить столицу в Парсу. Столицами остались города на Тигре Селевкия и Ктесифон на западе империи, где находились самые плодородные земли и построены многочисленные удобные дороги, соединяющие со средиземноморскими портами, Арменией, Кавказской Албанией, Грузией, побережьем Персидского залива и южной Аравией. Долгое время армия Сасанидов пользовалась парфянской системой, то есть была, как и у парфян, «боярским ополчением». Да и наводящую ужас на врагов парфянскую конницу Сасаниды оставили без изменения, что и неудивительно. Многие парфянские дома перешли на службу Сасанидам. И только в середине 6 века армию сделали регулярной и профессиональной. Кроме того, как у парфян во главе страны мог стоять только Арсакид, так и Государство Ариев имел право возглавлять только Сасанид.

    О сктруктуре общества парфян ничего толком не известно, поэтому сравнить её с сасанидской не получится. Структура же последней, установленная, как говорят, основателем империи Ардаширом, была такова. Всё общество делилось на четыре сословия: жрецы, воины, писцы, под которыми понимались чиновники государства и куда, включались и врачи, астрологи, поэты. Четвёртым же сословием был, так сказать, рабочий народ – крестьяне и ремесленники, сюда же входили купцы и торговцы.

    Желая подчеркнуть преемственность своей власти от Ахеменидов, Сасаниды высекали огромные рельефные изображения (высотой 5-6 м) на тех же самых скалах, где были высечены гробницы Ахеменидов и копируя ахеменидский стиль изображений. Некоторые барельефы высечены прямо под их гробницами. (Археологический комплекс называется Накше-Рустам (Рисунки Рустама) и Накше-Раджаб (Рисунки Раджаба), которое находится в нескольких сотнях метрах от первого, как же называли это место собственно Ахемениды или Сассаниды, неизвестно).

    Накше-Рустам Барельеф Бахрама (Варахрана) II Царь Шапур I и взятый им в плен римский император Валериан I Ахура-Мазда передаёт Ардаширу I знаки царской власти Коронация царя Нарсе

    Например, под гробницей Дария Великого высечены барельефы Бахрама (Варахрана) II, на которых изображены поединки конных воинов. Рядом находится барельеф Шапура I, сына основателя династии Сасанидов, в честь победы над римским войском и пленным римским императором Валерианом I, униженно склонившимся и просящим милости. Это, кстати, единственный случай в истории, когда римский император попал в плен. Валериан предложил за себя выкуп, но Шапур приказал влить ему в глотку расплавленное золото, снять с него кожу, набить его чучело соломой и навозом и поставить на всеобщее обозрение у зороастрийского храма в Сузах.

    Статуя Шапура I в гроте под Бишапуром Также в Накше-Рустам можно увидеть ещё один барельеф времён Сасанидов, изображающий Ардашира I, которому Ахура-Мазда передаёт знаки царской власти в виде небольшого обруча. Оба сидят на конях, под конём Ардашира лежит поверженный последний парфянский царь Артабан V, а под конём Ахура-Мазды – поверженный Ахриман, символ зла в зороастризме. Кроме него есть ещё барельефы царя Ормизда II со всадником, выбивающим из седла соперника, и царя Нарсе, сына Шапура I, с изображением его коронации, как царя Армении, с участием богини Анахиты, которая передаёт ему знаки царской власти.

    Несмотря на то, что многие лица у барельефов сбиты, на уцелевших можно легко рассмотреть, что на них изображены люди белой расы. И хотя Сасаниды всячески отмежовывались от парфян, подчёркивая свою персидскость, вышли они из одного источника, из одной культуры. Так, например, древнеримский историк Аммиан Марцелин, который жил в 4 в н.э. и непосредственно участвовал в римско-персидских войнах времён Сасанидов, написал книгу «Римская история», где отмечал: «Поэтому-то и персы, будучи скифского происхождения, весьма опытны в военном деле…» (Книга ХХХ1, Гл.2, пункт 17).

    В пользу того, что персы родственны скифам, свидетельствует ещё и тот факт, что первые использовали в своём искусстве так называемый «скифский звериный стиль». Предметы, изготовленные в этом стиле, находят по всей Евразии от Тихого до Атлантического океанов, в том числе в Китае, Монголии, Германии, Англии, северной Италии, Балканах, Иране, не говоря уже о России.

    Скифский звериный стиль. «Сцена терзания». «Сибирское золото». Эрмитаж Скифский звериный стиль. «Сцена терзания». Семибратние курганы. Кубань Скифский звериный стиль. «Сцена терзания». Барельеф Дмитриевского собора во Владимире Скифский звериный стиль. «Сцена терзания». Персеполь Скифский звериный стиль. «Сцена терзания». Серебряное блюдо империи Сасанидов

    Например, в Эрмитаже хранится огромная коллекция скифских золотых изделий, которую называют «сибирским золотом». Её история восходит ещё ко временам правления Петра I. Когда он узнал, что в Сибири «достают» из могильников различные золотые украшения, то приказал их скупать и доставлять в Петербург. Там они были помещены в Кунсткамеру, а впоследствии – в Эрмитаж, где и находятся по сей день. Это, к слову, о Сибири, как «земле неисторической», коей окрестил колыбель земной цивилизации извратитель прошлого нашей Родины, немец Герард Фридрих Миллер – «отец истории Сибири».

    Но нас в данном случае интересуют так называемые «сцены терзания», которые изображают борьбу зверей и птиц, в том числе и мифологических – грифонов, китоврасов (кентавров), птиц-сиринов и пр. Особенно популярным в этих сценах был сюжет «терзания» парнокопытного животного хищным, в частности, лев терзает быка, лошадь или оленя. В коллекции «сибирского золота» Петра I есть скифская золотая застёжка 6-5 вв. до н.э. с этим сюжетом. Он же изображён на золотой пластине, которая покрывала деревянный ритон, найденный на Кубани в месте, которое археологи называли «Семь братьев», по числу огромных курганов (5 в. до н.э.). Интересно, что эта же сцена изображена на барельефе Дмитриевского собора во Владимире.

    Тот же самый сюжет использовали персы времён Ахеменидов, украшая парадную лестницу в своей церемониальной столице – Персеполе, и времён Сасанидов – на серебрянном блюде. Примечателен тот факт, что всего в мире найдено примерно 340 серебрянных изделий времён Сасанидов и именно в Иране найдено всего 3 (!), а большую часть нашли весьма далеко от него. Несколько изделий обнаружили на Украине, но львиная часть приходится на Приуралье, это так называемое, прикамское серебро. Причём никто, собственно и не искал эти серебрянные изделия. Все они были найдены случайно – при распашке целины, при выкорчёвывании пней, предшествующем распашке, либо в обрыве оврага, размытом вешними водами. Считается, что серебрянные вещи времён Сасанидов попали так далеко на север в результате торговых связей севера и востока.

    Но вернёмся к державе Сасанидов. Скифский военный опыт, о котором говорил римский историк Аммиан Марцелин, весьма пригодился новой династии, утвердившейся на землях Ирана. Как и Арсакиды, Сасаниды практически всю свою историю воевали, начиная с вооружённой борьбы за власть в самом начале и войнами с Византией, и заканчивая борьбой против арабского нашествия, в конце. Сначала Сасаниды вели несколько войн с Римом на своих западных границах, которые длились почти 30 лет. В результате, Иран вышел победителем и значительно прирос территориями.

    Великий шёлковый путь Как водится, римский дранх нах остен, что при Арсакидах, что при Сасанидах, имел свою причину. И причина эта была экономической. Дело в том, что через территорию Ирана проходили важнейшие торговые пути, в том числе и Великий шёлковый путь из Китая в Европу, а также Великий Волго-Камский меховой путь, по которому добытые на севере Евразии меха, попадали на рынки восточных и европейских стран, а их товары, соответственно, попадали на север. Вот, откуда в Приуралье могли появиться серебраные изделия из Ирана. Также через Иран проходили торговый путь из Северной Месопотамии в Армению и Грузию. Вот за то, чтобы завладеть этими путями, перестать платить таможенные пошлины, а также сбить цены на импортные товары, и боролся Рим сначала с Арсакидами, а затем и с Сасанидами. А после его падения, эстафету подхватила Византия, которая на протяжении 75 лет непрерывно воевала с сасанидским Ираном за контроль торговых путей, в результате чего, обе державы истощили себя и открыли дорогу арабским завоеваниям Ближнего Востока.

    Воевали Сасаниды и на востоке своей державы, подмяв под себя Кушанское царство, располагавшееся на территории современной Средней Азии, Афганистана, Пакистана, Северной Индии и созданное среднеазиатскими скифами – саками. Также Сасаниды воевали и с эфталитами, которые в 4-6 вв. создали обширное государство на территории современных Средней Азии, Афганистана и северной Индии. Эфталиты, по сведениям византийского историка Прокопия Кесарийского, происходили из скифского племени массагетов. Печально, но факт, вышедшие из одного корня народы белой расы весьма энергично и продолжительно воевали между собой.

    К сожалению, об экономике сасанидского Ирана известно исчезающе мало, из-за отсутствия иранских источников. Современные историки пользуются, в основном, сведениями арабских источников 9-10 вв. и описывают экономику Сасанидов, «учитывая определённую стабильность экономических форм для древности и средневековья», как земледельческую и кочевую. Однако, хотелось бы узнать у таких историков, каким образом «земледельческая и кочевая» экономика сасанидского Ирана смогла тащить на себе такие долгие и, безусловно, дорогие для государства войны? Ведь для того, чтобы вооружить армию, нужны не только немалые средства, но и достаточно развитая материально-техническая база. Всё дело в том, что главной ударной силой и костяком сасанидского войска была тяжёлая конница. Иранская пехота играла второстепенную роль. Тот же Прокопий Кесарийский писал, что пехота персов – «ни что иное, как толпа несчастных крестьян, которые идут с войском только для того, чтобы подкапывать стены, снимать доспехи с убитых и прислуживать воинам в других случаях». А вооружение этой самой тяжёлой конницы было очень серьёзным.

    Парфянский катафрактарий (современная реконструкция из города Дура-Европос) Ведь всадники-катафракты производили впечатление людей из железа. Они с ног до головы были защищены тяжёлыми доспехами. Голову защищал шлем с маской, защищающей лицо, на тело одевался пластичатый или чешуйчатый панцирь. Руки защищались либо рукавами панциря, либо металлическими наручами из широких поперечных полос, кольцами охватывающими руку. Ноги катафрактария защищались поножами, по конструкции подобные наручам. Как наручи, так и поножи могли изготавливаться из кожи. Кроме защитного облачения собственно катафрактария, защита полагалась и его лошади. Она представляла собой пластинчатую попону и металлическую маску. Кроме того, на лошадь одевалось седло специальной конструкции, которое позволяло коннику не падать при нанесении удара тяжёлым копьём 3-4 метров длиной. Так что, логично будет предположить, что «земледельческая и кочевая» экономика такие вещи просто не может произвести. Значит, было что-то совсем другое в сасанидском Иране, но что, нам не говорят.

    Зато нам известно о бурной религиозной жизни сасанидского Ирана. Помимо государственной религии персов – зороастризма – в державе Сасанидов существовали различные так называемые гностические секты, в основе которых лежали различные толкования Торы и Каббалы, источником и проводниками которых стали иудеи, которые обосновались и процветали в Иране ещё со времён так называемого вавилонского плена.

    (Гнозис (греч. – знание) – смесь греческой философии, различных языческих культов с египетскими, вавилонскими, зороастрийскими и иудейскими верованиями, претендующая на знание о бесконечном, божественном и вечном.).

    При этом, если во времена Ахеменидов они всеми способами пытались пробраться во власть и заменить собой персидскую аристократию, то во времена Сасанидов, выждав несколько сотен лет, им изменили тактику. Теперь иудеи стали пытаться произвести в Персии идеологическую диверсию, направленную на то, чтобы вытеснить родную веру персов, подменив её своими религиозными конструктами. О причинах можно только догадываться. Возможно, что, просочившись во власть, они поняли, что народом, которому с детства вбивали в голову установки об абсолютной неприемлемости лжи, о справедливости, о чувстве собственного достоинства и другие подобные качества личности, править не так легко как хотелось бы их кураторам. Неудобны для иудеев эти качества у гоев, для комфортного ими управления, не рабские они.

    Поэтому-то в Персии ещё при парфянах расплодились различные секты на основе иудаизмма. Это каиниты, мандаиты и манихеи. Каиниты – почитали Каина, как первую жертву Иеговы. Каиниты не признавали Иегову истинным богом, а только второстепенным. Поэтому они считали, что вера в истинного бога состоит в противостоянии богу этого мира, и, если бог этого мира против Каина, значит, Каин на стороне истинного бога. Каин, став братоубийцей, позволил тем самым отвергнуть Иегову, искупить первородный грех и поклоняться истинному богу. Да, вот такие вот были (и есть, каиниты существуют до сих пор) гностические вывихи мозгов.

    Картина из серии «Еврейское счастье» Владимира Любарова Ещё в Персии обосновались мандаиты (или мандеиты), учение которых называется, соответственно, мандеизм (от арамейского mandaya – «обладающий знанием») – сборная солянка из суеверий халдеев, идей и верований, почерпнутых из Талмуда и Каббалы. Они прововедовали о греховности и нечистоте этого мира, сотворённого силами тмы и мрака, противопоставляя его миру духовному, соответственно, сотворённому из света и чистоты. То есть, материя греховна, и душу надо спасать. Создателем тленного мира именуется Руха Кводша, женский дух обольщения, имя которого восходит к иудейскому «дух святой». Еврейского бога мандеи называют «Адонаи» и считают богом зла, уважают Адама, поскольку Адам – это гностический Первочеловек, большое значение имеет Енох, как архетипический библейский эзотерик. Не признают Моисея. Практикуют крещение водой. Проповедуют аскетизм и преданность учению. Мандеизм был достаточно распространён при парфянских царях. Например, Артабан III спас их от преследования иудеями, за что мандеи славят его в своих исторических документах.

    Ещё одна иудейская секта – манихеи. Эта секта вышла из мандеизма и называется по имени её основателя Мани. Появилась в Персии в 3 в н.э. и с тех пор распространилась по всему миру от Европы до Китая. Считается, что Мани был сыном парфянского аристократа, причём Аршакида. Однако по другой версии, по происхождению он был иудеем. Однако, если по поводу его происхождения есть разногласия, по поводу того, кто его воспитал, разногласий нет. Все исследователи согласны в том, что рос и воспитывался в среде каббалистической секты мандаитов. И собственно манихейство есть слегка модифицированный мандеизм.

    Мани проповедовал дуализм добра и зла, в борьбе которых побеждает зло – дьявол, поглотивший «божественную душу мира» и породивший материальный мир. Плохие новости о победе зла Мани разбавлял проповедями о всеобщем равенстве и братстве, уничтожении всех религий, отрицанием собственности, брака, семьи, поскольку они «способствуют удержанию духа в узах материи», одновременно вводя распущенность нравов, исключающих рождение детей в ранге сакральных действий, и государственного управления. Манихейство предлагало как можно скорее расстаться со всем материальным, осуждая занятие земледелием, как «причиняющее страдание». В манихействе были свои избранные – 70 человек, как в иудейском Синедрионе, которых при инициации крестили семенем их собратьев по вере. Ко всем, кто не принадлежал к их секте, манихеи предписывали относится жестоко: «И если бы голодный – не манихей – попросил есть, то, пожалуй, за каждый кусок стоило бы наказывать смертной казнью».

    Как ни странно, эти идеи нашли множество сторонников, в том числе и в среде сасанидской знати. В том числе он нашёл понимание даже у Царя царей Шапура I, и обратил в свою веру двух братьев царя. В течении 30 лет правлени Шапура баланс между зороастризмом и манихейством сохранялся, несмотря на то, что Мани развил бурную деятельсть по проповедованию своего учения, мотаясь из конца в конец сасанидской державы. После смерти Шапура, трон кнаследовал его сын Ормизд, который также благосклонно отнёсся к Мани, однако через год он умер и трон перешёл к Бахраму, которому очень не понравилась деятельность «святого человека», которая явно вела к государственному первороту. Бахрам церемониться с ним не стал и, объявив его «распространителем иудейской ереси, врагом рода человеческого и персидского народа, чьё учение разрушает брак и семью», казнил после годового заключения в тюрьме.

    Однако, казнь Мани не спасла Державу Ариев от революционной катастрофы, в том числе и в умах и душах людей, которую тщательно готовили гностические секты на основе иудаизма.

    Государство эфталитов К концу 3 в. н.э. манихейство породило религиозно-философское учение на основе иудаизма – маздакизм, трансформировавшийся со временем в движение маздакитов. Само слово «маздак» не является именем собственным, а является титулом главы секты, а основателем учения является зороастрийский священник Зардушт-и Хурракан, и изначально учение это называлось «зардуштакан». В 5 веке главою маздакитов был зороастрийский жрец (мобед) по имени Маздак, сын Бамдада, который жил и «работал» при шахиншахе Каваде (Кобаде) I (правил Ираном в 488-496 и 499-531 годах). В то время Эраншахр жил трудной и неспокойной жизнью. Отец Кавада Пероз (Фируз) вёл изнурительные войны на востоке с государством так называемых эфталитов (другое название скифского племени массагетов, царствовавших в то время в средней Азии, на севере Индии и Афганистана).

    Войны заканчивались поражением персов и выплатой серьёзных военных контрибуций, а также потерей некоторых восточных территорий. Огромные деньги шли и в том числе на выкуп высокородных заложников. Например, Пероз несколько лет собирал деньги для выкупа своего сына Кавада, оставленного заложником у эфталитов, как гарантию выплаты всей суммы контрибуции. В последней войне, начатой в 483 году погиб сам Пероз и несколько его сыновей. Страна была истощена до крайности. Да и во время правления Пероза Иран не мог похвастаться благоденствием. Засуха, свирепствовавшая семь лет, породила голод и тотальное обнищание населения. Города пришли в запустение, денег катастрофически не хватало, приходилось брать взаймы у Византии. Однако, персам удалось выйти из этой ситуации. Правительство организовало налоговые льготы, раздачи продовольствия и даже построило три новые города (Мухаммад ат-Табари «Истории пророков и царей XIV-ХIV в.»).

    Однако, несмотря на все усилия правительства, Кавад получил достаточно ослабленную державу, как экономически (засуха и, соответственно, неурожаи продолжались, как и набеги саранчи), так и политически. В стране не прекращалась борьба за власть и влияние на главу Эраншахра между жречеством и аристократией. Мобедан мобед – главный зороастрийский жрец – был вторым человеком в державе после шахиншаха, что не устраивало глав семи влиятельнейших родов Ирана, да и между собой они постоянно соперничали. Стоит сказать, что сам Кавад оказался на троне только после того, как Суфрай (или Сохр по другим источникам) из дома Карена сверг его дядю Балаша (Валкаша). Вообще-то, Суфрай и был реальным правителем Ирана, что и отмечает Фирдоуси в своём «Шахнаме»:


    Не шаху Кобаду подвластен был край,
    Дела за него пахлаван совершал,
    Близ шаха воссесть никому не давал.
    Без голоса шах, и мобедов лишён,
    Суфрая веленьями край полонён...
    О нём же твердили: «Владыкой страны
    Зовётся, но войска лишён и казны.
    Ни власти, ни права решать, властелин
    над всею державой Суфрай лишь один.

    Такая ситуация не могла не тяготить шахиншаха. Напрямую он не мог убрать Суфрая – слишком тот был влиятелен и имел собственное войско. Только примерно через четыре года, лишь сумев натравить на него другого знатного и могущественного человека – Шапура из рода Михран – Кавад добился казни Суфрая. (Дашков С.Б. «Цари царей – Сасаниды». С. 129-130).

    Тем временем в Иране набирало силу движение маздакитов, которое стало особенно популярным среди беденейшего слоя иранского населения. Людям предлагались простые решения непростых проблем. Все проблемы, вещали маздакиты, можно решить, введя уравнение благ, разделив богатство богатых поровну между всеми, всё должно быть общим и равнодоступным для всех мужчин, как доступны огонь, вода, пища. Впоследствии, правда оказалось, что некоторые оказались равнее, чем остальные и получили несравнимо большую долю от «всего равнодоступного». Сам же руководитель втёрся в доверию к Каваду, и стал вторым человеком в государстве. Шахиншах назначил его мобеданом мобед.

    Как это могло произойти? Называют несколько возможных причин, по которым шахиншах благосклонно принял и новое учение, и его руководителя.

    Во-первых, Кавад, возможно, надеялся, что путём реформ, предложенных Маздаком, можно будет избежать народных волнений, вызванных голодом и стремительным обнищанием простого люда.

    Во-вторых, с помощью тех же реформ Кавад надеялся ослабить знать, прежде всего, семь сильнейших парфянских родов – Суренов, Каренов, Михранов и др., которые подчинялись шахиншаху в меру своего желания, да и вообще сами ставили шахов на престол, а налоги в шахскую казну платили очень и очень нерегулярно. Зато регулярно воевали между собой. Социальной реформой, которую предложил Маздак, в том числе и требованиям снижения налогов с населения и раздачи неимущим денежных вспомоществований, а также продовольствия из своих запасов, Кавад надеялся значительно уменьшить влияние не вмеру независимых аристократов.

    В-третьих, Кавад надеялся ослабить жречество, передав власть в стране в руки «альтернативной» религии.

    В-четвёртых, сам руководитель маздакитов был личностью незаурядной, обладая недюжинными организаторскими способностями и умением втираться в доверие, не гнушаясь ничем, будь то «правильные слова», свои для каждого слоя слушателей, а то и прямая фальсификация своей «святости». Так, владея знаниями зороастрийских жрецов, он вычислил, что вскоре появится «муж, который провозвестит новую веру», и сам решил стать этим мужем. С этой целью он решил организовать трюк с «говорящим огнём».

    «…он приказал своим гулямам (подвижникам), чтобы они провели из потайного места подземный ход, постепенно пробуравили землю, чтобы конечное отверстие оказалось среди храма огня, как раз там, где возжигали огонь, – отверстие очень маленькое. Затем он заявил о своём пророческом призвании и сказал: «Меня послали, чтобы обновить веру Зардушта (Зороастра), народ забыл смысл Зенд-Авесты, не так исполняет повеления бога, как проповедывал Зардушт. Ведь, когда сыны Исраиля не выполняли некоторое время повелений Моисея, – мир над ним! – которые он от имени бога запечатлел в Торе, поступали напротив, то бог послал пророка, согласно Торы, чтобы сокрушить сопротивление сыновей Исраиля, обновить постановления Торы, вывести народ на правый путь…»

    Эти слова дошли до слуха царя Кубада. На другой день он позвал вельмож и мубадов, открыл суд для разбора жалоб, позвал Маздака и всенародно спросил Маздака: «Ты притязаешь на пророческое призвание?» Ответил: «Да, я пришёл потому, что существует много противоречий вере Зардушта, много проявилось упущений. Я всё приведу в правильность. Смысл Зенд-Авесты не тот, по которому действуют, покажу её смысл». Тогда Кубад спросил: «Какое твоё чудо?» Ответил: «Моё чудо таково: огонь, наши кибла и михраб, – я заставлю говорить, попрошу у всевышнего, чтобы он приказал огню засвидетельствовать моё пророческое призвание таким образом, что царь и окружающие его услышат голос»…

    На другой день Маздак послал к тому отверстию одного послушника и сказал: «Как только я громким голосом позову бога, ты подойди по подземелью к дыре и произнеси: «Благо земных поклонников бога состоит в том, чтобы они следовали словам Маздака, тогда они получат счастье в том и этом мире».

    Вот Кубад с вельможами и мубадами отправился в храм огня, позвал Маздака. Маздак пришёл, встал возле огня, воззвал громким голосом к богу, воздал хваление Зардушту и замолчал; из середины огня раздался голос таким образом, как мы упомянули, так что царь и вельможи услышали. От этого они пришли в изумление, и Кубад в душе решил в него уверовать». (Низам аль Мульк «Книга о правлении». Глава сорок пятая. «О появлении Маздака, его вероучении, как произошло его убиение Нуширваном Справедливым»).

    Говорящий огонь, конечно, произвёл на Кавада неизгладимое впечатление, но не только он. Сам Маздак также был не промах и оказался знатным демагогом, способным заморочить голову не только простолюдинам. Так, Фирдоуси в «Шахнаме» рассказывает, что Маздак очень любил задавать шахиншаху аллегорические загадки, добиваясь нужного для себя ответа, который приводил к нужным для него действиям. Например, вот какие вопросики подкидывал манипулятор царю:

    «Если один умирает от яда, а другой из скупости не даёт ему противоядие, как назвать этого другого?» Ответ Кавада, получившего воспитанние перса, в котором культивировалась честь и достоинство, был таков: «Этот скупец – убийца и подлежит казни». На следующий день Маздак задаёт ещё один вопрос: «Заключённый умер в темнице от голода, ибо тюремщик его, имея хлеб, перестал кормить узника. Какая кара положена тюремщику?» «Казнь», – отвечает Кавад.

    После таких ответов, Маздак спешит издать распоряжение от имени шахиншаха – да-да, после общения с огнём он получил такое право и не только его – что голодные могут врываться в амбары знати и брать, сколько нужно. О тотальном грабеже и бесчинствах докложили Каваду. Он, конечно, впал в гнев, но слова Маздака, что, если он хочет слыть справедливым царём, то не должен походить на скупца, не дающего противоядие, или тюремщика, морящего узников голодом, спасают «пророка» от расправы. А, возможно, Кавад понял, что голодные феллахи были просто не в состоянии вскрыть хорошо охраняемые амбары, а, значит, Маздак располагал хорошо вооружёнными боевиками. И этот факт являлся ещё одной, возможно, самой веской причиной, по которой шах Кавад вынужден был прислушаться к проповеднику «всеобщего счастья и равенства».

    Итак, Маздак стал пророком, это к тому, что он же был казначеем Кавада, и простой люд повалил к нему толпами, тем более, что неграмотным феллахам предлагалось очень простое и понятное решение их проблем – «все равны» и «всё поделить поровну». Вот, по словам персидского историка Ибн-Мисхавейха (932-1030), жившего в уже мусульманском Иране, чем прельщали народ апологеты маздакизма: «Они утверждали, что возьмут блага для бедных у богатых и возвратят их от великих к малым; что тот, у кого есть избыток денег, пищи, женщин и имущества, имеет на них не больше прав, чем другой... Люди уверовали в него, потому что он прельщал их и побуждал искать утешения в богатстве и жёнах, говорил, что это дело праведное, угодное Богу…»

    И здесь стоит упомянуть ещё одну причину восприимчивости людей к учению маздакитов. «День Сварога» подходил к концу, и «эволюционное солнце» светило, но уже не грело, позволяя проявляться в людях низменным наклонностям. Тем более, что перед этим их «раскачивали» разнобразными гностическими иудейскими ересями, пробиравшиеся в государственную религию, и исподволь трансформирующие её, часто до противоположного. Да, паразиты очень настойчивы и последовательны в достижении своих целей, планируя свою стратегию на столетия и столетиями же добиваясь нужного им результата.

    От нового учения воздерживались лишь зороастрийские мобеды и военное сословие, хотя последние поначалу и не оказывали никакого сопротивления, видя, какое влияние Маздак оказывал на шахиншаха. Тот приказал сделать для «пророка» золотое кресло, украсить его драгоценными камнями и поставить в тронном зале, причём этот самый трон стоял несколько выше трона самого шахиншаха. Более того, «пророк» получил право издавать приказы от имени самого шахиншаха.

    Так, один из приказов Маздака гласил: «Да будут разделены блага между людьми, в одном и том же. Да отдаст один другому свое богатство, чтобы не было нищеты, бедности, чтобы все были равно наделены житейскими благами. Жёны – тоже ваше имущество. Да будет разрешено каждому познать женщину. Пусть никто не будет в этом мире обделён удовольствиями и наслаждениями, двери желания да будут открыты перед всеми людьми…»

    Увы, но в результате провозглашённых благих намерений, пустопорожней болтовни о борьбе добра и зла, и высоких слов о свободе, равенстве и братстве, как это всегда водится с благими намерениями, приправленными высокими словами, реальность получилась прямо противоположной и благим намерениям, и высоким словам. Стараниями маздакитов Иран погрузился в пучину кровавого беспредела и беспредельного разврата.

    «Народ развратился от соблазна общности имущества и жён. Образовался среди простого люда такой обычай: приводил кто к себе в гости двадцать человек, и вот, откушав хлеба, мяса, вина, сладостей, послушав музыку, шли гости один за другим в женские покои, и это не считалось зазорным. Было даже правило: вошедший к женщине оставлял у дверей помещения шапку; когда другой сластолюбец видел положенную шапку, он должен был дождаться, пока его предшественник не выйдет из двери». («Литература Ирана X-XV вв.» в серии «Восток», Сб. II, Academia, М-Л. 1935, стр. 159-160).

    Дошло до того, что под напором Маздака шахиншах официально отменил законы о традиционном браке в 496 году. Более того, Маздак настолько «потерял берега», почувствовав себя всемогущим, что потребовал себе в постель супругу шахиншаха Ковада. Вот, как это описывает арабский учёный и музыкант Абу-ль-Фарадж Аль-Исфахани (897-967 гг.) в многотомной антологии арабской поэзии с 6 по 10 века «Книге песен»:

    «Однажды перед Ковадом была его супруга с царевичем Ануширваном, и тут вошел Маздак. Увидев её, он сказал Коваду: «Отдай её мне, я хочу удовлетворить с ней своё желание». Так как маздаки проповедовали общность жён, а царь был богобоязнен и поглощён делами веры, он ответил: «Бери». Царевич же бросился к Маздаку и неотступно просил и умолял его позволить увести прочь мать. Наконец он поцеловал ему ногу, и тогда Маздак отпустил их. Это крепко запало царевичу в душу»... Хосров рассчитался с Маздаком сполна за всё, что тот сотворил с его родиной.

    Поскольку уничтожить социальное неравенство, которое по теории Маздака есть зло, невозможно было без насилия, то «пророк» и его приспешники просто натравливали бедняков на состоятельных людей. Жаждавшие обещанной справедливости, клюнувшие на такую заманчивую удочку неграмотные, измученные нищетой люди, врывались в дома знатных, грабили их, насиловали их жён, о чём раньше они и подумать не смели, но им же сказали, что теперь можно, что они вправе распоряжаться чужим имуществом, что все женщины общие, более того, что этого хочет Бог.

    А, ведь по зороастрийским законам богатые члены общины были обязаны помогать бедным, как имуществом, так и пропитанием, что они и делали, но именно только помогать, а не отдавать последнее. Зороастрийцы почитали богатство, добытое собственным трудом, а вот желание богатства любой ценой презиралось и порицалось. Кроме того, персы были воспитаны в уважении к чужому имуществу, как уважению к самому человеку, его достоинству и через это к его роду, его предкам.

    После двадцати лет (!) такой «политики» никто не был уверен в безопасности своего состояния, безопасности своей семьи, да и личной безопасности тоже. У человека, имеющего красивую жену, могли её забрать на некоторе время по той простой причине, что тот, кто имел жену некрасивую, имел полное право на неё по закону справедливости и благочестия, который провозгласил Маздак. В стране появились дети, которые не знали, кто был их отцом.

    Так идеология Маздака разрушала основы персидской идентичности, прерывала преемственность рода, отрывала человека от его корней, что делало человека слабым и уязвимым. Более того, люди низшего сословия получили доступ к аристократкам. Маздакиты прикладывали максимум услилий, чтобы размыть генетику «сильных людей», чтобы древние персидские рода ариев с сильной генетикой, носители которой были единственными, кто мог противостоять празитам, побыстрее выродились. И это было ещё одним ударом по целостности персов, по их мировоззрению, по их защитному полю, которое выстраивалось на протяжении поколений. Традиционная иерархия ценностей была заменена на фиговый листок маздакитской идеологии и низменных инстинктов толпы. Кстати для большей эффективности перераспределения богатств, Маздак имел свою маленькую армию, по сведениям Низама аль Мулька 12 тысяч вооружённых боевиков. И проповедующий ненасилие и любовь к ближнему не стеснялся проливать кровь там, где он считал нужным.

    Удивительно, но факт. События в далёком Иране 5 века нашей эры очень напоминают события, которые случились сначала в Европе, а потом в России, спустя примерно полторы тысячи лет – «Великие Иудеские революции» разных стран. Те же лживые лозунги о свободе, равенстве и братстве, то же самое разрушение государственности и сложившегося мировоззрения, то же уничтожение «сильных людей» народа, тот же лозунг «грабь награбленное», то же насилие и кровь, лившаяся реками. Те же неприкасаемые: как маздакиты не трогали богатых иудеев, кои многократно приумножили свои богатства, пока состоятельных персов силком загоняли в «равенство и братство», обобрав до нитки, так и «парижские коммунары» в 1848 году не тронули ни один из 150 домов Ротшильдов.

    Можно ещё вспомнить декреты о национализации женщин, издававшиеся в первые годы Советской власти. Тот же институт иудейских жён, хорошо продемонстрироваший свою эффективность ещё во время Эсфири-Мордехая. Известно, что многие сасанидские принцы и шахи были женаты на еврейках, о чём говорится в пехлевийской книге «Иранские шахрестаны» (Иранские города). Например, Иездегерд I, Ормизд IV, а Хосров I и Хосров II выбрали в жёны христианок. Всё происходило словно под копирку. Даже форма одежды совпадала – маздакиты одевались в красные и чёрные кожаные куртки. Как видим, мировой паразит особенно не заморачивается с придумыванием чего-то новенького. Да и зачем? Старые методички по управлению людьми, спущенные земным паразитам их «старшими товарищами», не потеряли своей эффективности и через полторы тысячи лет.

    Хосров I Персам удалось остановить кровавую вакханалию, развязанную иудействующими и спасти то, что осталось от их истерзанной родины. Второй сын шахиншаха Ковада, взял власть в свои руки (первый сын был ярым маздакитом) и провёл несколько блестящих операций по нейтрализации уже значительно укрепившегося во власти противника. Он не забыл того унижения, которое Маздак заставил его испытать. Вот, как об этом пишет Абу-ль-Фарадж Аль-Исфахани в «Книге песен»:

    «Когда Хосров получил полную власть в государстве и всемогущий жрец явился к нему с наставлениями, Хосров воскликнул: «Ты всё ещё здесь, сын блудницы? Богом клянусь, вонь твоего чулка всё ещё не покинула моего носа с той поры, как я целовал твою ногу». Маздакиты начали угрожать Хосрову. Более того, «говорящий огонь», постоянно подтверждающий «святость» и правомочность действий Маздака требовал смерти, как самого Хосрова, так и его отца Ковада.

    Однако, трюк с огнём был разоблачён. Хосров подкупил одного из приближённых Маздака, пообещав ему, кроме денег, жизни и положение при дворе. У шаха Ковада наконец-то открылись глаза, какого недостойного человека он пригрел у себя, в кранем слулаче, так это описывает Низам аль Мульк в «Книге о правлении». Отец и сын стали действовать сообща. Путём некоторых манипуляций они заставили Маздака поверить, что Хосров принял, наконец, его учение, чего «пророк» долго и нудно добивался. Чтобы достойно отпраздновать это знаменательное событие, Хосров предложил Маздаку созвать всех его сторонников в столицу, где им был обещан царский пир, царские же подарки, обещание окончательного всеобщего восстания за принятие новой веры по всей стране и уничтожение абсолютно всех, кто её не примет.

    На такую замануху даже хитроумный Маздак клюнул. На самом же деле, царевич справедливо рассудил, что самого Маздака убить легко, но его многочисленные вооружённые сподвижники, которые сидели по всей стране, могут наделать немало бед. В столицу явились все сторонники Маздака числом 12 000. И был грандиозный пир, маздакиты наслаждались дорогими подарками и дорогими яствами и напитками. После того, как гости прилично набрались, их выводили во двор по 20-30 человек и закапывали живьём вниз головой в заблаговременно приготовленные ямы. Последним таким же образом был казнён Маздак, которому дали возможность увидеть, что стало со всеми его головорезами.

    В дальнейшем Хосров провёл несколько реформ, призванных стабилизировать и укрепить разорённое государство, однако рана, нанесённая иудеями Державе Ариев, на этот раз оказалась смертельной: львиная доля богатств страны была вывезена «на Запад», цвет нации по большей части вырезан. И через почти 100 лет после маздакитского беспредела Иран был завоёван воинами ислама. Убийство последнего шахиншаха Йездегерда III в 651 ознаменовало конец эпохи Сасанидов и падение Державы Ариев.

    Выдающиеся женщины Древнего Ирана

    Амитис, первая жена Кира Великого Наш рассказ о древней Державе Ариев, которые оставили свою северную прародину, которую Авеста называла «Арийан Вэджа» – «Арийский простор», и переселились на территорию современного Ирана, был бы неполон без упоминания выдающихся женщин Арийской империи.

    На рисунке изображён Кир Великий со своей первой женой Амитис. Здесь и далее рисунки иранского художника Хохат Шакиба (Hojat Shakiba).

    Они были не только жёнами правителей, но и сами правили, они были государственными деятелями, воинами и даже командовали армиями, флотами и элитой армии – знаменитыми персидскими «Бессмертными». Например, персами правили царицы Атосса и Родогуна, собственным флотом командовала Артемисия из Галикарнаса в правление Ксеркса I, принцесса Сура была действующим генералом парфянской армии, а Пантеа Артешбод была командиром «Бессмертных» гвардейцев царя Кира Великого.

    О том, что персидские женщины были профессиональными воинами, свидетельствуют и археологические раскопки. Так, в 2004 году в городе Тебриз, что расположен на северо-западе Ирана, было обнаружено воинское захоронение 109 человек, погребённых 2 000 лет назад. Не было никаких сомнений, что все они – мужчины из-за наличия металлических мечей. Однако, тест ДНК, который провели у одного скелета, показал, что это женщина-меченосец. У остальных скелетов подобные тесты не проводились, и, кто знает, не являлись ли все похороненные с мечами женщинами-воинами?

    Наличие у персов женщин-воительниц неудивительно, учитывая тот факт, что персидская аристократия своим источником имеет скифов, а из истории известно, что во главе скифских племён, как в мирное, так и в военное время, могли стоять и женщнины. Например, можно вспомнить сакскую правительницу Зарину, царицу массагетов Томирис и царицу сарматов Амагу. Ещё можно вспомнить, что амазонки были не только искусными воительницами, но и основывали свои города в Малой Азии и Греции. Так, царицы амазонок Лампето и Марпезия с дочерью Синопой основали города Марпесса, Эфес, Смирна и Синопа. Во время Троянской войны царицы амазонок Пенфесиля пришла на помощь троянцам в борьбе против греков. Она пала в поединке с Ахиллом, но по легенде её последний взгляд заставил его навсегда в неё влюбиться. В греческой мифологии битва с амазоноками является одним из двенадцати подвигов Геракла. На севере Ирана существуют деревни, в которых женщины считают себя потомками амазонок.

    Отношение к женщине и её положение в Державе Ариев значительно отличалось от того, каковое имеется в современном Иране. Мало того, что мусульманская женщина находится в полной моральной и экономичечкой зависимости от мусульманского мужчины, так большинство мусульманских богословов даже объявили её умственно неполноценной (Naqes ol Aql) по сравнению с мужчиной. Такой постулат был принят на основании изречения сподвижника пророка Мухаммеда, Абу Саида аль-Худри, который сказал, что указанием на недостаток ума у женщины является то, что её свидетельство приравнивается к половине свидетельства мужчины.

    Однако, давайте познакомимся с некоторыми выдающимися женщинами Арийской Державы.

    Держава Ахеменидов

    Пантея (559-529 до н.э.) – выдающаяся женщина-военачальник в звании arteshbod – генерала во времена царя Кира Великого Ахеменида, супруга генерала Ариасба. Они командовали «Бессмертными», элитными песидскими войсками, которые составляли костяк персидской армии. Их количество всегда было равно десяти тысячам – если кто-то выбывал по серьёзному ранению или в случае смерти, его немедленно заменяли другим. Отсюда и произошло название этого элитного воинского продразделения. «Бессмертными» могли стать только персы, хотя туда принимали мидийцев и эламитов, причём первая их тысяча, составлявшая личную охрану царя, формировалась исключительно из персидской знати. Все «Бессмертные» должны были быть зороастрийцами. Пантея всегла закрывала своё лицо, чтобы не вводить в соблазн своих подчинённых. Также Пантея играла важную роль в обеспечении законности и порядка в Вавилоне после того, как в 547 г. до н.э. Кир завоевал Вавилонию. Имя Пантея означает «сильная и бессмертная».

    Артунис (522 до н.э.) – дочь Атебаза, генерал-лейтенанта (Sepahbod) армии Дария Великого в звании лейтенанта. Она была сильной и мужественной женщиной, а её имя означает «правда и доверие».

    Ирдабама (488 до н.э.) – была очень успешным предпринимателем во времена Ксеркса Великого. Она была крупным землевладельцем, имея в подчинении огромное количество работников, и производителем зерна и вина. Глиняные таблички, найденные в Персеполисе, содержат ссведения о её богатстве, предприятиях и сотнях рабочих обоих полов. У неё была своя собственная печать, что означало власть и высокое положение. Ирдабама доказала, что владеть огромной собственностью и богатством и занимать высокое положение в обществе могли не только женщины царских кровей; что всё было возможно, если много и тяжело работать. Её неаристократическое происхождение компенсировалось значительным состоянием, влиянием и независимостью. О ней также упоминается в некоторых исторических источниках. Ирдабама была только одной из многих успешных и влиятельных деловых женщин в древнем Персидском Мире. У большинства из них была власть использовать их собственные печати и фирменные бланки, указывающие не только на их независимость и самодостаточность, но и на существование социальной системы, которая признавала равенство, власть и независимость женщин.

    Стоит отметить, что 500 лет спустя в Европе римским женщинам не позволялось иметь собственное дело и владеть землёй. Они также не имели права голоса. А женщины, принадлежашие к аристократии, не работали. По свидетельству римских и греческих историков, работа была уделом рабов и низших классов. В древней Греции женщины считались существами второго сорта. Ситуация стала ещё хуже с распространением авраамических религий (иудаизма, христианства и мусульманства).

    Артемизия I (485 до н.э.) – правительница Галикарнаса – греческого города-государства и колонии Персидской Империи в правление Ксеркса I. Она была, по свидетельству Геродота, женщиной «мужественной отваги» и отличалась решительностью, а на военном совете умом. Кроме того, Артемисия была искусным флотоводцем и пришла к Ксерксу со своими пятью кораблями и лично командовала ими. О её искусности в качестве флотоводца свидетельствовал тот факт, что уровень подготовки её эскадры занимал второе место после финикийского города Сидона, а финикийцы, как известно, считались самыми умелыми мореходами античности.

    Артемизия учавствовала вместе с персидским флотом в битве при Саламине в сентябре 480 года до н.э., хотя перед этим настойчиво отговаривала царя от битвы с греками на море. И оказалась права – персы потерпели сокрушительное поражение. Во время битвы, в момент атаки греками её триеры, Артемисия нашла выход из положения очень необычным способом. Уворачиваясь от греческого корабля, намеренно или случайно, корабль Артемисии налетел на судно союзников и протаранил его посередине, послав на дно вместе со всем экипажем. Корабль афинян оставил Артемизию в покое, решив, что она сражается на их стороне. Ксеркс, наблюдая битву с отдалённых холмов, принял потопленный союзнический корабль за судно противника и был горд храбростью Артемисии. Очевидно, что с тонувшего судна никто не спасся, чтобы рассказать, что случилось на самом деле. Артемисия прорвалась обратно к персам, где, согласно Геродоту, Ксеркс объявил: «Мои мужчины превратились в женщин, а женщины стали мужчинами!» (Геродот. История. Книга Восьмая. Урания. 87-88). Полагают, что Артемизия и Ксеркс были связаны не только государственными интересами, но и личной привязанностью, хотя персидский царь так никогда и не женился на правительнице Галикарнаса.

    Пантея Артунис Артемизия и Ксеркс Парисатис и Дарий II Ютаб Ариобарзан

    Парисатис (423 до н.э.) – сводная сестра Ксеркса II и супруга Дария II. Она также была артешбодом (Arteshbod) – генералом армии Ахеменидов. Когда её сын, Артаксеркс II пожелал устранить своего брата Кира, Парисатис вмешалась и восстановила порядок в армии. (Персидские царицы располагали не только обширными владениями, но и собственными армиями). То, что она не могла достичь войной, она добивалась дипломатическими средствами. По сообщениям греческих историков, Дарий, о правлении которого известно не так уж и много, очень сильно полагался на мнение своей супруги, зато достаточно известно о дворцовых интригах и заговорах, которые огранизовывала всемогущая Парисатис. Пари означает «ангелоподобная».

    Аместрис (423 до н.э.) – дочь Дария II и Парисатис, военачальница армии Ахеменидов. Аместрис означает «друг».

    Сисигамбис (Сисси Камбиз) (381 до н.э.) – царица Персии и мать Дария III из династии Ахеменидов. Она известна тем, что приняла на себя все тяготы завоевания Персии Александром Македонским. И хотя имя Сисси означает «счастливая», таковой назвать её жизнь сложно.

    «Сисигамбис, мать Дария III, хотела жить лишь до тех пор, пока не увидит своими глазами смерть Александра, погрузившего своими преступлениями весь цивилизованный мир в боль и скорбь. Так, словно она ждала лишь его смерти, чтобы потом и самой умереть и не видеть больше страданий своего собственного народа. Лишь после кончины Александра она могла успокоиться. Смерть любимого сына Дария III, утрату прославленной Персии, убийства тысяч высокородных персов, ставших жертвой кровожадного бешенства этого эгоистичного македонца, уничтожение великолепных городов, превращённых Александром в руины, сотни тысяч персидских женщин и девушек, как знатных, так и простого происхождения, подвергшихся насилию македонцев и греков и ставших продажными шлюхами, она оплакивала достаточно долго. Со смертью Александра она, наконец, стала свободна и могла спокойно умереть. Она скончалась пять дней спустя после смерти Александра, 15 июня 323 года до н.э. вследствие полного отказа от пищи.

    Некоторые историки осмелились утверждать, что Сисигамбис тосковала по Александру – разрушителю династии Ахеменидов, и потому лишила себя жизни. Насколько лживы эти историки, можно убедиться хотя бы на этом примере. Какая мать будет так скорбеть по тому, кто несёт ответственность за падение её собственного сына? Какая мать будет так скорбеть по тому, кто совершил столько преступлений в её стране, принеся неисчислимые страдания людям и принудив дочь (Статиру) к браку? Какая мать в мире на такое способна? Мать Дария III, эта тонкая и благородная дама из дома Ахеменидов, была много испытавшей женщиной, которая всю жизнь провела в скорби и печали. Ещё Артаксеркс III взял в плен её отца и братьев вместе с племянниками, и обезглавил их. У неё было семеро сыновей и все они, кроме Дария III погибли в борьбе за власть. Оставшийся в живых Дарий с самого начала своего правления имел несчастье столкнуться с Александром, кроме того, он был вынужден бороться и с внутренним персидским кризисом.

    Судьбе было угодно, чтобы мать Дария III наблюдала и его падение, пленение и гибель. На её глазах были захвачены невестки и внуки, перед ней проходили картины крушения славного персидского народа и превращения его в рабов. Несомненно, она мечтала до тех пор оставаться в живых, пока собственными глазами не увидела бы смерть тирана, принёсшего несчастье её народу, стране и семье». (Александр «Великий» – Eskandare gojastak).

    Ютаб Ариобарзан (334 до н.э.) – командующая армией Ахеменидов, сестра легендарного персидского героя, генерала Ариобарзана. Плечом к плечу со своим братом она сражалась с греками и македонцами, встретив смерть в бою. Имя Ютаб означает «единственная».

    Амастрия (306-284 до н.э.) – влиятельная аристократка в Малой Азии (совр. Турция), дочь перса Оксиафра, брата Дария III, то есть она приходилась племяницей персидскому царю. Амастрия самостоятельно правила областью Гераклея. Она основала город-государство, названный её именем – Амастрия. Она завоевала и присоединила к своим владениям четыре соседних города.

    Парфянская Империя

    Статуя Родогуны, найденная во время раскопок в Нисе – столице Парфянского царства Родогуна (ок. 130 до н.э) – царица Сирии, дочь царя парфян, Митридата, она в 141 г. до н.э. вышла замуж за Димитрия II Никатора, царя Сирии, бывшего в то время пленником её отца. Легенда гласит, что однажды Родогуна купалась в бассейне. В это время прискакавший гонец сообщил ей о приближении вражеской конницы. Не раздумывая, лишь отжав мокрые волосы, Родогуна облачилась в военные доспехи и вскочила на коня, поклявшись завершить свой туалет только после победы. Во главе малочисленной личной охраны она, как вихрь, налетела на врагов, никак не ожидавших столь яростной и стремительной атаки. Родогуна обратила их в бегство и с победой вернулась во дворец. Эта история была столь популярна среди парфян, что они заказывали художникам изображения Родогуны в виде прекрасной женщины, вышедшей из воды после купания. Особо подчёркивались не сила и отвага, а красота и грация отважной парфянки. Царицу часто изображали с нерасчёсанными волосами даже на монетах, указывая на верность её своей клятве.

    Артадохт (Artadokht) (34 г. н.э) – начальница казначейства четвёртого парфянского шаха Ардавана (Артабана) IV из династии Арсакидов. Имя Артадохт означает «правдивая».

    Сура (Ок. 220-228) – дочь последнего парфянского царя Артабана V, стратег и военный гений династии Арсакидов, правая рука отца. Сура имела воинское звание «сепабод» (генерал-лейтенант). Её кумиром был гениальный парфянский военачальник прошлого Сурена. Она сражалась против своего дяди, Вологеза VI Парфянского (208-220), а затем с римскими легионами, которые послал в Парфию император Каракалла, рассчитывавший воспользоваться гражданской войной дла захвата восточных земель, подражая своему кумиру, Александру Македонскому. Её последняя и неудачная кампания была против Ардашира папакана, будущего царя Ирана Ардашира I – основателя династии Сасанидов. В 226 году армии Артабана V и Суры были разгромлены, а Артабан убит. Сура считается одной из величайших героинь в персидской истории.

    Держава Ариев при Сасанидах

    3 в. н.э. – начало 7 в. н.э. В течение долгого периода войн между персидской династией Сасанидов (224-751) и Византией многие женщины умели владеть мечом и участвовали в военных действиях. Персидские воительницы сражались мужественно и яростно – плечом к плечу с мужчинами; они доблестно защищали свой дом до последней капли крови. Среди персидских воинов, захваченных римлянами и византийцами, было немало женщин.

    Азадохт Шахбану (Azadokht Shahbanu) (241 г. н.э.) – царица Персидской империи, жена Шапура I Великого (второго шахииншаха Сасанидского Ирана), который вёл долгие войны с римлянами и даже пленил римского императора Валериана. В 260 году он основал город Гондишапур или Гунде-Шапур (Jondi Shahpur или Gundeshapur), который он сделал вторым по величине городом сасанидской империи и её интеллектуальной столицей. В последнем ему помогала его жена. Она организовала в городе обширную библиотеку, на базе которой впоследствии возник первый в Персии университет, а также медицинский центр, в состав которго входила больница, медицинская школа, факмакологическая лаборатория, дом для перевода медицинских текстов, библиотека и обсерватория. Царица Азадохт не была воином, однако прекрасно управлялась со своим мечом. Имя Азадохт означает свободная.

    Принцесса Аспас (Aspas) (383 г.н.э.) – дочь Ардашира II (второй персидский царь из династии Сасанидов). Принцесса была командующим персидской милиции. На картине изображения меча и щита принцессы основываются на археологических находках. Имя Аспас означант «страж силы».

    Принцесса Парин (Parin) (488 г.н.э.) – дочь Кавада (Qobad) – Советника Сасанидского верховного суда. Принцесса была очень умным политиком, великолепным государственным деятелем. Имя Парин означает ангел.

    Азадохт Шахбану (Azadokht Shahbanu) Принцесса Парин (Princess Parin) Турандохт Сасанид (Turandokht Sassanid) Апраник (Apranik) Азад-и Дайлами (Azad-e Daylami)

    Турандохт Сасанид (Turandokht Sassanid) (632 г.н.э.) – персидская принцесса, дочь Хосвова Парвиза, одного из самых известных шахов Ирана, сестра Азамидохт и Пурандохт. Легенда о принцессе Турандохт (её называли Турандот) была довольно популярна в Европе (европейцы сочиняли пьесы, сказки и оперы) и была взята из сборника персидских легенд «Тысячи и одной ночи» (Hezar o-yek shab). Она стала иконой аристократизма. Европейцы изменили национальность персонажей (у них Турандот – китайскя принцесса), но всё остальное оставили без изменений. Туран – это древнее персидское слово, которое обозначало территории Центральной Азии, которые входили в Персидскую империю. Изначально туранцами называли иранский народ турья (Tuirya) авестийской эры (1737 г. до н.э.) Имя Турандот означает туранская девушка (или дочь Турана: дохт – сокращённое от персидского дохтар (Dokhtar), что означает дочь).

    Арабо-исламское завоевание Персии

    К концу жизни основателя ислама – пророка Мухаммеда на Аравийском полуострове образовалось теократическое государство – Арабский Халифат, создателем которого также считают Мухаммеда. Во главе государства он пробыл всего три года и умер в 632 году. Однако он успел оставить своим преемникам основательно разработанный план по распространению своего учения и завоеванию новых территорий. И первые успешные набеги арабы совершили ещё при его жизни. Самыми первыми в очереди для завоеваний и обращения в новую веру стояли могущественные соседи – Византия и Сасанидский Иран, которые неутомимо истязали друг друга в войнах.

    Справедливости ради надо сказать, что очередные несущие «свет истинной веры» попытались сначала навязать её дипломатическими методами, в 628 году отправив письма с призывом принять ислам византийскому императору Ираклию, иранскому шаху Хосрову II Парвизу, правителю Египта и другим правителям соседних государств. Ну, как, дипломатическими. Послания пророка Аллаха, скорее были похоже на ультиматум. Реакция монархов, кроме персидского шахиншаха, неизвестна, но и ислам они не приняли, Хосров же пришёл в ярость. И ярость была вызвана не столько предложением сменить веру, известно, что персы были весьма веротерпимыми, да и сам шахиншах был женат на христианке (так сегодня мы называем последователей греческой религии), но неподобающим обращением к нему. И он имел на это все основания. Вот, что и в каком тоне написали главе огромной империи:

    «Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного!

    От Мухаммада, посланника Аллаха, Хосрову, государю Фарса. Мир тому, кто следует праведным путем и верует в Аллаха и Его посланника и свидетельствует, что нет божества, кроме Аллаха, Единственного, не имеющего сотоварищей, и что Мухаммад – раб его и посланник. Призываю тебя молиться Аллаху, ведь я, посланник Аллаха, обращаюсь ко всем людям, чтобы увещевать тех, кто жив, и доказывать правоту этих слов неверующим. Прими Ислам, и будешь спасён, а если откажешься, то, воистину, будет на тебе грех…»

    В ответ Хосров разорвал письмо и казнил посланцев, на что Мухаммад впоследствии сказал: «Тем самым сокрушил Аллах его владения. Мусульмане откроют сокровищницы Хосроя, которые находятся в Белом дворце». Вот так, безыскусно, разбой и насильственное навязывание чуждой веры оправдывались божественной волей. К сожалению, не прошло и десяти лет, как «воины Аллаха» захватили столицу Персии и сокровищницы Хосроя в Белом дворце. Ктесифон был раграблен и сожжён дотла и больше никогда уже не возродился.

    Арабы выгребли из него подчистую всё, что представляло хоть какую-то ценность – золотые и серебряные сосуды с изображениями людей и животных, драгоценные камни, шёлковые ткани, парчу, ковры, вооружение и пр, превратив жителей города в рабов. При этом, арабы (семиты) стоящие, как в культурном отношении, так и в отношении общественного развития, намного ниже персов, не могли оценить настоящую ценность награбленных произведений искусства и плавили изумительные изделия в слитки, чтобы затем разделить золото и серебро, согласно суре о военной добыче.

    По этой же причине варварскому расчленению подвергся огромный царский ковёр, покрывавший пол приёмного зала царского дворца в Ктесифоне, который был сплошь заткан драгоценными камнями. Арабские историки рассказывают, что один лишь кусок, доставшийся по разделу военной добычи, был оценён в 20 тыс. динаров.

    Эти действия невозможно определить иначе как действие диких и невежественных варваров и грабителей (вспомним, что испанцы вели себя точно так же при завоевании Америки, тогда огромное количество предметов высочайшей изобразительной ценности из культурного наследия коренных американцев были безжалостно расплавлены).

    Однако, только лишь дикостью и варварством действия арабов в Персии объяснить недостаточно. Было кое-что ещё. Примечательны слова, которые арабы 8 в. приписывали халифу Омару I: «Мусульмане едят их (покорённых), пока они живы; когда мы и они умрём, наши дети будут есть их детей, пока они живы».

    Такая политика называется просто – паразитизм в его самом чистом виде. Так что совсем неудивительна та непробиваемая фанатичная убеждённость в превосходстве своей веры и праве навязывать её всеми способами.

    Увы, политика арабов на завоёванных территориях радикально отличалась от политики веротерпимости в Арийской Имперри, принятой ещё со времён Кира Великого. (Хотя, возможно, вера, воля Аллаха и пр. были всего лишь прикрытием для паразитирования на покорённых народах и странах, созданных народами Белой Расы). В любом случае, арабские халифы позволяли себе обращаться с правителями других стран спесиво и надменно.

    Вот, пример переписки халифа Омара I с последним шахиншахом Сасанидской империи Йездигердом III.

    «От Омара ибн ал-Хаттаба Халифат ал Муслимин (халифа мусульман) Йаздгирду III Царю царей Персидской Империи.

    Йаздгирд, я не вижу никакого плодотворного будущего ни для тебя, ни для твоего народа, пока ты не примешь моё предложение и не совершишь Байъат (объединение с Халифатом и принятие ислама). Когда-то твоя земля правила половиной всего известного мира, но до чего она опустилась сегодня? Твои войска разгромлены по всем фронтам, а твой народ обречён на крушение. Я предлагаю тебе путь твоего спасения. Начни молиться одному Богу, единственному Богу, тому единому Богу, который создал всё во вселенной. Мы приносим тебе и всему миру Его послание, послание того, кто есть истинный Бог. Прекрати своё огнепоклонничество, прикажи своему народу прекратить огнепоклонничество, ибо оно неверно. Соединись с нами, соединившись с истиной. Поклоняйся Аллаху, единственно истинному Богу, создателю всего. Поклоняйся Аллаху и прими ислам как своё спасение (избавление). Прекрати своё язычество и неверные поклонения сейчас и прими ислам, чтобы принять Аллаха как своего спасителя. Сделав так, ты найдёшь единственный путь к своему спасению и к миру для Персов. Если ты знаешь, что лучше для Аджамов (арабское название персов, значит: отсталый, запоздалый и потусторонний), ты выберешь этот путь. Байъат – единственный путь.

    Аллах Акбар

    Халифат ал Муслимин

    Омар ибн ал-Хаттаб»

    Вот ответ человека, прекрано воспитанного и образованного, верного своей вере, аристократа в нескольких поколениях, в оличие от его оппонента (известно, что Омар I был пастухом, а затем торговцем, пока не принял ислам):

    «От Царя царей, Царя Персии и других земель, Царя многих королевств, Царя арийцев и неарийцев, Царя Персов и других рас, так же как и Арабов, Шаханшаха (Царя царей) Йаздгирда III Сассанида.

    Омару ибн ал Хаттабу, Халифе Тази.

    Именем Ахуры Мазды, создателя Жизни и Разума!

    Ты написал в своём письме, что хочешь обратить нас к своему Богу, Аллаху, не зная правды ни о нас, ни о том, чему мы поклоняемся! Удивительно, ты сидишь на троне Халифа (правителя) Арабов, но твои знания такие же, как у обычного араба-кочевника, скитающегося по пустыням Аравии, такие же, как у племенного человека из пустыни!

    «Маленький человек», ты предлагаешь мне поклоняться одному и единственному Богу, не зная о том, что на протяжении тысячелетий Персы поклоняются единому Богу, и что они молятся ему пять раз в день! На этой земле культуры и искусства – это естественный образ жизни в течении многих лет.

    В то время, когда мы основали во всём мире традиции гостеприимства и добрых деяний, когда мы возвели в своих руках флаг «Добрых Мыслей, Добрых Слов и Добрых Дел», вы и ваши предки скитались по пустыням, питаясь ящерицами, ибо у вас не было ничего, чтобы прокормить себя, и закапывали в землю живьём своих невинных дочерей (старая Арабская традиция, они предпочитали детей мужского пола детям женского)!

    Тази совсем не ценят создания Бога! Вы обезглавливаете детей Бога, даже военнопленных, насилуете женщин, закапываете живьём своих дочерей, нападаете на караваны, чините резни и массовые убийства, похищаете чужих жён и воруете чужое имущество! Ваши сердца сделаны из камня. Мы осуждаем всё это зло, которое вы совершаете. Как вы можете учить нас праведности, когда вы совершаете такое?

    Ты говоришь мне прекратить огнепоклонничество! Мы, Персы, видим Любовь Создателя и Его Силу в сиянии солнца и в теплоте огня. Свет и тепло солнца и огня помогают нам видеть свет правды, согревают наши сердца к Создателю и друг к другу. Они помогают нам быть добрыми между собой, освещают нас и поддерживают Пламя Мазды живым в наших сердцах. Наш Бог – Ахура Мазда, и очень странно, что вы тоже недавно узнали о Нём и назвали его Аллахом. Но мы не такие же, как вы. Мы не на том уровне, что вы. Мы помогаем другим людям, мы распространяем любовь среди людей, мы делимся Добром по всей Земле. Мы распространяли свою культуру, но также уважали другие культуры всего мира в течение тысячи лет, тогда как вы во имя Аллаха вторгаетесь в чужие земли! Вы поголовно убиваете людей, создаете голод, страх и нищету другим, вы творите зло от имени Аллаха. Кто в ответе за все эти бедствия?

    Это Аллах, кто приказывает вам убивать, грабить и разрушать?

    Это вы, последователи Аллаха, которые делают это от его имени?

    Или и то и другое?

    Вы вышли из самого сердца пустыни, из выжженных, бесплодных земель без каких-либо ресурсов, и вы хотите научить людей любви к добру с помощью своих военных походов и силой своего меча! Вы – пустынные дикари, но, тем не менее, хотите научить любви к Богу цивилизованных людей, как мы, кто тысячелетиями жил в городах!

    Мы за собой имеем тысячелетнюю культуру, воистину могучая сила!

    Скажи нам, чему ты научил мусульманскую армию со своими военными походами, варварствами, убийствами и грабежами во имя Аллаха? Какому знанию ты научил мусульман, чему ты так настоятельно пытаешься научить не мусульман? Какой культуре ты научился от своего Аллаха, что сейчас силой хочешь навязать её другим?

    Увы, о увы... что сегодня наши Персидские армии Ахуры побеждены твоими армиями, недавно начавшими почитать Аллаха. Теперь, наш народ должен молиться тому же Богу, те же пять раз в день, но насильно, силою меча называть его Аллахом и молиться ему по-арабски, ибо ваш Аллах понимает только арабский.

    Я предлагаю тебе и твоей шайке бандитов собраться и уйти назад в свои пустыни, где они привыкли жить. Уведи их обратно туда, где они привыкли к жгучей жаре солнца, к племенной жизни, к питанию ящерицами и питью верблюжьего молока. Я запрещаю тебе отпускать свою банду воров во все стороны нашей плодородной земли, в наши города, на наш славный народ. Не спускай с цепи этих «зверей с каменными сердцами», чтобы они изрезали наш народ, похищали наших женщин и детей, насиловали наших жён и посылали наших дочерей в Мекку как рабов. Не позволь им совершать эти преступления во имя Аллаха, прекрати своё преступное поведение.

    Арийцы – великодушный, добрый, гостеприимный и порядочный народ, куда бы они ни пошли, они всегда сажают семена дружбы, любви, знания и правды; поэтому они не будут вас наказывать за ваши пиратства и преступления. Умоляю тебя остаться со своим Аллахом в своих пустынях и не приближаться к нашим цивилизованным городам, ибо ваши верования «Самые страшные», а ваше поведение «Самое варварское»!

    Йаздгирд III Сассанид».

    После смерти Йездигерда III в 651 году Арийская Империя Сасанидов перестала существовать. Обессиленная кровавой 20-летней вакханалией маздакитов, внешними войнами и внутренними конфликтами между правителями областей её составляющих, и добитая исламским нашествием, которое не случайно пришлось на вторую половину Ночи Сварога, когда «эволюционное солнце» близится к закату и не оказывает на людей такого положительного влияния как Утром Сварога, Империя, созданная трудами славяно-ариев, погибла безвозвратно.

    Однако сопротивление арабам не прекратилось. Труднее всего захватчикам приходилось в северных (прикаспийских) горных областях – Табаристане, Дайламе, Гиляне, где люди оказывали завоевателям упорное сопротивление и продолжали ещё долгое время вести почти самостоятельную политическую жизнь, а горная часть Гиляна никогда не была завоевана арабами. Ниже приводятся примеры женщин-персиянок, которые встали на защиту своей Родины во время арабо-мусульманского нашествия, которое положило конец Арийской империи, которая в том или ином виде существовала на территории Ирана чуть больше тысячи лет.

    Апраник (Apranik) (632 г.н.э.) – дочь Пирана (прославленного генерала царя Иездигерда III), коммандующая персидской Армии высокого ранга. Она храбро и успешно боролась с арабским нашествием и была правой рукой отца. С детских лет она решила посвятить себя военной карьере, по примеру своего отца, прошла все ступени военной карьерной лестницы, начиная с младшего офицера и получив самое полное военное образование. Ей удалось заслужить звание коммандующего персидской Армией. Как и Артимизия, она была обоерукой, т.е. равноценно владела мечом как правой, так и левой рукой. Апраник стала вдохновением для своих солдат в борьбе с внешним врагом родной страны. Арабо-мусульманские агрессоры атаковали Персию с юга в самое неподходящее время – страна была истощена войнами с римлянами и подорвана экономически и духовно. Также Персия испытывала недостаок и в людских ресурсах.

    К сожалению Йездигерд не смог рассмотреть и предотвратить угрозу усиления ислама на своих южных границах и остановить арабское нашествие. Апраник взяла на себя полное командование над главными частями персидской армии сразу после пономасштабного вторжения арабских завоевателей на земли Персии. Она возглавляла персов в борьбе против зваоевателей даже после того, как Персидская Империя пала вместе с Сасанидской династией. И даже после того, как Артешбоды персидской армии Ростам Фарохзад (Rostam Farrokhzad) и её отец Пиран погибли, а также погиб последний шахиншах Иездигерда III из династии Сасанидов и основная армия персов прекратила воевать, отважная командующая продолжала борьбу.

    Понемногу она набиралась опыта ведения войны против захватчиков и поняла, что классические способы против «крыс пустыни», как она называла врагов, малоэффективны. Враги нападали и прятались, дожидались подкрепления, перегрупиировывались и снова нападали, и снова прятались, нанося многочисленные болезненные уколы по всему югу Персии. Поэтому, Апраник решила сменить тактику и занялась партизанской войной, организовав своё Сопротивление. Всем был известен её девиз: «Не отступать, не сдаваться»! Годами, уже после того, как держава пала, она наносила захватчикам болезненные поражения, и её имя стало легендой и символом сопротивления. Каждый раз, когда женщина-воин выказывала храбрость на поле боя, другие солдаты с улыбкой спрашивали героиню: «Ты думаешь, что ты командующая Апраник?». Имя Апраник означает «дочь старейшего».

    Неган (Negan) – командующая партизанским отрядом во времена падения Сасанидов и начала окупации Персии мусульманами, одна из основных борцов сопротивления. Неган не была ни военной, ни аристократкой, но она любила свою страну и боролась за её свободу.

    Азад-и Дайлами (Azad-e Daylami) (750 г.н.э.) – ещё одна командующая отрядом партизанского сопротивления. Она происходила с севера Ирана, с побережья Каспийского моря, из города Дайлам (Daylam) (современный штат Гилян), что отражено в её имени – Азад из Дайлама. Штат Гилян и по сей день отличается тем, что неоднократно становился колыбелью всяческих революций и родиной борцов за свободу Ирана, и Азад из Дайлама была первой из них. Имя Азад означает свободная.

    Бану (Banu) (795-838 г.н.э.) – была женой Папака (часто используется арабизирований вариант персидского имени Бабек, Бабак) Хоррамдина (Papak Khorramdin) – легендарного борца за независимость, перса по национальности и зороастрийца по вере. Она сражалась плечом к плечу со своим мужем и была искусным стрелком из лука. Бану и Папак Хоррамдин являются самыми героическими борцами за независимость Персии в 816-837 гг., которые основали движение хуррамитов с центром в Баззе, что находится на северо-западе Ирана, в иранском Азербайджане. (Именно поэтому Папака объявили национальным героем Азербайджана и превратили в тюрка.) Количество сторонников Папака Хоррамдина во время наибольшего подьёма восстания против арабского Халифата достигало 300 тыс. чел. 20 лет они безпощадно уничтожали арабских захватчиков.

    Как видно из иллюстраций современного художника, который писал персиянок прошлого, основываясь, в том числе и на материалах археологических изысканий, все персиянки – это белые, прекрасно сложенные женщины.

    Ещё один интересный момент, который привлёк наше внимание в портретах персиянок – это то, что некоторые известные женщины Персии изображены в кокошниках. И это совсем неудивительно, учитывая происхождение персидской аристократии. В 70-х годах прошлого века иранские исследователи на основе археологических находок реконструировали женский костюм на разных этапах существования арийской империи. Так вот, костюм 2 тысячелетия до н.э., а именно в это время арии пришли на иранское нагорье, включает в себя этот головной убор, традиционно приписываемый русской культуре. Кстати сказать, современные художники, такие, как, например, британский художник-иллюстратор исторического жанра Ангус МакБрайд (Angus McBride), который был известен тем, что старался максимально точно реконструировать исторические события и персон, изображали персидских аристократов исключительно как людей белой расы, причём свеловолосых и светлоглазых.

    Реконструкция женского персидского костюма 2 тыс. до н.э. Коронация Бахрама Чубина шахиншахом Ирана Шахиншах Шапур принимает сдачу в плен императора Валериана Хосров II Парвиз со своей женой-христианкой Ширин Торжественный въезд в город Фаррухана Шахрвараза

    Вот, некоторые из его изображений. Коронация Бахрама Чубина шахиншахом Ирана. Чубин был талантливым полководцем из дома Михрана, одного из 7 ведущих парфянских родов, восходивших к Аршакидам и сохранивших своё влияние и при Сасанидах. Он правил всего один год (590-591). На рисунке и сам Чубин, и жрица храма Анахиты, и персидский офицер – белые светловолосые люди. Шахиншах Шапур принимает сдачу в плен императора Валериана. На этой картине видно, что Шапур – рыжеволос, а savar (катафрактарий) из клана Сурены больше похож на запорожского казка. Интересна иллюстрация и тем, что показана женщина-воин, которая ещё и имеет титул sardar, что означает принадлежность к высшей аристократии. Хосров II Парвиз со своей женой-христианкой Ширин. Торжественный въезд в город Фаррухана Шахрвараза, выдающегося военачальника шахиншаха Хосрова II Парвиза, и дочери Хосрова, Буран.

    Хосров I и Юстиниан I (автор неизвестен) Дарий Великий на греческой вазе. Чёрно-белый вариант Дарий Великий на греческой вазе. Цветной вариант Роксана в фильме «Александр» Роксана иранского художника Хохат Шакиба (Hojat Shakiba)

    В общем-то, не только современные художники изображали персов светлокожими и светловолосыми европеоидами, но и древние греки. Широко известно изображение персидского царя Дария Великого на греческой вазе, правда, это изображение показывают в чёрно-белом варианте и у Дария борода – чёрная. Однако, в Сети можно найти изображение этой вазы в цвете, и на ней и волосы, и борода Дария – огненно рыжие. Или взять, например, известный голливудский фильм «Александр», который прославляет разрушителя, Тёмного воина – Александра Македонского, которого персы зовут Александром Проклятым. Так вот, персидская княжна Роксана, дочь Дария III, показана там дикаркой семитской наружности. Совсем иначе выглядит персидская аристократка Роксана в глазах иранского художника Хохата Шакиба (Hojat Shakiba).

    Почему это происходит? Возможно, один из ответов на этот вопрос кроется в том, что по прошествии тысячи лет после арабского (семитского) завоевания Персии, персидская аристократия полностью переродилась. Изначально состоящая из людей белой расы, она стала на 100% семитской. Чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на фотографии гарема персидского шаха Насреддина (Насер эд-Дин Шах) (1831-1896) из Каджарской династии, да и на самого шаха.

    Насер эд-Дин Шах из Каджарской династии Любимая жена шаха Насреддина Анис аль-Долех Одна из 84 жён Насер эд-Дин Шаха Жёны Насер эд-Дин Шаха Одна из 84 жён Насер эд-Дин Шаха

    Чтобы убедить людей, что так было всегда, и создаются разнообразные фальсификации. Паразитическая цивилизация, которой почти удалось полностью захватить власть на Земле, веками откалывая земли от громадной Славяно-Арийской Империи, в своё время занимавшей всю Евразию, поставила своей целью предать забвению её прошлое, прошлое белой расы – истинных создателей земной цивилизации. И у них получилось… почти. Сейчас же время настало вернуть нашим великим предкам их истинное место в мировой истории.

    Белые люди Средней Азии

    Карта древней Средней Азии Повествование о более чем тысячелетней арийской империи Белой Расы на территории современного Ирана было бы неполным без рассказа о соседствоваших с ней государствах, созданных белыми людьми на территории современной Средней Азии и частью попавших под её власть. Во II-I тыс. до н.э. на этих землях процветали Согдиана (сейчас разделена между Узбекистаном и Таджикистаном), Бактрия (южные части современных Таджикистана и Узбекистана), Хорезм (сейчас находится на территории современного Таджикистана) и Маргиана (современный Туркменистан).

    В настоящее время современные таджики, узбеки и туркмены стараются возвести свою этническую историю к древнейшим временам, удлиннить её на тысячелетия, объявить себя наследниками древних людей, кто основал и развивал процветавшие государства на той территории, где они сейчас живут. А государства действительно были процветающие.

    Например, в Согдиане, столицей которой был современный Самарканд, уже в 7-6 веках до н.э. было много укрёплённых городов с развитой системой водоснабжения – вода поступала по широким каналам и специальным гидротехническим сооружениям из обожжённого кирпича. А сельское хозяйство, которе занимало основное место в экономике страны, успешно развивалось за счёт искусственного орошения. В стране выращивали практически всё – пшеницу, ячмень, просо, горох и, конечно же, овощи и фрукты. Согдиана славилась своими виноградниками и своим вином. Кстати сказать, устройство современных такджикских винодавилен не изменилось с тех ещё пор.

    Наряду с виноградниками, согдийцы посадили множество плодовых садов, качество фруктов которых было настолько высоким, что поражало иностранцев своим видов и вкусом, и их охотно покупали. Так Согд производил «золотые» персики, которые «были так велики, как гусиные яйца, цвет их походил на золотой». Также согдийцы экспортировали белые и жёлтые вишни. Область Самарканда была настолько хорошо ухожена, радуя глаз множеством возделанных полей и прекрасных садов, что арабские завоеватели называли её «садом эмира правоверных».

    Кроме сельского хозяйства Согд славился своей металлообработкой – в горах добывали золото, серебро, железо, олово, медь, ртуть и самоцветы. Согдийские мастера изготавливали самые разные изделия, как гражданской, так и военной направленности – серпы, ножы, наконечники для копий и стрел, кинжалы, кольчуги и т.д. При этом мастерство согдийских ремесленников было известно далеко за пределами страны. Кроме металлообработки, согдийцы занимались изготовлением хлопчатобумажных, шерстяных и шёлковых тканей, а также великолепных ковров, причём всё производилось из местного сырья. Занимались они и гончарным производством (известна их глазурованная керамика), а также производством цветного стекла, о чём свидетельствуют археологические находки.

    Кроме этого, согдийцы были искусными торговцами, что неудивительно, поскольку через Согдиану проходил участок Великого Шёлкового пути от Мерва до Китая, и они фактически держали его в своих руках. Самарканд был одновременно и торгово-ремесленным центром страны и основным узлом Шёлкового пути. Именно там сосредотачивались заморские товары и изделия местных производителей. Торговали они и с Западом, со странами Средиземноморья. Славился Согд и своими ярмарками. Чем там только не торговали. На ярмарки свозились разнообразные ткани – шерстяные, щёлковые, хлопчатобумажные, привозили и готовые изделия, а также кожи, в том числе и шагрень, гончарные изделия, изделия из кости, дерева и металла. Продавали и высокопородных согдийских коней, а также самаркандских овец с громадным тяжёлым «хвостом» (т.н. курдючные овцы). Самарканд поставлял во внешний мир золото, нашатырь, благовония, белый жемчуг, замшу, ковры.

    По мнению китайского монаха-паломника 7 века Сюаньцзяна, половина жителей Согдианы занималась земледелием, а вторая половина – торговлей. В Самарканде родившимся мальчикам намазывали язык «каменным мёдом», а на ладонь клали клей, чтобы она крепко держала денежку. С 5 лет они изучали книги, а когда подрастали, их отправляли учиться торговать. Достигнув 20 лет, юноши уезжали в соседние владения, где могли надеяться на прибыльную торговлю.

    Древний Самарканд – Афросиаб Одной из самых примечательных достопримечательностей Согдианы являлась её столица – Самарканд (Мараканда). Уже в 7-6 веке до н.э. немного севернее современного Самарканда располагалось городище площадью более 200 га, окружённое монументальными крепостными стенами с внутренними коридорами и башнями, с цитаделью и городскими кварталами, храмами, водоёмами и торговыми площадями, и ремесленными мастерскими. Было установлено, что город пересекался прямыми мощёными улицами и делился на кварталы.

    Городище носило имя легендарного туранского царя Афрасиаба. С севера и востока оно было защищено обрывами речных протоков, с юга и запада город имел глубокие овраги. В настоящее время Афросиаб выглядит как множество непрезентабельных жёлто-серых пригорков, которые, однако, хранят много интересных тайн, способных пролить свет на прошлое центрально-азиатских народов. Раскопки Афросиаба начались ещё в конце 19 столетия, когда в Среднюю Азию пришла Россия и продолжались в советское время. Археологи подтвердили слова древних трактатов о том, что древний Самарканд был одним из самых больших торговых и культурных центров Средней Азии. Они нашли множество ремесленных мастерских, различных зданий и культовых сооружений. Разветвлённая система каналов и бассейнов снабжала население водой. На городище были найдены образцы глиняной посуды, украшенной орнаментами, терракотовые статуэтки, фрагменты оссуариев – вместилища для захорогегия скелетированных останков, изделия из стекла, различные орудия труда, женские украшения, монеты.

    В 1965 г. в центре Афросиаба вскрыли один из холмов, который скрывал под собой настоящие археологические сокровища. Археологи раскопали здания, сделанные из самана, разноцветные стенные картины, надписи на согдийском языке, и стеклянную посуду, включая крошечные стаканы из стекла и чернильницы. Более того, стены зданий были украшены прекрасными фресками, которые были нарисованы красками на основе клея, которые наносились на глиняную поверхность стен.

    Археологов удивило не только устойчивость и прочность красок, но и комбинация ярких и богатых цветов, тонко проработанные детали, выразительность, с которой изображены действующие лица и фигуры. Всё это свидетельствует о высоком уровне развития искусств в древнем Самарканде. Эти находки датировались 6-7 столетиями н.э. Исследователи фресок предполагают, что на стенах изображены различные посольства, прибывавшие к правителю Согдианы, а именно – посольства из Чаганиана – государства в Тохаристане, посольство из Китая или Восточного Туркестана, посольство из Кореи.

    Царь саков-тиграхауда Скунха. Рельеф Бехистунской надписи Дария Однако, согдийцы были не только успешными торговцами, но и умелыми воинами, с оружием в руках отстаивавшими независимость своей страны. Сначала они сопротивлялись Ахеменидам – Киру и Дарию и весьма успешно. Всем известна легенда о смерти Кира от руки воинов царицы массагетов Томирис. Дарий также столкнулся с упорным сопротивлением согдийцев. Грекоязычный писатель 2 в. н.э македонского происхождения Полиэн, автор сочинения «Военные хитрости» описал историю пастуха Ширака. Юноша вызвался быть проводником персов и после недельного пути преднамеренно завёл врагов в безводную пустыню, за что и поплатился жизнью. Однако персы всё же покорили Согд и вместе с Парфией, Хорезмом и Арией он был включён в 11-ю сатрапию Державы Ахеменидов. В пятом столбце Бехистунской надписи рассказывается о походе Дария: «говорит Дарий царь... затем я с войском отправился против страны саков. Затем саки, которые носят остроконечную шапку, выступили, чтобы дать битву. Когда я прибыл к реке, на ту сторону её со всем войском я перешёл. Затем я наголову разбил часть саков, а другую часть захватил в плен... вождя их по имени Скунха взяли в плен и привели ко мне. Тогда я другого назначил (их) вождём, как (на то) было моё желание. Затем страна стала моей».

    Согдийцы платили империи дань серебром, драгоценными камнями и воинами. Именно они оказали самое упорное сопротивление Александру Македонскому с момента его появления на их земле. Согдийский аристократ и военачальник по имени Спитамен организовал и возглавил мощное сопротивление грекам, к которому присоединилась Бактрия. Войска Спитамена смогли нанести серьёзное поражение войскам Македонского (единственные, кстати, кто смог это сделать). Однако, Спитамен был убит, но не в бою, а по разным сведениям – то ли собственной женой, то ли союзниками-кочевниками, и греки смогли подчинить себе богатый и цветущий край. Позже такое же упорное сопротивление согдийцы оказывали и арабским завоевателям в 7 в н.э.

    Так кем же они были, эти древние мужественные воины, успешные торговцы и умелые ремесленники и земледельцы, историческими потомками которых так желают стать современные узбеки и таджики?

    Узбеки Узбеки Узбеки Узбеки Узбеки

    Кого же называют они своими древними предками, и кто составлял самый первый этнический плат территорий, на которых они проживают? Справедливости ради нужно сказать, что среди этнических узбеков и таджиков тюркского происхождения, действительно живут далёкие потомки тех народов, которые жили здесь с глубокой древности, хотя сейчас их вытеснили в горные районы.

    Таджики Таджики Таджики Таджики Таджики

    Собственно говоря, таджики, например, недвусмысленно заявили, кого они выбрали себе в предки. Президент Таджикистана Рахмонов объявил 2006 год годом Арийской культуры. Власти мусульманской страны приложили много усилий для того, чтобы каждый таджик знал о своём благородном арийском происхождении.

    В общем-то, в одном правы власти Таджикистана. В древности на этих землях действительно проживали арии, пришедшие в эти места со своей северной прародины «Арийан Вэджа»«Арийский простор», спасаясь от негативных климатических условий: «Там – десять зимних месяцев и два летних месяца, и они холодны – для воды, холодны – для земли, холодны – для растений, и это середина зимы и сердцевина зимы, а на исходе зимы – чрезвычайные паводки». И тогда арийцы двинулись на юг, в тёплые края. О том, кто именно пришёл и заселил оазисы и степи Средней Азии говорится в «Авесте», древнеиранских и индийских источниках, а трудах древних греков, римлян и китайцев.

    Греки называли все народы из «глубин Азии» вообще, и народы Средней Азии в частности, скифами, хотя и выделяли на закаспийской территории скифские племена даев, массагетов и саков. Древние греки даже упоминали о саках в своих поэмах, в частности древнегреческий поэт Хэрил (5 в. до н. э.) писал:

    «И Саки, пастыри овчии, скифского рода, но обладали
    Богатой пшеницею Азии, высланцы тех кочевых,
    Что самые между людей справедливые».

    Персы же среднеазиатские народы называли саками (в персидских источниках слово скиф не используется), которые сыграли далеко не последгюю роль в историии Персидской империи. Вспомним, что в своё время Персидской империей почти пол-тысячи лет правила династия Ар-сак-идов. Древние персы разделяли саков на четыре группы: саки-хаомаварга, «варящие хаому», населявшие долину реки Мургаб (река в Туркмении и Афганистане); саки-тиграхауда, «в остроконечных шапках» (саки Бехистунской надписи Дария), проживавшие в предгорьях Тянь-Шаня (часто отождествляются с массагетами античных авторов); саки-парадарайя, «которые за морем (за рекой)»; и саки-парасугудам, «за Согдианой», которые проживали в бассейне Аральского моря в низовьях Сырдарьи и Амударьи. (Bailey, H.W.. North-Iranian traditions, стр. 292-299).

    Карта народов Персидской империи из барельефов Персеполя А вообще, жителей этих земель персы называли по имени местности, где они жили – хорезмийцы, согдийцы, бактрийцы и т.д., что написано на Бехистунской надписи Дария, на плитах Накши-и-Рустема и в Персеполя. Но по большому счёту ни греки, ни персы не видели особой разницы между ними. Например, Страбон говорит о том, что хорезмийцы входят «в состав массагетов и саков», а, судя по изображениям согдийцев и бактрийцев на ахеменидских барельефах, эти народы почти не отличались по одежде, головным уборам и вооружению от представителей сакских племён, также изображённых там.

    «Авеста» – священная книга зороастризма (7-6 вв. до н.э.) называет народы, живущие в Средней Азии, «шака», «тата» и «даха», а кочевые скотоводческие племена упоминаются как «туры», и территория, на которой они обитали «Тураном». О саках упоминается в древне-индийских текстах, таких как «Пураны», «Ману-смрити», «Рамаяна», «Махабхарата», «Махабхашья» и других, где их называют шака (Будда Гаутама был из саков, его отец принадлежал к касте кшатриев. Титул Шакьямуни означает «мудрейший из шакья»). О саках пишется в китайской «Истории Старшего дома Хань» (1 в до н.э.) в Повествовании о Западном Крае и называют их племенами сэ.

    Таким образом, тюркские народы, ныне населяющие территории Средней Азии, полагают своими древними предками саков, хорезмийцев, согдийцев, бакрийцев, которые тысячелетия назад населяли Хорезм, Согд, Ферганскую долину и земли Казахстана.

    Среднеазиатский сак (скиф). Реконструкция М.М. Герасимова Среднеазиатский сак (скиф). Реконструкция М.М. Герасимова Люди андроновской культуры Люди андроновской культуры Люди андроновской культуры

    Дело в том, что по сведениям советских учёных-антропологов Дебеца Г.Ф., Левина М.Г., Гинзбурга В.В. и других, эти самые арии (скифы, саки и др.) сформировались на территории Казахстана и Средней Азии на основе народов так называемой андроновской культуры, которая охватывала в 17-9 веках до н.э. Казахстан, Западную Сибирь, западную часть Средней Азии и Южный Урал. И это были европеоиды, люди белой расы, что прекрасно видно из реконструкций облика скифов и людей андроновской культуры по методу восстановления лица по черепу советского антрополога, археолога и скульптора М.М. Герасимова.

    Однако, не только советские учёные доказывали, что древнее население Средней Азии населяли и обустраивали белые люди. Оказывается, что в Российской империи эта тема довольно широко разрабатывалась и освещалась. Так, в 1910 году в Ташкенте была издана книга известного русского учёного ориенталиста Александра Поликарповича Шишова (5.12.1860-5.1936) «Таджики. Этнографические и антропологические исследование». Военный врач по профессии и учёный-этнограф по призванию, он «впервые, скрупулёзно, собрал воедино большое количество материалов об этнографии и бытовой культуре таджиков и всесторонне осветил эти вопросы. Значительная часть материалов, использованная им, опубликованная в ХIХ и в начале ХХ века в различных изданиях, ныне является библиографической редкостью и для широкого круга читателей вообще не доступна». В своём труде А.П. Шишов говорит не только о древней и славной истории таджиков, но и о том, кем же они были на самом деле, какое имя носили они прежде, и кто является их потомками и наследниками сегодня. И эти выводы, сделанные ещё 100 лет назад, для нас, оболваенных придуманной историей, звучат очень необычно. Отрывки из этого труда мы приводим ниже.

    «Таджики. Этнографическое и антропологическое изследование». А.П. Шишов

    «О древнейших временах местностей Средней Азии, занятых в настоящее время таджиками, существуют только легендарные сказания. Древнейшими источниками сведений служат индийские и иранские религиозно-этические предания. На них основывается, между прочим, гипотеза, что Памирская высь была колыбелью арийского племени, которое разошлось отсюда в разные стороны. Здесь мы должны обратиться к древнейшему источнику, самой Зенд-Авесте, потому что в ней заключается древнейшее воззрение иранцев на землю и на разделение собственных их областей и частей народа, столь же тесно сопряжённое с космологией и религией, как и индийское понятие о земле с религиозным учением Брахманов.

    О различии трёх упомянутых греками народов – бактрийцах, мидянах и персах, зендские писания ещё не говорят: там все эти народы зовутся совокупно арийцами (иранцами) или «ормуздовым народом», земли же их – Ариею. Из Вендидата, «Откровения», одного из отделов Зенд-Авесты, обнаруживается несколько довольно важных географических фактов, относительно Ирана и его обитателей.

    Эериене-Вэедьо (Иран-Вейи, т.е. «чистый Иран») было первобытным местом жительства зендского народа, т.е. многочисленного племени, которое потом обитало преимущественно в Согдиане, Бактрии, Мидии и Персиде. Здесь Ормузд впервые собрал живые существа, т.е. здесь люди со своими стадами впервые обратились в роды и составили общины. Тогда царь Джамшид при содействии небесных людей, т.е. родоначальников и предводителей (греческих полубогов), собрал живые существа, т.е. соединил отдельные племена в один народ и стал главою народов и стад.

    После того Ормузд дал Джамшиду золотой кинжал, лезвие (плуг), символ земледелия, и повелел народ приучать к обработке земли.

    Но в Эериене-Вэедьо вторглась суровая зима. До того, там было 7 тёплых и 5 холодных месяцев в году; в Джамшидово время зима распространилась на 10 месяцев, а для лета остались только два (как в настоящее время в Верхней Азии, Тибете, Ладаке и т.д.). Тогда Джамшид, по повелению Ормузда повёл народ из Эериэне-Вэедьо в светлую землю, т.е. в более тёплую, на юг. Переход начался с (прихода) первобытного жителя в Согда (Согдиана), оттуда в Муру (Мерв), оттуда в Багды (Бактрию), оттуда в Нисаим (Ниса), оттуда в Харою (Герат), Векерегем (Arachjlia), Хетумат (Hindmend), Раган (Rhagis нынешний Рей). Последние три места благодати суть: Верена (Ver, Persis – где по Роде, Персеполь), Хапта Хенду (Sapta Heando, семь Индий, или страны притоков Инда) и Ренгеяо, которую должно искать под именем Aravastana, на западе от Персии, в Верхней Ассирии, на Тигре и Ефрате.

    Таким образом, народ, прибыв в более тёплый, южный край, распространился даже на восток к Инду и на запад к Ефрату, до Мессопотамии. Преимущественно же он развился по середине, между этими землями, в очаровательном Чистом Вере (т.е. долине, орошаемой водою), который так понравился Джамшиду. Эту пространную, четырмя сторонами ограниченную землю (стало быть, тоже, что четырнадцатое место благодати, Верене, с четырьмя углами), Джамшид населяет и обрабатывает. Здесь основал он города, размещая в них по 1000, по 600 и по 300 жителей; проложил дороги, ввёл земледелие и садоводство, и самому себе на возвышении построил дворец.

    На протяжении всего своего шествия Джамшид и народ его, все страны, куда ни приходили они, находили пустыми и невозделанными. Джамшид впервые населил их людьми и животными. В этих новых, плодоносных нивах народ, сравнивая их с первобытною дикой родиной своей, находил себя столь счастливым, что время это почитается в саге золотым веком. …

    Другое любопытное обстоятельство, встречающееся в саге, касается географии. Переселенцы идут сперва в Согдо. Если под этим Согдо разумеют непосредственно прилегающую Согдиану, то довольно ясно обозначается первое направление движения арийцев из центральной части Верхной Азии туда и далее в Бактрию и Иран, стало быть, с востока на запад, или правильнее, с северо-востока на юго-запад, по направлению долин и горных ущелий, направлению, которому должны были следовать и все позднейшие перекочёвки народов, даже до нынешного времени. Там, стало быть, должны мы искать первобытное, родовое отечество как древнейших иранских, так индийских народов, как арийцев, так и Айрийцев, т.е. страну, которая по зендски называлась Эериэне, и по санскритски Айрия.

    Историки сообщают нам, что Туркестанский бассейн в древности был далеко не то, что он представляет собой в настоящее время. Это была цветущая страна, в которой зародилась и достигла значительного развития одна из древнейших цивилизаций мира. Арийское население по долинам Оксуса и Яксарга в самой глубокой древности основало такие государства, как Бактриана (Балх), Трансоксиана (Бухара), Согдиана (Зеравшан) и Харазмия или Хаварезм (Хива), которые отличались необыкновенною людностью, материальным богатством и высокой степенью политического развития.

    Реконструкция зала дворца в древнем Самарканде (памятник «Афрасиаб») Бактриана с городом Бактиа или Бактрис – нынешний жалкий Балх, по свидетельству Ктезия и Диодора, процветал ещё во времена Нина Ассирийского, за 1200 лет до Р.X., и по праву носил почётное название «матери городов», «сердца настоящего Ирана». Нынешняя бедная Хива, по сообщению Аль-Бируни, некогда стояла так высоко по своему образованию, что солнечный календарь её считался лучшим; эра леточисления харазмийцев начиналась за 678 лет до Р.X. Знаменитый Якут свидетельствует о богатых библиотеках Мерва, некогда славного города Хварезма, а ныне ничтожного туркменского кочевья.

    Процветение Хварезма (страны света) достигло высшего предела в XI веке и продолжалось до нашествия Чингиз-хана в первой половине XIII в. Здесь же лежала цветущая Гиркания, славившаяся своей высокой культурой и обширной торговлей с Балхом. Трансоксиана славилась, помимо образования, своей обширной торговлей, особенно драгоценными металлами, о чём свидетельствуют и китайские источники…

    Исседон Серика (Issedon serica) на карте мира Птолемея Кроме, так сказать, внутреннего высокого развития, туркестанский бассейн издавна служил местом обмена древнейших цивилиций Востока и Запада; через него пролегала самая популярная и древнейшая дорога, по которой происходила торговля шёлком. Шёлк приготовлялся в Китае ещё за 2000 лет до Р.X. и, с другой стороны, греки ещё до Геродота, за 800 лет до Р.X., знали шёлк, ценили его на вес золота и получили его из страны Issedon serica, нынешного Восточного Туркестана. (По свидетельству Геродота, серы жили на восток от Скифии и на север от массагетов. Птолемей же помещает торговые базы Исседона Скифского и Исседона Серского в Таримский бассейн, туда, где сравнительно недавно нашли так называемых таримских мумий – мумий людей белой расы. – Е.Л.)

    Уже в глубокой древности арийское население в этих местах было довольно сильно. В 1500 г. до Р.X. упоминается отражение нападения многочисленной орды голубоглазых «тамагу» на западную границу Египта. Диодор рассказывает, что Рамессу III Мейамун, фараон XIX египетской династии (1462-1284 г. до Р.X. царствов. династии) завоевал Ливию, Эфиопию, Персию, Скифию и Бактриану. По Ктезию, Бактриана была завоевана вавилонским царём Нином, который совершил этот поход, будто бы с армией в 1 700 000 пехоты, 200 000 конницы и 10600 колесниц, вооружённых косами.

    Многочисленные племена, обитавшие в горах и на высоких плато, прежде чем попасть под иго великих империй, пользовались полной политической свободой и находились в положении, сходном с тем, в каком в настоящее время находятся бахтиары – подобно им, они жили очень просто, занимались возделыванием долин и скотоводством на альпийских лугах.

    Древняя историческая легенда мидян, приводимая Геродотом, рассказывает нам, что обитатели высоких плоскогорий одни лишь не подчинялись законам войны и не знали других законов, кроме законов правосудия. Это с самого своего появления была, должно быть, гордая и сильная народность; воспитание её детей заключалось в трёх вещах; «в умение ездить верхом, стрелять из лука и говорить правду»; обычай этой страны запрещал даже упоминать о вещах, которые не позволено было делать. Можно напомнить также восклицание великого царя мидян Астиага, побеждённого персидским царем Киром: «Удивительно, как эти люди, питающиеся фисташками, могут сражаться с такою храбростью»

    Древние историки, описывая поход царя ассирийского Нина в Бактрию за 1200 лет до Р.X. свидетельствуют о крайне ранней людности, политическом развитии и цветущем состоянии этой страны.

    В то самое время, когда ассирийское могущество обладало наибольшим распространением, могущественный толчок, произведённый передвижением народов Центральной Азии, нарушил всё равновесие. Саки (скифы) наводнили в 633 г. до Р.X. всю переднюю Азию, от Бактрианы до местностей, соседних с долиной Нила. В семь или восемь лет, к концу царствования Ассурбонипала, они разгромили Мидию, Ассирию, Армению, Вавилонию, Палестину, Финикию и затем исчезли, как-бы растворились в побеждённых им народностях. Разрушительный поток лишь прошёл по стране, но равновесие всех народностей было совершенно нарушено.

    Саки на территории Казахстана и Средней Азии 1 тыс. до н.э. Известный ориенталист, проф. Григорьев, в своём исследовании «О скифском народе саках», на основании данных санскритской литературы, клинописи эпохи Ахеменидов, летописей китайцев и показаний греческих и римских историков и географов, пришёл к положительным выводам, что саки жили по правую сторону Яксарта (совр. Сыр-дарья – Е.Л.) и занимали всю страну на севере и востоке от этой реки. По всем этим свидетельствам выходит, говорит он, что главная масса саков размещалась изстари, приблизительно, около истоков Аму-Дарьи и Яркенд-Дарьи, простираясь на севере отсюда через Тян-Шаньское нагорье до озера Балхаша, на северо-востоке – до вершины Илийской долины, на северо-западе до низовьев реки Чу. Переведя на современные название стран, найдём, что в VI-VII ст. до Р.X. саки жили в обитаемых частях Памира и Алтая, в Фергане, на западной границе Кашгара, в Семиреченской области и в северо-восточной части Сыр-Дарьинской области.

    Нет ничего мудрёного, что саки растворились в побеждённых ими народах, так как сами принадлежали к иранскому племени, но только вели, кроме оседлого, также и кочевой образ жизни.

    Что касается до национальности тех скифов, которые ещё во времена Александра жили в нынешном Туркестане, то я здесь не могу, говорит г. Шварц пускаться в подробное рассуждение об этом предмете, оставляя это до другого времени, а теперь замечу только, что на основании всего того, что нам известно об образе жизни, народном характере, физических приметах и распространении этих скифов, я пришёл к заключению, что главное их племя состояло из предков нынешних славян. Германист Фресель, старавшийся доказать, что скифы были предками германцев, своими толкованиями ещё более утвердил меня в этом моём убеждении. Германские народы, составлявшие прежде со славянами один народ, но раньше их переселившиеся из Туркестана, жили в то время, относительно которого мы имеем древнейшие известия о скифах, в Средней и Западной России, в северо-восточной Германии и в Скандинавии. …

    Скифы, с которыми Александр имел дело в Туркестане, сперва у Ходжента, а после вблизи Бухары, по мнению г. Шварца были предками теперешних славян, в особенности восточных славян. После того, как различные германские, кельтские и другие арийские народы, вследствие постепенного высыхания страны, уже раньше были принуждены переселится в Европу, и славяне, наконец, были окончательно вытеснены из Туркестана, отчасти теми же обстоятельствами, отчасти натиском монголских племён, и таким образом явились последними индо-германскими переселенцами на юго-восток Европы, между тем как их осёдлые прежние соплеменники, сумев удержатся в городах и горах, до сегодняшнего дня сохранились в лице таджиков, рядом с позднее переселившимся монгольским населением.

    Арриан различает азиатских и европейских скифов. Под европейскими скифами нужно подразумевать тех, которые жили на правом берегу Сыр-Дарьи; только в 3-й главе ГУ книги он непоследовательно называет их азиатскими скифами. Под азиатскими же скифами Арриан подразумевает тех, которые кочевали на левом берегу Сыр-Дарьи, между этою рекою и Аму-Дарью, где теперь живут киргиз-кайсаки (теперь их называют казахами – ЕЛ.).

    Как Кайсаки стали КазаХами

    Скифов на юг от Аму-Дарьи Арриан называет массагетами. Различие азиатских и европейских скифов основывается преимущественно на том, что спутники Александра считали Танаис или Сыр-Дарью тождественным с Танаисом или Доном и поэтому, вследствие своих недостаточных географических познаний, причисляли к Европе страну правого берега Сыр-Дарьи.

    Следующею причиною, которая заставила греков причислить скифов правого берега Сыр-Дарьи к Европе, было то обстоятельство, что греки очень хорошо заметили сходство их лица, языка и образа жизни с языком, лицами и образом жизни тогдашних обитателей южной России. Поэтому, нужно считать верным, что во время Александра западная отрасль славян, предков теперешних западных славян, уже достигла южной России, на что и указывает замечание Курция (VIII, 35), что оратор посланного к Александру скифского посольства сказал, что их народ распространяется от Бактрии до Фракии: «Ceterum nos ef Asiae of Europae custodies habbedis Baetra nisi dividat Tanais, contingimus esse fama fert»

    О том, что саки уже в древнее время достигли высокого культурного состояния, свидетельствует весьма древний санскритский письменный памятник, героическая поэма Магабгарата, а именно: рассказ о дарах, доставленных саками и другими народами царю Юдиштаре по случаю задуманного им великого жертвоприношения (асвамеда). Вот рассказ о принесенных дарах:

    «Я видел, что у ворот дожидались саки, тухары и канки, говорит Дудводана, один из героев Магабгараты, волосатые люди, со лбами украшенными рогами. Руки их были полны дарами: материями из шерсти ранку, из шёлка, из волокон дерева патто, тысячами кусков украшенных узорами материй, одеждами из тонкой хлопчатобумажной ткани и из тончайшей овечьей шерсти, нежными драгоценными мехами, длинными мечами с отточенными клинками, саблями, железными кольями, боевыми топориками, острыми секирами, напитками, разными благовониями и тысячами драгоценных камней…»

    Скифы и согдийцы, поддерживающие царский трон. Фрагмент рельефа в Персеполе После нашествия саков, о чём было говорено выше, на переднюю Азию, мидяне первые оправились от последствий нашествия и тотчас же стали мечтать об уничтожении ассирийцев. Вскоре на развалинах Ниневийской империи возникла империя мидян. Ниневия была разрушена до основания, и её имя не упоминается больше в истории. При индийском царе Фраорсте (Фравартис) Мидия вступила на путь завоеваний, и в 655-633 годах вместе с Парфией и Персией была покорена и Бактрия. Столетие спустя Бактрия вошла во времена Кира в состав созданной им огромной Персидской монархии, причем бактрийцы с подвластными жителями Согдиана и Маргианы добровольно признали владычество Кира и вместе со странами, населёнными скифскими племенами, составили 12-ю сатрапию Персидской монархии. Уже в это время Бактрия славилась своим просвещением и главный город её – Бактра – был важным пунктом торговли Средней Азии.

    Слово «таджик» происходит от персидского существительного тадж, корона, и означает «коронованный», «увенчанный». Более подробное объяснение этого слова и его историю мы находим у Н.В. Ханыкова.

    Голова Спитамена, согдийского военачальника Таджек или таджик, – говорит г. Ханыков, – значит, коронник, человек носящий корону. Но, само собой разумеется, продолжает г. Ханыков, что здесь дело идёт не о царском венце, а о том, который имеет такое важное и мистическое значение в зороастровом учении и коим, несомненно, прежде отличались последователи этой веры от неверных, подобно тому, как христиане доселе ещё отличаются ношением креста, а мусульмане чалмою. «Из всего этого, мне кажется, говорит Ханыков, позволено заключить, что слово таджик, как арабское слово салеби (крестник) или Бани салиб (сын креста), как наше слово крестьянин, т.е. крестящийся, носящий крест, крещённый, не было сначала именем этническим, т.е. именем какого-нибудь отдельного племени, а просто означало всех последователей учения Зороастра».

    Выше мы упоминали имя героического согдийца – аристократа и военачальника Спитамена, который организовал упорное и эффективное сопротивление войскам Александра Македонского, которые вторглись на его Родину, и погибшего не от руки врага в бою, но в результате предательства. Кстати таджики объявили его героем таджикского народа. У нас есть возможность увидеть, как он выглядел. По легенде скульптура-голова Спитамена была изготовлена по заказу Александра после гибели храброго согдийца в знак признания его подвигов и неустрашимости любимым художником-скульптором Александра Македонского по имени Лисипп. Хранится в одном из музеев Италии.



    Продолжение следует









  • •   Хронология
    1. Во Вселенной – миллиарды цивилизаций
    2. Мы все – пришельцы
    3. Археологические свидетельства
    4. Первая планетарная катастрофа
    5. Новая спецоперация Тёмных
    6. Атланты и Атлантида
    7. Вторая планетарная катастрофа
    8. Всё с начала…
    9. Ведические символы
    10. Тёмные продолжают наступление
    11. Создание «избранного» народа
    12. Подготовка к захвату господства над миром
    13. Организация повсеместного геноцида Русов
    14. Мария и Радомир
    15. Вечные свидетели – «Римские» виллы
    16. Белые Боги разных народов
    17. Русская культура
    18. Как было на самом деле
    19. Белые люди разных народов


    Decoupage Kokon.me с доставкой фурнитура для шкатулок челябинск

    Страница 1 . 2 . 3 . 4 . 5 . 6 . 7 . 8